lady_dalet (lady_dalet) wrote,
lady_dalet
lady_dalet

Category:

"Памяти моих предков посвящаю..." - 2.

Более далекие наши предки относились к немногочисленной группе церковных реформаторов, так называемых «крестителей» (они объявили себя сторонниками совершеннолетнего крещения), которые, будучи преследуемы римской церковью, находили себе убежища в расселинах гор и других укрытиях Швейцарии. Их потомки в этой стране и поныне называются «крестителями».

Под давлением преследований «крестители» двинулись вниз вдоль Рейна. Отдельные группы их оседали по пути на прирейнских землях. Наибольшая же группа (в которой были и наши предки) остановилась только у берегов Северного моря - в Нидерландах, тогдашних «Генеральных штатах», где им удалось значительно всколыхнуть движение.

Одним из руководителей этой группы был Менно Симонс, 1492 г. р., бывший католический священник, вышедший из этой церкви. Он образовал из разбросанных групп «крестителей» общины, выпустил первые основополагающие печатные издания.

Лишь после смерти Менно Симонса в 1561 году общины его последователей получили название меннонитов по примеру больших реформаторских церквей.

Каковы же основные принципы меннонитов?

Они отклоняли всякую разновидность иерархии,приняв за основу претворение в жизнь направления библейской общины, которая всем членам предоставляла одинаковые права и обязанности. Единство общины являлось во всех вопросах жизни решающей инстанцией.

Каждый в равной мере обязан любовным участием поддержать собрата, вдову или сироту. Служба выбранных старейшин, проповедников, дьяконов не оплачивается.
.
Община занимается воспитанием своих членов.
.
Кто пускается в беспорядочную жизнь, безнравственность, жадность, пьянство, ссоры, раздоры в семье или с соседями, или обличается в несправедливых действиях, того по решению общины исключают. Если же он искренне раскаивался, его могли принять вновь.

Крещение производится после определенной беседы по библии в присутствии всей общины, и только после крещения они становятся полноправными, равноответственными членами общины.
Любая клятва, т. е. уверение с призванием Бога, отвергалась. В случае необходимости требовалось торжественное обещание простым «да» или «нет».
Такая форма признавалась и прусским и русским правительством.

Воинская служба считалась, по библии, запрещенной.
.
Брак, заключенный с благословения общины, не подлежал расторжению
.
.
Когда же мир в брачной чете подвергался угрозе, обязанностью служителей общины было по возможности восстановить согласие. Если же супруги оставались непримиримыми, предстояло разлучение, но не развод. Вторичное вступление в брак считалось недопустимым нарушением заповеди.

К старейшим принципам меннонитов относилось то, что среди них не должно было быть нищих. Поэтому каждая община была обязана иметь фонд из добровольных взносов, чтобы в случае необходимости помочь нуждающимся.

Со стороны меннонитов действующие законы и правительства признавались. Лояльность была само собой разумеющейся обязанностью каждого, как и добросовестное исполнение налогов и податей. В случае требований государства, касающихся веры, основывались на слове: «Бога нужно слушаться больше, чем людей». Конфликты, возникающие на этой почве, во многих случаях кончались выездом в такие страны, где свобода веры гарантировалась.

Так, по причине жестоких гонений с 40-х годов XVI века меннониты массами переселялись из Нидерландов в Северную Германию, Польшу и Пруссию. (Наши предки переселились в Пруссию.)

За 200 с лишним лет эмигранты - меннониты почти целиком смешались с немецким населением Пруссии, усвоили его культуру, быт, традиции и нижненемецкое наречие - платтдейч. Поэтому все меннониты, переселившиеся затем в Россию, считают себя немцами.

Как в Нидерландах, так и в Пруссии нашим предкам пришлось осваивать лежавшие без пользы пустоши, осушать болота, корчевать кустарники, отвоевывать земли у моря путем строительства дамб и других сооружений.

Благодаря исключительному трудолюбию, организованности и коллективизму им удавалось в короткие сроки превращать непригодные участки в плодородные земли. Успехи в работе этих тихих поселенцев становились общеизвестными, где бы они ни появлялись.

К концу XVII века положение меннонитов, живших на территории Пруссии, стало ухудшаться. Прусские короли постепенно перешли к отмене ранее данных привилегий, к репрессиям и ограничениям.

В 1774 году король Фридрих II издал указ, которым, по существу, ликвидировались меннонитские землевладения. В этих условиях перед меннонитами встал вопрос о переселении.
Но куда?


2.1 Переселение в Россию.


Гонения на меннонитов в Пруссии совпали со временем, когда царское правительство России активизировало свою колониальную политику.

После завоевания больших территорий на юге и востоке русские власти решили приобретенные земли преобразить на пользу. Собственное русское крестьянство бедствовало под тяжестью крепостного строя, поэтому оно не могло заселять эти земли. Попытки же насильственного заселения закончились неудачей. В то время большие угодья на Волге и Украине лежали без пользы, невозделанными.

Уже при Елизавете граф Чернышев предложил вербовать поселенцев из соседних немецких государств, но его планы не были приняты, т. к. русская государственная церковь не хотела терпеть в своем народе иноверцев.
.
При Екатерине II вновь поднялся этот вопрос, чтобы во вновь обретенные земли внедрять культуру Запада и таким образом показать пример русскому народу в хозяйственном и культурном отношении.

В 1763 году Екатерина II издала Манифест «О дозволении всем иностранцам, в Россию въезжающим, поселиться в которых губерниях они пожелают». По этому Манифесту всем колонистам предоставлялись широкие льготы и свободное исповедание своей религии.

Откликнувшиеся первыми на этот Манифест и поселившиеся в степных районах нижней Волги были выходцами из южной Германии, по вероисповеданию лютеране и католики. Их поселения впоследствии образовали республику Немцев Поволжья.

Первая меннонитская колония в России образовалась в 1789 году на Днепровской дуге в Хортице. Она состояла из 228 семей, к которым в 1797 году присоединилось еще 118.

В 1803 году образовалась вторая меннонитская колония в Таврической губернии в районе реки Молочной с центральными городами Хальбштадт и Гнаденфельд, которым суждено было стать самыми большими центрами сосредоточения меннонитов в России.

Наших предков среди этих поселенцев еще не было. Они продолжали оставаться в Пруссии.
Революция 1848 года была причиной новых волнений в общинах Пруссии, так что снова стали строиться планы эмиграции. Русское же правительство считало заселение Украины законченным.
И все же посланным осенью 1851 года в Петербург депутатам Исааку Классен и Клаасу Эпп удалось договориться с правительством России о переселении в Самарскую губернию.

При этом правительство гарантировало всем меннонитам и их потомкам освобождение от воинской службы «на вечные времена».


В 1853 году первые поселенцы прибыли на «Соляный тракт». Это была большая дорога для транспортировки соли от озера Эльтон вглубь страны. У этого тракта, по которому и называлась колония, переселенцы получили 10.000 десятин (1 десятина = 1,25 га) степных земель.

Со временем выяснилось, что выделенных здесь земель для желающих переселиться в Россию недостаточно, так что руководству по переселению пришлось подыскивать новые территории. Такими оказались угодья на севере Самарской губернии в 120 км от Самары, которые граничили непосредственно с Казанской губернией. Здесь в 1859 году было выделено 10.000 десятин земли для последней немецкой колонии в России. Вот тут-то и поселились наши предки.

Приготовления к переселению в Пруссии проходили в относительно короткий срок. Большие фургоны, в которые впрягались по 3 - 4 лошади, нагруженные домашней утварью, одеждой, полевым инвентарем, конской сбруей и т. п., составляли солидный обоз, в котором участвовали в основном молодые семьи, устремившиеся на Восток. Нужно было преодолеть 2000 км по незнакомой стране. Никто не знал русского языка.
Все переселенцы, оставившие весной 1859 года осушенные земли Пруссии, были выходцами из крестьянского родa.

Когда граница Пруссии осталась позади, начались приключения. С юмором и остротами колонисты потом вспоминали это путешествие. Во время покупки корма для скота и продуктов питания, как и на ночлегах в русских населенных пунктах, возникала масса конфликтов и анекдотов из-за незнания языка. Население встречало переселенцев, шествие которых представляло для них зрелище, достойное внимания, исключительно гостеприимно.
.
Без серьезных происшествий переселенцы, после нескольких месяцев пути, в разгаре лета достигли места назначения.


Воспоминания Корнея Вибе
Tags: XIX век, XX век, pleidensheim, Германия и мир, Европа, Мама, Россия, история, моя семья, немцы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments