lady_dalet (lady_dalet) wrote,
lady_dalet
lady_dalet

Categories:

Сколько раз мы в течение XX столетия наблюдаем этот один-единственный сценарий!

Нюрнбергский трибунал — это лживый фарс, призванный навечно скрыть от возмездия подлинных виновников

Cтремление самым доступным способом УРАВНЯТЬ ШАНСЫ В ГРЯДУЩЕЙ ВОЙНЕ.


Продолжение:

"...Причем наиболее энергично немцы начали развивать свою военную авиацию после Хрустальной ночи — иными словами, после того, как ME объявило Третьему рейху войну не на жизнь, а на смерть.

В сухопутных войсках превосходство англо-французского блока (с примкнувшими поляками) над Германией было безусловным. О флоте мы в этой части вообще ничего не говорим — просто констатировав факт, что у Англии и Франции флот ЕСТЬ, а у Германии его НЕТ. И лишь в одном виде вооруженных сил у немцев был реальный шанс добиться равновесия со своими потенциальными противниками — в авиации.

Что такое военная авиация? - S.37

...

...Гитлер создал Люфтваффе — потому что понимал, что, лишь обладая эффективным средством парировать возможный удар вражеских полчищ с Востока и Запада, он сможет сделать Германию действительно суверенным государством.

Глава 5. Военно-морской флот

Воссоздание немецкого военно-морского флота началось вопреки общепринятому мнению, отнюдь не в результате злоумышлении нацистов, пришедших к власти в Германии в январе 1933 г. В данном случае обвинения надо было бы выдвигать германскому Министерству обороны еще Веймарской республики, которое утвердило кораблестроительную программу, беззастенчиво нарушающую ограничения Версальского мира, еще в 1932 г.

Данная программа включала в себя назревшие планы создания мореходных эсминцев (что Германии было запрещено), торпедных катеров (что запрещено было категорически), морской авиации (что запрещалось абсолютно) и подводных лодок (что было просто вопиюще беззаконным деянием). Так что обвинения с Адольфа Гитлера по этим пунктам можно снять — наступательные виды морских вооружений планировала создавать уже Веймарская республика.

Нацисты, кстати, военно-морское строительство начали с того, что его УЗАКОНИЛИ: в начале 1935 г. немцы предложили Великобритании заключить морское соглашение — априори соглашаясь с тем фактом, что британское доминирование на морях остается безусловным. Переговоры начались 4 июня 1935 г. и для участия в них прибыл лично шеф внешнеполитического отдела НСДАП Риббентроп — настолько это соглашение было важно для рейха.

18 июня 1935 г. договор был подписан. Де-факто он был двусторонним нарушением Версальского договора, ибо позволял Германии иметь надводный флот в 35 % от английского — в том числе «узаконивал» постройку заложенных за год до этого двух линейных крейсеров ("Шарнхорст" и "Гнейзенау"), двадцати мореходных эсминцев и первых собственно немецких подводных лодок. Заметим, кстати, что Гитлер со товарищи этот договор в части надводного флота НЕ НАРУШИЛИ — до самого конца Третьего рейха.

... S. 38

Итак, август 1939 г. - S. 39 - 44

...Так что можно подводить черту.

Немцы в 1935–1939 гг. бешено вооружались, лихорадочно строили танки, самолеты и боевые корабли. Они были страшны в своей неистовой страсти к оружию!

Да вот только результаты этой "чудовищной немецкой гонки вооружений" что-то уж больно неубедительны. Если не сказать больше…

А самое интересное во всей этой истории — даже не фактическая ничтожность (несмотря на все байки о всевозрастающей агрессивности Германии и о ее колоссальных вооружениях) германского военно-морского флота по сравнению с английским (по состоянию на 1939 г.). Самое интересное другое.

НЕМЦЫ НЕ СТРОЯТ ДЕСАНТНЫХ КОРАБЛЕЙ.

Вообще. Никаких. И даже таковых не проектируют.

И вот это и есть МОМЕНТ ИСТИНЫ.


Таким образом, история о немыслимом количественном и качественном росте немецких вооружений перед войной оказывается мифом — созданным агитпропом победителей уже после войны на базе легенд предвоенной пропаганды.

Реальные факты говорят совсем о другом — прежде всего, о том, что в тридцатых годах все европейские страны самозабвенно готовились к грядущей войне, спешно создавая новые системы вооружения и модернизируя старые — и Германия в этой гонке отнюдь не была заводилой!

В то время, когда ее рейхсвер довольствовался ветхим антиквариатом — тяжелыми и неудобными «максимами» Первой мировой — ВСЕ соседи Германии начали стремительное перевооружение своих армий на современные ручные и станковые пулеметы.

В то время, когда небо Третьего рейха только начинали бороздить считанные единицы бипланов Хе-51 — в самолетостроительных конструкторских бюро Англии и Франции уже разрабатывались скоростные монопланы ("спитфайры", «харрикейны», «моран-солнъе» и "блоки"), долженствующие в ближайшем будущем заменить многие сотни уже существующих истребителей-превосходящих малочисленных неуклюжих «немцев» как качественно, так и количественно (причем в несколько раз!).

Когда первый немецкий танк вышел за ворота завода — в армии Франции их насчитывалось более трех тысяч штук, й до самого мая сорокового немцам так и не удалось добиться хотя бы равенства с французами в бронетанковом вооружении.

Но, может быть, немцам и не надо было создавать гигантские запасы вооружений ДО войны? Может быть, им ничего не стоило понаделать смертоносного железа в считанные месяцы после начала вооруженного конфликта?

Прежде чем начать разговор о ресурсах, необходимых Германии для войны — советуем обратить внимание на таблицу, в которой приведены данные по основным полезным ископаемым и сырью, используемым немецкой промышленностью, и в которой указано, какой процент этих полезных ископаемых и сырья Германия могла получить с собственной территории в процентах к ежегодной потребности.

Итак, вот данные на 1 декабря 1938 г.:

Итак, какими полезными ископаемыми, необходимыми для ведения хозяйственной жизни в условиях войны (сиречь — в обстановке блокады) и для производства вооружений и боеприпасов, могла бы похвастаться Германия?

НИКАКИМИ.


То есть уголь, графит, цемент и калийные соли имелись в Рейхе в избытке (равно как и поваренная соль) — но ими, увы, запасы минеральных ресурсов и исчерпывались. К сожалению, наука в тридцатых годах не достигла еще современных высот и делать оружие и боеприпасы из графита и цемента не научилась; запасы угля, правда, давали небольшую надежду на то, что население не вымерзнет зимой, а калийных солей — что оно не загнется с голоду — но и все. .

Германия не производила ни хлопок, ни резину, ни жесть, ни платину, ни бокситы, ни ртуть, ни слюду. Ее запасы железной руды, меди, сурьмы, марганца, никеля, хрома, вольфрама, ванадия, молибдена, серы и шерсти были также крайне недостаточными (или отсутствовали вовсе). Ежегодное потребление нефти в Германии составляло свыше двенадцати миллионов тонн в год — и лишь пятьсот тысяч из них она могла добывать из собственных скважин под Ганновером.

Но такая ситуация, на самом деле, была отнюдь не трагичной В МИРНОЕ ВРЕМЯ. Немцы торговали со всем миром — в том числе и со странами, не совсем дружелюбно относившимися к Третьему рейху.

В мирных условиях при нормальном развитии гражданских отраслей экономики Германии все недостающее сырье и полезные ископаемые Третий рейх получал путем экспортно-импортных, товарообменных и клиринговых операций (не зря же во времена оны многомудрый господин Ялмар Шахт создал клиринговые палаты для расчета со всеми, почитай что, государствами восточной Европы).

Нефть шла из Венесуэлы, Мексики, Голландской Индии, Соединенных Штатов, СССР и Румынии, хромовые руды — из Югославии, железная руда, ферросплавы, сталь, цинк — из Швеции, из Испании — ртуть, добывавшаяся на крупнейшем к мире месторождении Альмаден, железная и свинцово-цинковая руды, пирит, свинец, олово, вольфрамовый концентрат.

Венгрия отправляла в Рейх нефть и бокситы, Финляндия — никель. Из Португалии шел вольфрамовый концентрат, из Турции-хром. Голландская Индия поставляла каучук и олово, плюс к этому — разные приятные излишества вроде кофе, чая, экзотических плодов.

В обратном направлении шли изделия германской промышленности — к концу тридцатых годов набравшей неслабые темпы и достигшей второго-третьего места в мире.

В 1939 г. национальный доход на душу населения составлял в

США — 554 доллара,

Германии — 520,

Великобритании — 468,

Франции — 283, Италии -140, а в Японии — только 93 доллара.

Так что немцы за шесть «нацистских» лет весьма серьезно поднялись в мировой "табели о рангах" — во многом благодаря своей мощной промышленности, производящей почти все, что тогда потреблял мир.


С началом же всеевропейской войны германская промышленность теоретически мгновенно садилась бы на жесткий сырьевой паек — и отнюдь не по тому, что британский флот сразу же отрезал бы Германию от заморских стран; как раз от океанской торговли Третий рейх практически зависел очень мало.

Ограничения по сырью становились жестокой неизбежностью ввиду того, что большая часть немецкого промышленного потенциала переориентировалась бы в случае войны на выпуск вооружения и боеприпасов — таким образом, резко уменьшая наличные запасы мирной продукции, необходимой для бартерных операций, клиринговой торговли и экспорта за валюту.

Поэтому война немецкой промышленности была абсолютно и категорически не нужна — она бы в момент уничтожила любовно взращиваемое и бережно лелеемое германскими промышленниками древо немецкой экономической гегемонии в Европе.

Немцы в случае начала войны вынуждены были бы сдать рынки сбыта своей продукции (находящиеся и на европейском континенте, и во многих других уголках земного шара) другим странам — вернее, стране. Которая с легкостью бы заменила Германию в качестве поставщика промышленной продукции!

Я говорю не о Великобритании, Франции или, еще нелепее, Польше. Я говорю о стране, которая — единственная! — извлекла прибыль из всемирного кровавого кошмара 1939–1945 гг.

Я говорю о Соединенных Штатах Америки — единственной стране, в чьих интересах было разжечь костер вселенского военного пожара…


...S .45-47

Итак, вооруженные силы Британской империи накануне войны (без учета подразделений, дислоцированных в Ираке, Палестине, Трансиордании, в Западной Африке и на базах в Атлантике) на 1 августа 1939 г. составляли: и совершив несложную арифметическую операцию сложения (добавив к 2 674 000 французских военнослужащих 1 662 000 британских), получаем общую численность войск англо-французского блока в 4 336 000 солдат и офицеров.

То есть в сентябре 1939 г. англо-франко-польская коалиция, собранная против Германии, могла выставить на линию огня 5 381 000 штыков и сабель — против 3 180 000 таковых, имевшихся в это же время у Третьего рейха. Причем все мобилизованные под знамена солдаты «первой» антигитлеровской коалиции были резервистами, то есть в свое время отслужившими срочную службу в своих армиях мирного времени — каковой в Германии до 1935 г. не было вообще…

Почти всегда историки, пишущие о начале Второй мировой, говоря об одном из участников антинемецкого союза, употребляют слово «Англия» — тем самым давая понять своим читателям, что против Германии воевала лишь маленькая часть Британской империи, расположенная на Британских островах. Это не так — войну Германии объявили все английские доминионы, в ней самое деятельное участие приняли все без исключения, британские колонии.

А население Британской империи к сентябрю 1939 г. насчитывало, между прочим, ЧЕТЫРЕСТА ДВАДЦАТЬ СЕМЬ МИЛЛИОНОВ ЧЕТЫРЕСТА ШЕСТЬДЕСЯТ СЕМЬ ТЫСЯЧ человек — проживающих на территории в ТРИДЦАТЬ ОДИН МИЛЛИОН ВОСЕМЬСОТ СЕМЬДЕСЯТ ДЕВЯТЬ ТЫСЯЧ квадратных километров. При том, что население Третьего рейха в 1939 г. составляло восемьдесят с небольшим миллионов человек на территории в 583 тысяч квадратных километров. Что называется, почувствуйте разницу и сравните экономический и мобилизационный потенциал сторон!

580 - Пятьсот восемьдесят миллионов человек и 45 - сорок пять миллионов квадратных километров территории (Британская империя, Франция с колониями и подмандатными территориями и Польша) — против 80 - восьмидесяти миллионов человек и чуть больше полумиллиона квадратных километров нищей на полезные ископаемые земли (у Германии)…

...S.48

Завершая разговор о соотношении сил сторон, автор не может пройти мимо того факта, что на стороне Германии в ее битве с англо-французами выступила Италия — на основании чего кто-то из читателей тут же поспешно приплюсует итальянское войско к вермахту. На что я отвечу, что Муссолини начал "свою войну" только 10 июня 1940 г.,

когда кампания была уже по факту закончена — и, более того, Гитлер был отнюдь не в восторге от того, что в «его» войну вмешалась Италия. Ибо в этом случае Средиземное море становилось "морем войны", и немцы вынуждены будут тратить свои и так небольшие силы на помощь "наследникам Рима", с треском проигравшим свою североафриканскую кампанию.


К тому же в 4 336 000 союзных войск на Западном фронте мы не включаем бельгийцев и голландцев — ибо оные стали участниками антигерманской коалиции поневоле, до утра 10 мая 1940 г. будучи нейтралами. Но немецкое вторжение тут же заставило короля Леопольда и королеву Вильгельмину стать на сторону англо-французского блока — впрочем, никакой особой помощи от голландских и бельгийских войск этот блок не получил.

Таким образом, подведем итог.

Немцы одержали победу в мае-июне сорокового года отнюдь не по тому, что имели больше солдат, танков, самолетов или пушек. Всего этого у них было меньше, чем у союзников. Но у немцев была Идея — которой не имели их враги; и именно в этом и была причина победы Третьего рейха над своими более вооруженными и более оснащенными врагами. Да и выхода у них не было — иначе их продали и разорили бы, как Польшу. Ну, не хотелось им так.

Фашизм, или там коммунизм, или еще что-то-это просто названия, просто ярлыки. Не стоит загонять страну в угол — иначе агрессия неизбежна. Сколько раз мы в течение XX столетия наблюдаем этот один-единственный сценарий!

Загонять в угол, блокировать экономически, затаскивать в долговую яму, а потом провоцировать смуту и вводить войска?

Но насчет внутренней смуты не получилось, потому что к власти пришел Гитлер — диктатор, объединивший нацию в единый организм.

Постойте, а не то ли это самое, что мы видим сегодня, глядя на искусственно созданное и умело подогреваемое противостояние с исламским миром — ну, не хотят арабы бесплатно поить Америку нефтью! И не хотят они банков по нашему образцу, тем более еврейских банков! Конечно, они предпочтут войну полному разорению…

А США — снова там, у себя, за океаном… Или на этот раз не совсем? Вообще-то не дай Бог (и Аллах), но нужно быть Бушем, чтобы обидеться на бывшего сокурсника и соратника Бен Ладена (практически соправителя Саудовской Аравии) за то, что тот не захотел «по-доброму» сдать свою страну и показал в целях разъяснения, каким может быть исход. Конечно, космополиту Бушу родина— там, где карман. Ему особо и до Америки дела нет. Поэтому некоторые вещи и кажутся таким космополитам странными.

Выходит, мы снова на волосок от пожара? Да!

Немцы сражались во имя своего Отечества — их противники не понимали, во имя чего им надлежит умирать.

Как писал тот же Сент-Экзюпери:

"Родина — это не совокупность провинций, обычаев, предметов, которые всегда может охватить мой разум.

Родина — это Сущность… Мы пренебрегали сущностью человека. Мы полагали, что хитрые махинации низких душ могут содействовать торжеству благородного дела, что ловкий эгоизм может подвигнуть на самопожертвование, что черствость сердца и пустая болтовня могут основать братство и любовь. Мы пренебрегали Сущностью".


И еще пару фраз из пронзительного "Военного летчика":

"Действовать с воодушевлением можно только тогда, когда действия имеют очевидный смысл. Не жаль спалить урожай, если под его пеплом будет погребен враг.

Нужно, чтобы то, ради чего умираешь, стоило самой смерти. Война — это приятие не риска. Это приятие не боя. Наступает час, когда для бойца — это просто-напросто приятие смерти. Умирают за дом, а не за вещи и стены. Умирают за собор — не за камни. Умирают за народ — не за толпу. Умирают из любви к Человеку, если он краеугольный камень Общности. Умирают только за то, ради чего стоит жить".


Последний Великий Француз понял в последние, самые трагические, самые черные дни июня сорокового простую истину — чтобы умереть за Родину, надо ее любить больше, чем себя, больше, чем свою жизнь.

"Чтобы действовать на благо моей Родины, я должен каждый миг стремиться к этому всей силой моей любви…

Братьями можно быть только в чем-то. Если нет узла, связывающего людей воедино, они будут поставлены рядом друг с другом, а не связаны между собой. Нельзя быть просто братьями. Мои товарищи и я — братья в группе 2/33. Французы — братья во Франции".

Немцы в мае сорокового чувствовали себя "братьями в Германии" — ибо во имя того, чтобы это произошло, и шла к власти НСДАП, и именно для этого она делала все возможное после 31 января 1933 г., когда канцлером Германии стал Адольф Гитлер. Почему он пришел к власти?

Потому что он объединил нацию — ведь ВСЕ БЫЛИ ПРОТИВ НЕМЦЕВ, ФАКТИЧЕСКИ — ПРОТИВ НЕМЕЦКОГО НАРОДА.

Гитлер мог говорить или делать все что угодно. Но каждое его слово или действие делало немцев "братьями в Германии", поэтому он стал лидером.


А французы не были "братьями во Франции" — наоборот, все тридцатые годы республику раздирали социальные и классовые конфликты, к власти в стране приходили то «левые», то «правые» — и каждый раз новое правительство принималось яростно менять внутреннюю и внешнюю политику государства согласно собственным воззрениям…

До интересов ли Франции и французского народа было этим людям?

Увы, летом сорокового года эта чехарда дала о себе знать самым жестоким и безжалостным образом; французский солдат не понимал, во имя чего он сражается — и посему катастрофа французского фронта стала неизбежной…"


Усовский А. В. » Антинюрнберг. Неосужденные... » в сокращении.


Кто такой НЕМЕЦ

Tags: XX век, Америка, Англия, Германия, Германия и мир, Тевтонский Орден, война, евреи, история, немцы, тамплиеры, фальсификация истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments