lady_dalet (lady_dalet) wrote,
lady_dalet
lady_dalet

Categories:

Тевтонцы ХХ века - 3. "Кто натравил Гитлера на СССР."

Но война на английских коммуникациях для Германии началась с неприятного инцидента.

3 сентября 1939 года командиры немецких военных кораблей (рейдеров и подводных лодок), находящихся в открытом море, получив по радио сообщение о начале войны, вскрыли пакеты с оперативными планами на этот случай.

В районе Гебридских островов находилась подводная лодка U-30 под командованием обер-лейтенанта Фрица Лемпа. Как только он, получив известие о начале войны, вскрыл свой пакет с приказом командующего, в перископе показался пассажирский лайнер «Атения».

Ну, а дальше – дело техники. «Пассажир» шел без охранения (да и какое охранение? Война двадцать минут как началась!), был похож на вспомогательный крейсер (во всяком случае, именно так объяснил адмиралу Деницу причину атаки командир U-30). И поэтому в 19.45 получил торпеду в левый борт!

Обер-лейтенант Лемп нарушил положения статьи 22 Лондонского морского договора 1930 года, который Германия подписала в 1936-м и которая гласила: «подводная лодка… не имеет права топить торговое судно, предварительно не поместив пассажиров, экипаж и корабельные документы в безопасное место». Кроме того, он пренебрег положением Гаагской конвенции (также подписанной Германией),

которая требовала от подводных лодок подниматься на поверхность и подавать предупредительный сигнал перед тем, как атаковать торговое судно. Соблюдение подобного юридического «анахронизма» (очень скоро о нем забудут подводники ВСЕХ государств, участвующих в этой войне) было следствием прямого приказа Гитлера, который всеми силами все же старался удержать Англию от активных действий в начавшейся войне. То есть командир U-30 нарушил не только подписанные Германией международные соглашения – он осмелился ослушаться и своего фюрера!

Немцы, надо сказать, попытались сделать хорошую мину при плохой игре. Сначала германская пропаганда предприняла попытку поднять волну слухов: «Атению» потопили русские… «Атения» подорвалась на мине… «Атению» потопили ирландские мятежники… Потом доктор Геббельс выдвинул совсем уж фантастическую версию гибели пассажирского лайнера.

Его, дескать, потопили… англичане! Чтобы спровоцировать вспышку недружественных настроений по отношению к Третьему рейху со стороны американцев (во время катастрофы погибло 28 подданных США).

При этом немцы довольно долго просто НЕ ЗНАЛИ, кто реально потопил «Атению»! Подводным лодкам было приказано соблюдать строгое радиомолчание, и правда об этой трагедии стала известна лишь 30 сентября, когда U-30 вернулась в Вильгельмсафен.

* * *

Битва за Атлантику началась с потопления пассажирского лайнера – это было позорное пятно на немецком военно-морском флаге. Но затем, в течение последующих девяти месяцев, германские моряки явили миру столько героических деяний, что позор «Атении» можно было смело считать смытым с их репутации.

Подводные лодки и рейдеры немецкого флота атаковали английские транспорты по всей Атлантике. Правда, рейдерство «Дейчланда» (с 24 августа по 15 ноября) особых лавров не принесло – крейсер потопил всего два торговых судна, а затем, захватив нейтральный американский пароход «Сити оф Флинт», принес изрядные проблемы германскому МИДу и бесславно вернулся на родину.

Зато рейдерство «Адмирала графа фон Шпее» было крайне удачным – до 12 декабря 1939 года. За время своей войны на английских коммуникациях этот немецкий «карманный линкор» потопил и захватил 9 транспортов (среди которых весьма ценные, в грузу, пароходы «Клемент» (5051 тонн водоизмещением), «Хантсмен» (8196 тонн) «Тревеньян» (5000 тонн), «Дорик Стар» (10 093 тонны), «Тайроа» (7983 тонны), «Стреоншаль» (3895 тонн)) общим водоизмещением 50 147 тонн – и при этом НЕ ПОГИБ НИ ОДИН ЧЕЛОВЕК!

Впрочем, все хорошее (для немцев в данном случае) рано или поздно кончается. «Адмирала графа фон Шпее» эскадра британского коммодора Генри Харвуда поймала в 6 часов утра 12 декабря 1939 года. Хотя общий вес залпа трех английских крейсеров (тяжелого «Эксетера» и легких «Аякса» и «Ахиллеса») составлял всего 1300 килограммов (против 1800 килограммов «немца»), эта встреча закончилась для рейдера печально. Получив попадания двумя 203-мм и восемнадцатью 152-мм снарядами, «Адмирал граф фон Шпее» решением его командира укрылся в порту Монтевидео, где из-за бесчестного поведения уругвайцев и окончил свой доблестный путь.

Почему бесчестного? А очень просто. По международным законам корабли воюющих держав не могут остаться в нейтральном порту более 24 часов. Но 14-я статья Лондонского договора (подписанного, по иронии судьбы, ВСЕМИ участниками этой войны) гласит: «Если только эти корабли не повреждены или не ожидают улучшения плохой погоды».

То есть немецкий рейдер по всем международным законам мог спокойно отремонтироваться в Монтевидео и лишь затем, после окончания ремонта, покинуть этот порт в предписанные упомянутым Соглашением 24 часа. Уругвайское же руководство дало командиру крейсера капитану Лангсдорфу для этих целей всего трое суток – что было очевидной и злой насмешкой над международным морским правом.

Посему вечером 17 декабря 1939 года героический рейдер был взорван и затоплен в устье Ла-Платы.

«Для капитана, знакомого с понятиями чести, вне всякого сомнения, совершенно очевидно, что его личная судьба не может быть отделена от судьбы корабля»
– это строки из последнего письма капитана I ранга Лангсдорфа, пустившего себе пулю в лоб спустя несколько часов после гибели его корабля.

«Я могу только доказать своей собственной смертью, что солдаты Третьего рейха готовы умереть во имя чести своего флага».
Он это доказал.

На могилу тридцати шести немецких моряков, погибших в бою с британской эскадрой и похороненных в Монтевидео, лег венок с надписью: «Памяти отважных моряков от их товарищей из британского торгового флота». Этот венок положили офицеры английских торговых кораблей, взятых в плен Лангсдорфом и в этот день получивших свободу…

После гибели рейдера «Адмирал граф фон Шпее» немцы еще несколько раз предпринимали попытки вести крейсерскую войну с Англией силами надводных кораблей. В 1940 году это пытались сделать вспомогательные крейсера, переоборудованные из торговых судов, – с весьма неплохим результатом (потоплено транспортов общим водоизмещением 114 000 тонн), затем – «Шарнхорст» и «Гнейзенау»; в течение войны малоуспешные набеги на коммуникации противника совершали «Хиппер» и «Адмирал Шеер».

Но основная нагрузка в битве с английским судоходством уже с первых месяцев войны начала ложиться на подводные лодки, и чем с каждым днем все труднее немцам становилось выводить в океан надводные корабли – тем больше надежд они возлагали на свои субмарины.
Впрочем, эти маленькие хрупкие кораблики уже осенью 1939 года совершили несколько поистине эпических подвигов, о которых нельзя не рассказать.

Первым из четырех немецких подводников, ставших вскоре легендой – Гюнтера Прина, Отто Кречмера, Иоахима Шепке и Отто Шухардта, – отличился последний, командовавший подводной лодкой U-29.

17 сентября юго-западнее Ирландии его подводная лодка поймала в перекрестие своего перископа английский авианосец «Корейджес». Его командир, капитан I ранга Макейг-Джонс, на заходе солнца отправил два эскортировавших авианосец эсминца проверить сообщение одного из перепуганных торговых судов о появлении в проливе Святого Георгия неизвестной подводной лодки – и остался без прикрытия.

Этим и воспользовался капитан-лейтенант Шухардт – его подводная лодка бесстрашно атаковала огромный корабль, начавший было прием на свою палубу самолетов. Две торпеды из трех выпущенных поразили «Корейджес» – и через двадцать минут авианосец перевернулся и затонул, унося с собой 517 членов экипажа и своего командира.

Но победа Шухардта была, в общем-то, несмотря на ее значимость, все же просто успешно проведенной атакой в открытом море – для чего, собственно, подводные лодки и строятся. Его товарищ, Гюнтер Прин, совершил же доселе немыслимое.

Его подводная лодка U-47 атаковала и потопила английский линкор «Ройал Оук» прямо в английской военно-морской базе Скапа-Флоу!

Нельзя сказать, что подобная атака была чем-то сверхъестественным – до этого немецкие подводные лодки дважды (еще в Первую мировую) пытались прорваться в «спальню» британского линейного флота. Первой была U-18 капитан-лейтенанта фон Хеннига (осенью 1914 года). Эта лодка успешно проникла в базу, но, не застав там английского флота, на отходе была протаранена британским эсминцем и утонула. Экипаж спасся и попал в плен.

Англичане сделали выводы из этого происшествия – и, когда в самом конце войны U-116 капитан-лейтенанта Эсманна попыталась повторить подвиг своих товарищей, она была потоплена вместе со всем экипажем.

С началом новой войны с Великобританией немецкий флот (командование его подводных сил во главе с коммодором Деницем) вновь решило испытать судьбу и прорваться в Скапа-Флоу, с тем чтобы атаковать британские линкоры в их собственном «доме». На должность будущего героя (если атака удастся) был назначен один из двух дюжин командиров океанских субмарин серии VIIB – лейтенант Гюнтер Прин.



Вечером 13 октября его лодка, преодолев множество преград, прорвалась в Главную базу британского Флота метрополии и около часа ночи атаковала стоящий на якоре линкор «Ройал Оук». Торпеда попала в носовую часть британского корабля, но особых повреждений ему не нанесла.

Более того – офицеры корабля решили, что это какой-то внутренний взрыв в носовых погребах зенитной артиллерии или, может быть, бомба, сброшенная с высотного немецкого разведчика (за неделю до этого немецкие самолеты несколько раз появлялись над базой). В общем, англичане никак не связали взрыв на линкоре с торпедным попаданием.
А зря.

Британский линкор никак не хотел тонуть – поэтому Прин, уже начавший выход из английской базы (не менее трудный, чем вход), решил вернуться, перезарядить торпедные аппараты и доделать начатое. И в 1.22 снова атаковал «Ройал Оук»!



На сей раз торпеда попала в мидель, и линкор получил весьма серьезные повреждения. Но зато вторая атака переполошила всю гавань, заметалась брандвахта, на дежурных эсминцах загрохотали колокола громкого боя. Англичане поняли, наконец, что в «спальне» их линейного флота хозяйничает немецкая подводная лодка!

Британский линкор, получив вторую торпеду, вскоре затонул, унеся с собой на дно 24 офицера и 809 матросов. Подводная же лодка U-47, несмотря на неистовое преследование английских эсминцев, смогла выскользнуть из ловушки Скапа-Флоу и утром 17 октября вошла в Вильгельмсхафен. На борт лодки поднялся гросс-адмирал Редер и вручил всему экипажу Железные кресты.

Прин, за три дня до этого почти никому не известный командир рядовой подводной лодки, в этот день стал героем всего рейха. Самолетом экипаж субмарины был доставлен в Берлин, и на ступенях Рейхсканцелярии Адольф Гитлер вручил командиру U-47 Рыцарский крест.

С точки зрения военной пропаганды, подвиг Прина и его экипажа был бесценен. С точки зрения военно-морского противостояния – он, к сожалению, почти ничего не решал. Британия лишилась одного из устаревших линкоров типа «Ривендж» – у нее в строю по-прежнему оставалось четырнадцать кораблей линии (плюс пять достраивалось). Рейд U-47 был, вне всяких сомнений, выдающимся военным подвигом, примером доблести и отваги – но поколебать британское господство на море он никак не мог.

* * *

Подводные лодки, несмотря на их малочисленность, с сентября 1939-го по апрель 1940-го настойчиво сражались с британским судоходством – причем, если принять в расчет то, что в этот период на английских торговых путях не действовало более двух дюжин немецких субмарин, – достаточно успешно. В 1939 году торговый флот Великобритании и ее союзников потерял 222 транспорта общим тоннажем 775 397 тонн – большую часть из-за атак из-под воды.

Всего до начала июня 1940 года немецкие подводные лодки потопили 199 торговых кораблей общим водоизмещением 701 985 брутто-регистровых тонн, от мин, выставленных ими на фарватерах, погибло еще 115 судов (394 533 брт).

Результаты были неплохи, и в целом можно сказать, что подводная война против британского судоходства шла относительно успешно – но надо отметить, что ее эффективность к началу весны сорокового года достигла своего возможного максимума и дальше расти уже не могла. Почему?

Потому что немецким лодкам нужно было тратить до 70 % своей автономности на преодоление расстояния от Вильгельмсхафена до торговых путей врага. И, чтобы кардинально улучшить ситуацию, радикально увеличить срок нахождения лодок на боевых позициях, немцы должны были как-то решить эту проблему.

Поскольку существенно, в два-три раза, увеличить дальность хода (а следовательно, и автономность) подводных лодок без радикальной смены модельного ряда в то время было невозможно, а построить еще сотню-другую субмарин можно будет не ранее следующих полутора-двух лет – естественным решением было бы перенести базы флота поближе к торговым путям врага.

В идеале – в порты Бретани и Бискайского залива; а если уж мечтать по-крупному – то базировать субмарины на гавани Ирландии или Исландии. Тогда уж британское судоходство точно будет задушено в колыбели. Увы, последний вариант – из области беспочвенных фантазий…

Впрочем, даже перенос баз подводного флота ближе к торговым путям противника отнюдь не решал главной проблемы – проблемы несоответствия наличных сил поставленным задачам. И вот почему.

Из книги А. Усовского "Кто натравил Гитлера на СССР."
.
Продолжение следует.
Tags: XX век, Англия, Германия, Германия и мир, война, немцы, фальсификация истории, язык
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments