lady_dalet (lady_dalet) wrote,
lady_dalet
lady_dalet

Categories:

История возникновения Ордена Святого Иоанна.

Пьер Жерар де Мартиг, основатель Ордена иоаннитов  - Панталеоне (Пантелеимона) Мавра (Мауро.
Картинки по запросу орден святого иоанна крестителя иерусалимского

История возникновения Ордена Святого Иоанна начинается, вопреки широко распространенным, но от того не менее ложным, представлением, задолго до эпохи Крестовых походов, восходя еще к IV веку п. Р.Х., когда паломники из многих христианских стран Западной Европы устремились на поклонение христианским святыням в Святую Землю (Землю Воплощения).

Дальность и трудность путешествия приводили к тому, что многие пилигримы прибывали в Иерусалим усталыми, истощенными, голодными, тяжело больными, «не имея где главы преклонить», по слову Святого Евангелия, а зачастую — не имея денег для оплаты лечения, еды и ночлега.
.
Заботу о них взяли на себя члены монашеского братства, устроившие небольшой госпиталь (странноприимный дом), неподалеку от храма Святого Гроба (Гроба Господня). В середине VI в. римский папа Григорий Великий направил в Святую Землю аббата Проба с целью восстановления старых и постройки новых странноприимных домов для паломников, поток которых в Иерусалим постоянно возрастал.

Сохранились глухие сведения об одном из таких предшественников Ордена госпитальеров — странноприимном братстве итальянского купца Панталеоне (Пантелеимона) Мавра (Мауро) из итальянского города Амальфи, находившегося в первой половине XI в. в вассальной зависимости от православной Восточной Римской (Ромейской) Империи (именуемой позднейшими историками «Византийской»).

Об амальфийце Мавре почти не сохранилось достоверных известий, однако любопытно, что символ Ордена госпитальеров — характерной формы «мальтийский» восьмиугольный (впоследствии — восьмиконечный, с «ласточкиными хвостами» на концах) крест — еще задолго до основания Ордена встречался на монетах города Амальфи.
Wappen
Город Амальфи, как полагают, основан в IV столетии Константином Великим.

Возможно, первые госпитальеры избрали его своей эмблемой в память об амальфийском основателе странноприимного братства. Впрочем, кресты аналогичной и подобной формы встречались с самых первых веков зарождения христианства (на Востоке даже раньше и чаще, чем на Западе, причем не только у православных христиан, но и в древних восточных Церквях Армении, Абиссинии, Сирии и Египта).

С другой стороны, в первоначальных уставах (статутах) иоаннитов говорилось только о необходимости носить на черной одежде белый крест, без упоминания формы этого креста. А с учетом того обстоятельства, что по более поздним «Правилам» Магистра Раймонда дю Пюи госпитальерам предписывалось носить на красной военной одежде белые кресты простой прямой формы, и что такой же прямой белый крест украшал красный боевой стяг (знамя) иоаннитов (лат.: Vexillum Hospitalis), да и по сей день украшает государственные флаг и герб Суверенного Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты, появление в госпитальерской символике восьмиконечного «иоаннитского» («мальтийского») креста однозначно следует отнести к более поздней эпохе.
Cross of the Knights Hospitaller.svg
В соответствии с другой версией ранней истории иоаннитов, их братство возникло еще раньше, в самом начале XI в., и было основано благочестивым купцом Мавром из того же итальянского города Амальфи, из которого, по версии приведенной выше, якобы происходил Пантелеимон Мавр (Панталеоне Мауро).
.
По этой другой версии, у Мавра (это не этноним, а имя, римского происхождения — «Маурус», отнюдь не означающее, что его носитель был темнокожим «мавром», т.е. бербером, арабом, эфиопом или негром-«мурином», как порой ошибочно полагают), был сын Панталеоне (Пантелеимон),
сменивший его в качестве главы («ректора») иерусалимских странноприимцев, до самого взятия Иерусалима участниками Первого крестового похода в 1099 г. находившихся в подчинении православных Патриархов Иерусалимских.

Владевшие в описываемое время Иерусалимом мусульмане («сарацины», «агаряне», «измаильтяне», «магометане») не вмешивались в местные церковные отношения, сохранившиеся неизменными со времен, когда Иерусалим принадлежал православной Восточной Римской Империи.

Около 1040 г. монах бенедиктинского Ордена Петр Жерар (Герард) де Дорн (именуемый, впрочем, в иных источниках также «де Торн», «Тома Токе Жерар» и по-иному), выходец из Прованса (или из итальянского города Скала — в этом отношении также не имеется полной ясности), вместе с другими подвижниками основал в Иерусалиме на месте старого странноприимного дома времен аббата Проба новый госпиталь («странноприимницу») для больных паломников, освященный первоначально во имя патриарха Александрийского первых веков христианства Святого Иоанна Элеимона (Милостынедателя).

Рядом вскоре появились церковь, освященная в честь Святой Марии Латинской и госпиталь при ней, на расстоянии всего лишь «одного броска камня (из пращи — В.А.) от Гроба Господня». В нем было 2 отдельных здания: одно для мужчин, другое — для женщин. В церкви служили монахи-бенедиктинцы («братия черного облачения»). Постепенно День рождества Иоанна Крестителя, как бы «вытеснившего» первого покровителя госпитальеров — Иоанна Милостынедателя — становится у них особо чтимым праздником, а за монахами-госпитальерами вскоре закрепляется еще одно имя — «иоаннитов».
Картинки по запросу Oрден странноприимцев святого Иоанна

Пример Герарда де Дорна и его товарищей вдохновил многих современников, которые с радостью приняли на себя монашеские обеты целомудрия (безбрачия), нестяжания (бедности) и послушания, и дали клятву «бедных братьев госпиталя Святого Иоанна»: «служить рабами и слугами своим господам и повелителям, каковыми являются все слабые и больные». Одеянием госпитальерам-иоаннитам служили черные рясы вышеупомянутых монахов-бенедиктинцев (членов древнейшего монашеского Ордена Европы, основанного Бенедиктом Нурсийским в VI в. п. Р.Х.; первым монастырем монахов-бенедиктинцев стал знаменитый монастырь Монте-Кассино).

С началом Крестовых походов (1096-1291 гг.) значение братства госпиталя Святого Иоанна оказалось поистине трудно переоценить. Больные и раненые прибывали в огромных количествах, и все они требовали лечения, ухода, а нередко и христианского погребения.

По старинной легенде, в ходе Первого Крестового похода (1096-1099 гг.) Петр Герард де Дорн оказался в стане сарацин, в осажденном крестоносцами Иерусалиме. Насильно призванный мусульманами вместе с другими иерусалимскими христианами к обороне Святого Града от крестоносцев (которых сарацины называли «франками») на крепостные стены, Герард бросал на головы крестоносцам не камни, как повелевали иноверцы, а свежевыпеченные хлебы, в которых очень нуждались осаждающие, ибо после длительной осады города в рядах крестоносцев начались голод и болезни. Узнав об этом, сарацины взяли Петра Герарда, не успевшего сбросить вниз со стены очередной каравай хлеба, под стражу и привели к мусульманскому правителю Иерусалима. Герарда неминуемо ожидала жестокая казнь, но вдруг, на глазах у правителя и других мусульманских чиновников, хлеб в руках Герарда превратился в камень такой же величины.

Герард де Дорн был помилован сарацинами, а 15 июля 1099 г. осажденный «латинянами» Иерусалим пал, и войска крестоносцев под предводительством герцога Нижней Лотарингии (Брабанта) и потомка восстановителя Западной Римской Империи, короля франков Карла Великого — Готфрида (Годфрида, Годфруа) Бульонского — вступили в город. Готфрид, известный своим христианским смирением (он даже отказался от предложенной ему крестоносцами короны короля Иерусалимского, ибо счел себя «недостойным носить золотой венец царя земного там, где Сам Царь небесный — Искупитель и Спаситель рода человеческого Иисус Христос — был увенчан венцом терновым»), благоволил к смиренному странноприимному братству. Впоследствии Герард де Дорн (как и его преемник на посту главы госпитальерского братства — Раймонд дю Пюи) был причислен римской Церковью к лику блаженных (лат.: Beatus).
.
Похожее изображение


Приняв титул «адвоката (охранителя) Святого Гроба», герцог Готфрид Бульонский (считающийся также основателем духовно-рыцарского Ордена Святого Гроба Господня) даровал госпитальерам полную автономию, а «ректор» иоаннитов Герард, уже при жизни прозванный Блаженным, реорганизовал свое братство в постоянно действующий монашеский Орден,
.
члены которого стали, в память о своих основателях-бенедиктинцах, носить черные рясы и плащи, позднее украшенные белым крестом, поначалу прямым, а впоследствии — восьмиконечным, который с середины XVI в., когда иоанниты под натиском магометан перебрались на остров Мальту, (но не ранее того!) стали именовать «мальтийским».

Существует несколько гипотез о происхождении эмблемы иерусалимских госпитальеров — упомянутого выше так называемого «иоаннитского», или «мальтийского» восьмиугольного (восьмиконечного) креста. По одной, уже упоминавшейся выше, такой крест чеканили на монетах, а во время паломничества носили на одежде граждане упомянутого выше итальянского города Амальфи, откуда был родом Панталеоне Мауро (или же Мауро и его сын Панталеоне).

Символически данная форма креста толкуется следующим образом: 4 конца креста символизируют четыре христианских добродетели, а его 8 углов — 8 категорий «блаженных», перечисляемых в Нагорной проповеди Спасителя, или 8 христианских добродетелей.
.
Белый крест на красном поле (после того, как иоанниты из чистых «госпитальеров», т.е. странноприимцев, превратились «по совместительству» и в военных, они в походах стали носить под черными плащами, а в бою — и без плащей — красные полукафтанья — сюрко, налатники или котты) символизирует чистоту помыслов христианина и безупречность рыцарской чести на кровавом поле войны.
.
Картинки по запросу орден святого иоанна крестителя иерусалимского

В первые десятилетия своего существования молодой Орден Святого Иоанна, подобно большинству религиозных Орденов Западной Церкви, являлся составной частью строгой церковной иерархии. Однако, хотя Орден госпитальеров и оставался по своему юридическому статусу религиозной корпорацией, он, тем не менее, отличался по своему положению от других, «типичных» Орденов того времени, поскольку располагался не в христианской стране, а за ее пределами, на территории, над которой господствовали мусульманские правители. Благодаря этому обстоятельству Орден Святого Иоанна с момента своего зарождения оказался как бы в «зоне международной напряженности».

Вскоре Иерусалимский Госпиталь перерос рамки чисто религиозного объединения. Необходимость вооруженной защиты Церкви от неверных ставила перед госпитальерским братством военные и политические задачи, что обусловило его превращение в духовно-рыцарский Орден и было документально оформлено в Генеральном уставе Великого Магистра фра (брата) Гуго (Юга) де Ревеля в 1272 г.

Булла римского папы Пасхалия II и последующие акты папы Луция II, освободившего иоаннитов от юрисдикции местных епископов, превратили Орден госпитальеров в суверенную корпорацию, независимую от светских властей и церковной иерархии на местах. .
.
Папы римские Адриан IV, Александр III и Иннокентий III также предоставили Ордену иоаннитов ряд привилегий, а папа Климент IV даровал главе Ордена титул «Великого Магистра Святого Госпиталя Иерусалимского и Настоятеля Рати Христовой».

Постоянная необходимость самоотверженной и кровопролитной обороны «франкских» (или «латинских» — то есть, западноевропейских) владений в Святой Земле от сарацин (мамелюков, арабов и турок-сельджуков, а затем и турок-османов), которые на протяжении столетий упорно пытались расширить границы исламского мира и пробиться в европейское Средиземноморье, как уже говорилось выше, поставила перед Орденом Святого Иоанна, наряду с его первоначальной, чисто благотворительной задачей, новую, военно-политическую, которая и предопределила дальнейшее развитие Ордена и его статус в рамках мирового содружества.

Закрепленная в папских постановлениях и дарованных иерусалимскими королями и неоднократно подтверждавшихся впоследствии венценосцами «Священной Римской Империи» привилегиях независимость Ордена иоаннитов от всех других государств и властей, как светских, так и духовных, а также общепризнанное за иоаннитами право иметь собственные вооруженные силы, флот и самостоятельно вести военные действия заложили основу его международного суверенитета.
.
Главнейшими крепостями иоаннитов в Святой Земле были Аккон (Акка, Акра, Экрон, Аккарон, Екрон, Сен-Жан д’Акр, Птолемеис или Птолемаида), Маргат и Крак-де-Шевалье. Последняя из вышеперечисленных госпитальерских твердынь обладала столь мощными укреплениями, что даже в период израильского вторжения в Ливан 1982 г. все еще служила оплотом палестинским партизанам, выдерживая ракетно-артиллерийский обстрел регулярных израильских войск.

Превратившись со временем из скромного странноприимного монашеского братства в сильнейшую военно-политическую организацию, Орден сменил свое официальное название на «Рыцари-Госпитальеры Ордена Святого Иоанна Иерусалимского». (Заметим в скобках, что принятое в русской исторической литературе словосочетание «Орден Святого Иоанна Иерусалимского» возникло в результате неточного перевода названия Ордена с латинского языка еще при Петре I).

Никакого «Святого Иоанна Иерусалимского» церковная история, как известно, не знает. Первоначальный покровитель Ордена госпитальеров — Святой Иоанн Милостивый, или Милостынедатель (по-гречески: Элеимон), как известно, жил не в Иерусалиме, а в Александрии.
.
Сменивший его в качестве небесного покровителя Иоанн Креститель также жил не в Иерусалиме, а в Галилее. Правильнее было бы называть странноприимное братство «Орденом рыцарей госпиталя Святого Иоанна, что в Иерусалиме», что соответствовало бы его буквальному названию на латинском и на других языках, где слово «Иерусалимский» относится не к имени святого, а к городу. Однако неправильный перевод, в некотором роде «освященный» актами Всероссийских Императоров Петра и Павла, похоже, раз и навсегда вошел в отечественную историографию.).

По мере роста славы и заслуг Ордена Святого Иоанна в него вступало все больше аристократов и рыцарей со всей Европы. .
.
Великий Магистр Раймонд дю Пюи правил Орденом госпитальеров 30 лет. За этот период братство, решавшее поначалу чисто местные задачи, стало фактором большой политики. Орден госпитальеров одержал немало военных побед над мусульманами, увеличил за счет военной добычи и доброхотных даяний свою казну и земельные владения, а также основал немало госпиталей по всей Европе.
.
Все эти факторы обусловили постоянный рост военно-политического значения Ордена Святого Иоанна. По мере расширения его владений в христианских государствах, обеспечивавших Ордену Святого Иоанна возможность выполнять уставные задачи, он стал во все большей степени превращаться в наднациональную организацию, которой надлежало вести войны против мусульман и охранять паломников на Святой Земле вместе с двумя другими военно-духовными Орденами — «бедных рыцарей Христа и Храма Соломонова (тамплиеров)» и «Пресвятой Девы Марии (тевтонских рыцарей)».

Эта новая задача самым решительным образом повлияла как на внешнюю форму, так и на внутреннее устройство Ордена госпитальеров. Как для ведения боевых действий, так и для управления своими владениями, разбросанными всей Европе, Малой Азии и Ближнему Востоку Ордену иоаннитов было необходимо придать четкую централизованную организационную структуру. .
.
Поэтому уже в 1187 г. в Антиохии (к тому времени султан Египта и Сирии Саладин из курдской по происхождению династии Айюбидов, или Эйюбидов) уже отнял Святой Град Иерусалим у латинских христиан), была предпринята первая попытка преобразования рыцарского братства иоаннитов в своеобразное орденское государство.

(Из этого не следует, что Тевтонский Орден образовался гораздо раньше, чем 1187 год?)


Предтечей Ордена была больница, основанная немецкими паломниками и рыцарями крестоносцами между 1120 и 1128 годами, но разрушенная после падения Иерусалима в 1187 году во время второго Крестового похода.

С прибытием двумя годами позже рыцарей третьего Крестового похода (1190-1193 гг.), многие их которых были немцы, новая больница была сформирована возле сирийской крепости Сен Жан д’Акр для воинов которых ранили во время осады (прим.переводчика — крепость в русской исторической литературе именуется Акр или Акра. Была взята рыцарями в 1191 году).

Больница была построена на земле Святого Николаса из досок и парусов судов, которые доставили участников похода к Святой Земле. (Создатели больницы капеллан Конрад и каноник Вурхард. Прим. переводчика). Хотя эта больница не имела никакой связи с более ранней больницей, ее пример, возможно, вдохновил их восстановить христианское правление в Иерусалиме.



В течении всего ХII в. Орден Святого Иоанна играл главную роль в вооруженной защите христианских государств в Палестине. Долгое время рыцари-госпитальеры обороняли Иерусалим от мусульман, но в 1187 г., после разгрома армии иерусалимского короля и его «латинских» вассалов сарацинскими войсками султана Саладина в битве под Хиттином (в которой пали почти все иоанниты и был пленен их Великий Магистр фра Роже де Мулэн) Орден госпитальеров, как говорилось выше, был изгнан из этого города Саладином. Приорство Ордена Святого Иоанна перебралось в Аккон, (Акру, Сен-Жан д’Акр), отвоеванный у мусульман в 1191 г. участниками Третьего крестового похода во главе с английским королем Ричардом I Львиное Сердце, королем Франции Филиппом II Августом и предводителем германских крестоносцев герцогом Леопольдом Австрийским.

Иоанниты, вошедшие в состав армии короля Ричарда Английского, двинувшейся на освобождение Иерусалима, покрыли себя неувядаемой славой в знаменитой битве с сарацинами под предводительством султана Саладина при Арсуфе 7 сентября 1191 г.

В 1291 г., несмотря на всю доблесть рыцарей Красного Креста (тамплиеров) и рыцарей Белого Креста (госпитальеров), сражавшихся бок о бок, Аккон, а с ним — и вся Святая Земля были потеряны под натиском мусульманских войск.


Великий Магистр иоаннитов Жан де Вилье, страдавший от тяжелой раны, и кучка уцелевших рыцарей едва успели проложить себе мечами дорогу на последнюю орденскую галеру. Разбитые и израненные, но не сломленные, рыцари-крестоносцы высадились на Кипре, где их дружески принял титулярный король Иерусалима и Армении Ги де Лузиньян.
.
Орден Святого Иоанна стал вассалом короля Кипра (как сохранившего титул короля Иерусалимского) и получил от него в лен владение Лимасол (Лимисо) на правах феода. На Кипре Орден госпитальеров слился с изгнанным из Иерусалима военно-монашеским Орденом Святого Самсона, и этот союз стал именоваться «рыцари Кипра».

В соответствии со средневековым ленным правом Орден, хотя и сохранял определенную свободу в решении своих собственных дел, но вынужден был находиться в определенной зависимости у своего сеньора, что выражалось, в частности, в необходимости уплате дани и несении вассальной воинской повинности в течение определенного числа дней в году. Таким образом, уже в это время стала проявляться двойственность правового статуса Ордена, который с одной стороны, в качестве духовно-рыцарского братства, был подчинен папе римскому, а с другой, в качестве светского вассала-ленника подчинялся своему сеньору.

Благодаря притоку новых рыцарей из Европы, Орден госпитальеров вскоре вновь обрел утраченное было могущество и был преобразован самым решающим образом, что послужило предпосылкой дальнейшего развития его внутренней структуры и его положения в рамках сообщества народов Западной Европы.

На Кипр буквально хлынули рыцари и деньги со всей «латинской» Европы. Был построен большой госпиталь. Но вскоре рыцарям-госпитальерам стало уже тесно в отведенных им на Кипре владениях. К тому же кипрские короли из рода Лузиньянов стали пытаться подчинить Орден «рыцарей Кипра» себе.

В то время как Орден тамплиеров и Тевтонский Орден, после утраты Святой Земли, переместились на родину своих рыцарей и, несмотря на свое богатство и могущество, в конце концов впали в зависимости от тамошних светских сеньоров,
.
рыцари Ордена Святого Иоанна и Госпиталя Иерусалимского решились на завоевание острова Родос в Эгейском море. Успех, сопутствовавший этому завоеванию, а также частые нападения «варварийских (берберийских) пиратов» (магометанских корсаров из Алжира, Марокко и Туниса) на христианских паломники, плывших в Святую Землю морским путем, предопределили превращение Ордена госпитальеров, располагавшего до этого, наряду с образцовым для своего времени сухопутным войском, лишь небольшим галерным флотом, в первоклассную военно-морскую державу, ставшую со временем одной из крупнейших в Средиземноморье.

Мусульмане скоро смогли убедиться, что Орден Святого Иоанна столь же грозен на море, как и на суше. Так родилась морская держава и слава госпитальеров. И не случайно даже запорожские казаки, нападавшие на своих лодках-однодеревках (моноксилах, т.н. «чайках») на турецкие порты и корабли, с гордостью именовали себя «мальтийскими кавалерами» и носили на шее мальтийские крестики.

В 1309 г., в ходе кровопролитных боев, Орден госпитальеров изгнал с острова Родос хозяйничавших там греческих и мусульманских корсаров и обосновался на нем, а также на семи соседних островах. С этого времени рыцари-госпитальеры стали именоваться еще и «рыцарями Родоса».


Печать ордена госпитальеров и ее оттиск



Иоанниты укрепили остров, увеличили свой флот, построили новые госпитали, склады, школы, замки и дворцы, заложив государственную основу достаточно крупной, по средневековым меркам, военно-морской державы и, в то же время создав на Родосе центр образования, гуманитарных наук и культуры. Однако правительству Ордена Святого Иоанна принадлежали не только Родос с прилегающими островами, но и огромное количество имений и других земельных владений по всей Европе, из которых Орден иоаннитов извлекал немалые средства, шедшие в первую очередь на содержании армии и флота.

В 1312 г. папа римский Климент V под давлением французского короля Филиппа Красивого распустил Орден тамплиеров, обвинив «бедных рыцарей Христа и Храма Соломонова» в сатанинской ереси и неповиновении Святому Престолу. В 1314 г. Великий Магистр тамплиеров Жак де Молэ был сожжен в Париже на костре.

Большая часть недвижимости тамплиеров, в том числе и их многочисленные европейские имения, была папским указом передана Ордену госпитальеров (рыцарям Родоса). Именно с этого времени Орден Святого Иоанна приобрел полный территориальный суверенитет.

(lady-dalet: Адвокат сказал бы - "хороший мотив, что убить")

Орден иоаннитов со всех сторон осыпали привилегиями, и его могущество крепло год от года, поскольку все сменяющие друг друга римские папы продолжали выступать покровителями братства госпитальеров. Настало время, когда Орден госпитальеров, благодаря денежным и земельным дарениям, как от вступавших в него рыцарей, так и покровителей-монархов, сделался столь сильным и богатым, а его владения — столь обширными, что для облегчения управления им было решено разделить его на 8 «языков» («лангов», или «наций») для выходцев из следующих стран и местностей феодальной Европы:

1. Прованса,

2. Оверни,

3. Франции,

4. Италии,

5. Арагона (с Каталонией и Наваррой),

6. Кастилии (с Португалией),

7. Германии и

8. Англии (с Шотландией и Ирландией).

Последний, восьмой «язык» в царствование Генриха VIII Тюдора, отрекшегося от католической веры и секуляризовавшего все владения католических Орденов в Англии, был упразднен и заменен новым, Баварским «языком».

Каждый орденский «язык» иоаннитов подразделялся на Великие Приорства (Великие Приораты, Великие Приории), приорства (приораты, приории), баллеи (бальяжи) и комменды (командорства, комтурии). В члены Ордена Святого Иоанна принимались лишь рыцари, принадлежавшие к одному из из вышеперечисленных 8 «языков».
.
Каждый кандидат на звание «рыцаря (по) справедливости» (фр.: chevalier de justice, итал.: cavaliere di giustizzia, нем.: Rechtsritter) а только «рыцари по справедливости» имели право на занятие в Ордене госпитальеров руководящих должностей вплоть до Великого Магистра — должен был предъявить документальные доказательства наличия в своем роду восьми поколений предков благородной крови. Впрочем, от кандидатов-германцев требовалось 16 поколений, а от испанцев и итальянцев лишь 4 поколения.

Те же, кто был принят в рыцари Ордена Святого Иоанна без необходимого предъявления доказательств своего дворянского происхождения — в виде исключения, за свои выдающиеся заслуги, или же кандидаты, происходившие от отцов-дворян и матерей-горожанок, получали звание — «рыцаря (по) милости» (фр.: chevalier de grace, итал.: cavaliere di grazzia, нем.: Gnadenritter).

Глава Ордена Cвятого Иоанна — Великий Магистр (нем.: Гроссмейстер, фр.: Гран Мэтр, англ.: Гранд Мастер, итал.: Гран Маэстро), был ограничен в своих действиях капитулом, который он был обязан созывать во всех важных случаях жизни братства. Ниже Великого Магистра на орденской иерархической лестнице стояли «конвентуальные бальи» (в древности «бальи» назывались также «пилье» — т.е. букв. «столпы»), возглавлявшие «ланги» (языки) Ордена. Еще ступенью ниже шли Великие Приоры (они же «капитулярные бальи»). Все они являлись рыцарями (кавалерами) Большого Креста. За ними следовали бальи, командоры и, наконец, простые рыцари. Орден странноприимцев предоставлял свои земельные владения Великим Приорам, бальи и командорам во временное владение («кормление»), при условии уплаты в орденскую казну определенной доли дохода с них, т.н. «респонсии».

Именно респонсии в течение многих веков служили главным источником дохода Ордена Святого Иоанна для финансирования его военной и госпитальерской деятельности. К концу Средневековья некогда жестко централизованный единый Орден госпитальеров, в силу постоянного усиления национально-государственного принципа и ослабления универсалистских тенденций папства и католической церкви в целом, превратился в своего рода федерацию «национальных рыцарских ассоциаций» членов Ордена, большинство из которых проживало в своих странах, а не в резиденции Великого Магистра.

Великий Магистр имел право каждые 5 лет назначать одного из рыцарей Ордена Святого Иоанна командором. Кроме того, существовал ряд командорств, доходами с которых пользовались капелланы и оруженосцы.

Над- и транснациональный характер Ордена Святого Иоанна проявился и в разделении исполнительной власти в рамках правительстве Ордена, состоявшего из Великого Магистра и Малого Совета. Каждый из высокопоставленных членов Малого Совета избирался из числа «рыцарей (по) справедливости» одного из «языков» Ордена и становился одновременно главой соответствующего «языка» в конвенте и главой одного из орденских ведомств, постоянное руководство которым постановлением Генерального Капитула 1445 г. было закреплено за тем или иным «языком».

Из вышеперечисленных 8 «языков» Ордена Святого Иоанна, «язык» Прованса был представлен Великим Командором, управлявшим финансами Ордена и являвшимся членом комиссии казначейства.

«Язык» Оверни — Маршалом, возглавлявшим сухопутные вооруженные силы и являвшимся председателем третейского суда, разрешавшим разногласия между рыцарями.

«Язык» Франции — Госпитальером (Госпиталарием), отвечавшим за странноприимные дома (госпитали), больницы, врачей, младший медицинский персонал, аптеки и медикаментов.

«Язык» Италии — Адмиралом, осуществлявшим командование орденским военным флотом, офицерами и рядовым составом экипажей, а также наемниками, служащими на кораблях. Снабжение вооруженных сил находилось в совместной компетенции Адмирала и Великого Командора.

«Язык» Арагона был представлен Великим Консерватором, контролировавшим правильность ежегодных выплат рыцарям на их личные потребности.

«Язык» Англии — Туркопольером, возглавлявшим караульные войска и вспомогательные силы Ордена («туркопулов» или «туркополов», буквально: «сыновей турок» — так в эпоху Крестовых походов именовались наемники крестоносных монархов, происходившие от браков между греками и турками).

«Язык» Германии — Великим Бальи, ответственным за сохранность оборонительных сооружений, обеспечение боеприпасами и продовольствием.

«Язык» Кастилии и Португалии — Великим Канцлером, который готовил все декреты и решения правительства Ордена и вместе с Великим Магистром подписывал их. Он также заведовал государственным архивом.

Подобное конституционно закрепленное распределение высших орденских постов между различными «языками» позволяло достичь умелой и действенной концентрации сил при одновременном учете национальных особенностей членов Ордена, что не в последнюю очередь способствовало его усилению.

Процветающее, независимое от светских князей, признанное уже в 1309 г. папой римским Климентом V, орденское государство иоаннитов подтвердило свои права в 1448 г., когда папа римский Николай V, оставаясь Верховным сюзереном Ордена Святого Иоанна, признал полную юрисдикцию Ордена над подвластной ему территорией, независимость Ордена от папы в вопросах управления, финансовых вопросах, право Ордена госпитальеров на обмен посольствами с другими государствами, международно-правовую свободу Ордена в сфере договоров и действий, право чеканить собственную монету, собирать налоги и подати.

В период пребывания орденского руководства на Родосе владения Ордена иоаннитов на территории «Священной Римской Империи (германской нации)» подверглись сильному опустошению войсками таборитов (представителей наиболее радикального крыла чешских еретиков-гуситов). В 1420 г. гуситы разгромили Пражский конвент Ордена святого Иоанна Иерусалимского (старейший на территории Европы). В битве с таборитами при Судомере пал смертью храбрых иоаннитский приор Богемии (Чехии) фра Генрих фон Нейгауз.

Турки-османы не раз нападали на остров Родос и осаждали его столицу, но рыцари Святого Иоанна всегда выходили победителями из этих сражений. В течение 213 лет рыцари Родоса были его полновластными хозяевами и суверенами. В 1522 г. они были атакованы султаном Сулейманом II «Великолепным», возглавлявшим невероятно многочисленную (по тому времени) армию в 140 000 человек, и флот, насчитывавший более 400 боевых кораблей.

В 1530 г. папа римский Климент VII (сам в прошлом рыцарь-иоаннит) обратился к владыке «Священной Римской Империи (германской нации)» и королю Испанскому Карлу V Габсбургу с просьбой даровать изгнанному с Родоса Ордену госпитальеров прибежище на острове Мальта. Император благосклонно отнесся к этому ходатайству и своей хартией передал Ордену Святого Иоанна в вечное владение острова Мальта, Гоцо, Комино и Коминотто, а также город Триполи в Ливии. Император Карл надеялся, что рыцари-иоанниты, искусные мореходы, будут защищать его корабли в Средиземноморье от нападений турецких корсаров и не допустят создания турецких военно-морских баз в Триполитании.

Осевшие на Мальте рыцари Святого Иоанна, в качестве символической дани, обязались ежегодно преподносить Императору Карлу V (через его вице-короля на Сицилии) белого охотничьего мальтийского сокола в знак вечной признательности госпитальеров за монаршую щедрость. Кроме этой символической дани, их суверенитет, по сравнению с «родосским периодом», был ограничен еще и запретом чеканить собственную монету. Этот запрет был отменен лишь позднее, при Великом Магистре де Гомедесе (Омедесе).

Важные события в истории Ордена Святого Иоанна произошло в период Реформации. Бальи и рыцари Бранденбургского бальяжа (баллея) Ордена иоаннитов в Германии, как упоминалось выше, приняли новую лютеранскую веру. В Англии король Генрих VIII, яростно боровшийся с папским Римом, упразднил католический Орден Святого Иоанна, конфисковал имущество английских рыцарей-госпитальеров и казнил многих из них.

В 1565 г. Орден иоаннитов, теперь уже именовавшийся Мальтийским, под предводительством своего самого выдающегося Великого Магистра — Жака Паризо де ла Валетта — успешно отразил нападение турок на Мальту в ходе одной из наиболее знаменитых осадных кампаний в истории военного искусства.

Tags: Валентин, Мальтийский Орден, Мальтийский крест, Общество Невидимых, Тевтонский Орден, вампиры, орден иоаннитов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments