lady_dalet (lady_dalet) wrote,
lady_dalet
lady_dalet

Categories:

Знакомимся: КУПА - 2.

"Баптиста Порта, ученый итальянский философ, несмотря на свои усилия доказать миру необоснованность их обвинений магии, что она суеверие и колдовство, – был подвергнут более поздними критиками такому же несправедливому осуждению, как и его коллеги.

Этот знаменитый алхимик оставил труд по «Естественной магии» [203], в котором он обосновывает все оккультные феномены, какие только возможны для человека, на мировой душе, которая связывает всех и вся. Он доказывает, что астральный свет в гармонии и симпатии со всею природою; что он есть та сущность, из которой образован наш дух; что путем деятельности, согласной с его породившим источником, наши звездные тела делаются способными производить магические чудеса.

Весь секрет заключается в нашем знании родственных элементов. Он верил в философский камень, «о котором мир такого высокого мнения и о котором хвастались так много веков и который был счастливо открыт некоторыми». Наконец, он дает много ценных намеков, касающихся его «духовного значения».

В 1643 г. среди мистиков появился монах, отец Кирхер, который излагал полную философию об универсальном магнетизме. Его многочисленные труды [204] охватывают темы, на которые Парацельс только намекал. Его определение магнетизма очень оригинально, так как оно противоречит теории Гильберта, что земля – большой магнит.

Он утверждал, что, хотя каждая частица материи и даже неосязаемые и невидимые «силы» – магнетичны, они все же не сами образуют магнит. Существует только один магнитво вселенной, и из него исходит магнетизация всего сущего.

Этот магнит, разумеется, есть то, что каббалисты называют центральным Духовным Солнцем или Богом. Он утверждал, что солнце, луна, планеты и звезды весьма магнитны, но они стали такими посредством индукции, пребывая в универсальном магнетическом флюиде – в Духовном свете.

Он доказывает существование таинственной симпатии, существующей между телами трех главных царств природы и подкрепляет свои аргументы огромным перечнем примеров. Многие из них уже удостоверены натуралистами, но еще больше осталось не установленных и, по традиционной политике и очень двусмысленной логике наших ученых, отрицаются.

Например, он доказывает разницу между минеральным магнетизмом и зоомагнетизмом или животным магнетизмом. Он наглядно доказывает это в том факте, что за исключением природного магнита все минералы магнетизируются высшею силою, животным магнетизмом, тогда как последний получает его в виде непосредственной эманации из первопричины – Творца.

Иголка может быть намагнетизирована просто тем, что человек с сильною волею будет держать ее в руках; и янтарь усиливается больше при трении об человеческую руку, нежели при трении его об какой-либо другой предмет; поэтому человек может наделить до некоторой степени своею жизнью неорганические предметы – как бы оживить их. «В глазах глупцов это будет колдовством».

«Солнце – самое магнетическое изо всех тел», – говорит он, опережая таким образом теорию генерала Плезантона более, чем на два века. – «Древние философы никогда не отрицали того факта», – добавляет он, – «но во все времена понимали, что эманации солнца связывали с ним все, и что это наделяет связывающей силой все, что попадает непосредственно под его лучами».

В качестве доказательства он приводит примеры ряда растений, привлекаемых солнцем, и других, привлекаемых к луне – следуя за их небесным путем, они показывают непреодолимую симпатию к нему.

Растение, известное под названием гитимал [204, lib. iii, с. 643] неуклонно следует за своим повелителем, даже когда из-за тумана его не видно. Акация раскрывает свои лепестки с его восходом и закрывает с заходом. То же делает египетский лотос и обычный подсолнух. Паслен проявляет то же самое пристрастие по отношению к луне.

В качестве примеров антипатий и симпатий среди растений он указывает на отвращение, которое виноградная лоза проявляет к капусте, и ее расположение к масличному дереву; на любовь лютика к водяной лилии и руты душистой к фиге.

Антипатия, которая иногда существует даже среди родственных субстанций, ясно выявлена у мексиканского граната, чьи побеги, когда разрезаны на куски, отталкивают друг друга «с чрезвычайным ожесточением».

Кирхер объясняет каждое чувство в человеческой природе, как результат изменений в нашем магнетическом состоянии. Гнев, ревность, дружба, любовь и ненависть – все это видоизменения магнетической атмосферы, которая вырабатывается в нас и постоянно из нас эманирует.

Любовь – одно из наиболее изменчивых чувств и поэтому грани ее бесчисленны.

Духовная любовь, любовь матери к ребенку, любовь художника к своему искусству, любовь как чистая дружба суть чисто магнетического проявления симпатии у близких по духу натур.

Магнетизм чистой любви есть создатель всего сотворенного.

В обычном смысле любовь между двумя полами есть электричество, и он называет ее amor febris species – нервное возбуждение вида.

Существует магнетическое притяжение двух родов: симпатия и зачарование; первая свята и естественна; второе – зло и противоестественно. Последнее, зачарование, мы должны приписать ядовитой жабе, которая после простого открытия рта принуждает проползающего червя или насекомого устремляться в этот рот на свою погибель.

Олень так же, как и меньшие животные, привлекается дыханием удава и принуждается неотразимою силою приблизиться на нужное для охвата расстояние. Электрическая рыба торпедо отталкивает руку с такою силою, что рука на некоторое время немеет.

Чтобы пользоваться такою силою для благих целей, человеку требуются три условия:

1) благородство души;
2) сильная воля и способность воображения;
3) более слабый объект, чем магнетизер;

иначе он не поддастся. Человек, свободный от мирских побуждений и чувственности может таким образом вылечивать наиболее «неизлечимые» болезни, и зрение его может стать ясновидящем и пророческим.

Любопытный пример вышеупомянутого всеобщего притяжения между всеми телами планетной системы и всем органическим так же, как и неорганическим, принадлежащим им, можно найти в странном старом томе семнадцатого века. В нем содержатся путевые заметки и официальный доклад королю Франции от его посла Лоубэ о том, что он видел в королевстве Сиам.

«В Сиаме», – говорит он, – «имеются два вида пресноводных рыб, которые называются пал-оут и пла-кади. Будучи посолены и помещены в неразрезанном (цельном) виде в котел, они в точности следуют морскому приливу и отливу, поднимаясь выше и опускаясь ниже в котле в соответствии с приливом и отливом».[163]

lady-dalet: Как-то мне снились две рыбы. Они были такие огромные, больше мeня. Одна из них подплыла ко мне так  близко, что я могла дотpонуться до ее носа. Хотела показать фото этих рыб, я их по3же видела в каком-то  жж, но их уже удалили. Т.е. мне снилось то, что я никогда в своей жизни не видела.

Лоубэ экспериментировал с этими рыбами долгое время вместе с правительственным инженером по имени Винсент, и поэтому ручается за справедливость этого утверждения, на которое сначала смотрели, как на праздные басни.

Это таинственное притяжение настолько мощно, что оно действует на рыб даже тогда, когда их тела совсем сгнили и распадаются на куски.

В странах, не подвергшихся цивилизации – вот, где особенно следует искать объяснения и наблюдать проявления той тонкой энергии, которую философы древности называли «мировой душой».

Только на Востоке и в бескрайних землях Африки исследователь психологии найдет обильную пищу для своей жаждущей истины души. И причина этому очевидна. Атмосфера в населенных местах очень испорчена дымом и испарениями фабрик, паровых машин, железных дорог и пароходов, в особенности миазматическими испарениями живых и мертвых.

Природа в своих проявлениях настолько же зависима от условий, насколько человеческое существо от них зависит, и ее могучее дыхание, так сказать, легко может быть нарушено, задержано, и корреляция ее сил может быть разрушена на данном месте, как будто бы она – человек.

Не только климат, но также оккультные ежедневно ощущаемые влияния не только видоизменяют психофизическую природу человека, но даже в какой-то степени вносят изменения в конституцию так называемой неорганической материи, причем эту степень европейская наука недостаточно себе представляет.

Так в лондонском «Медицинском и хирургическом журнале» дается совет хирургам не возить с собою ланцетов в Калькутту, так как на личном опыте установлено, «что английская сталь не выносит индийской атмосферы»; по той же причине связка английских или американских ключей совершенно покрывается ржавчиной после двадцати четырех часового пребывания в Египте, тогда как предметы из местного железа не окисляются.

Также было обнаружено, что сибирский шаман, давший неоспоримые доказательства своего оккультного могущества среди своих земляков чукчей, постепенно и часто совсем терял свою силу после прибытия в туманный Лондон.

Разве внутренний организм человека менее чувствителен к климатическим влияниям, чем кусок стали? И если нет, то почему мы должны с сомнением относиться к свидетельствам путешественников, которые, может быть, день за днем наблюдали, как шаман творил наиболее удивительные феномены в своей родной стране, и отрицать возможность существования таких сил лишь потому, что он не может совершать того же в Лондоне или в Париже?

В своей лекции об «Утерянных искусствах» Венделл Филлипс доказывает, что кроме того, что на человеческую психологию влияет климат, у восточных народов физические чувства гораздо больше обострены, чем у европейцев.

Французские красильщики, которых никто не может превзойти в искусстве, по его словам, «имеют теорию, что существует некий очень нежный оттенок синего, которого европейцы не видят… А в Кашмире, где девушки делают шали стоимостью 30000 долларов, они показывали лионскому красильщику триста самостоятельных, отличающихся друг от друга цветов, которые он не только не может воспроизвести, но даже не может различить».

Если существует такое большое различие в остроте внешних чувств у двух рас, почему не может быть того же самого и в отношении психических способностей?

Кроме того, глаза кашмирской девушки в состоянии видеть объективно цвет, который в самом деле существует, но, оставаясь для европейца неуловимым, он для него не существует. Почему же тогда не признать, что некоторые своеобразные организмы, которых считают обладателями так называемого второго зрения, видят картины так же объективно, как девушки видят цвета, и поэтому эти картины, вместо того, чтобы быть галлюцинациями, вызванными воображением, являются, наоборот, отражениями реально существующих предметов и лиц, запечатленных на астральном эфире, как это трактуется древней философией «Халдейских оракулов», и к чему пришли современные исследователи: Бэбедж, Джевонс и авторы «Невидимой вселенной»?

«Три духа живут и побуждают человека к действию», – учит Парацельс; – «три мира изливают свои лучи на него; но все три только как образ и отзвук одного и того же всестроющего и объединяющего принципа производства.

Первый – это дух элементов (земное тело и жизненная сила в ее грубом состоянии);

второй – это звездный дух (сидерическое или астральное тело – душа); третий – это божественный дух (Augoeides)».

Так как наше человеческое тело обладает «первобытной земной материей», как называет ее Парацельс, мы легко можем разделить тенденцию современных научных исследований «рассматривать процессы и животной, и растительной жизни как просто физические и химические».

Эта теория еще больше подтверждает утверждение философов древности и библейского Моисея, что наши тела сотворены из праха и должны возвратиться в прах. Но мы должны помнить, что

«Из праха ты создан, в прах вновь обратишься», —
Не сказано это о вечной душе».

«Человек», – говорит Ван Гельмонт, – «есть зеркало вселенной, и его тройная природа состоит в родстве со всем».

Воля Творца, посредством которой было создано все, и все получило свой первый импульс, является свойством всех живых существ. Человек, наделенный дополнительной духовностью, владеет самой большей ее долей на этой планете. И от пропорции материи в нем зависит, будет ли он с большим или с меньшим успехом пользоваться своим магическим свойством.

Разделяя это божественное могущество наряду с каждым неорганическим атомом, он проявляет его в течение целой своей жизни или сознательно или по-другому. В первом случае, когда он полностью владеет своими силами, он будет господином, и magnale magnum (мировая душа) будет управляться и направляться им.

В случаях же, когда дело идет о животных, растениях, минералах и даже о среднем человечестве, этот эфирный флюид, который насыщает все, не встречая сопротивления и будучи предоставленным самому себе, двигает ими, как его импульсы велят. Каждая сотворенная сущность в этой подлунной сфере образована из magnale magnum, и связана с ней.

Человек обладает двойною небесною мощью и тесно связан с небесами. Эта мощь находится
«не только во внешнем человеке, но до некоторой степени также в животных и, возможно, во всем другом, так как все во вселенной находится в родстве одно с другим; или, по меньшей мере.

Бог во всем, как это правильно заключили древние. Необходимо, чтобы эта магическая сила была разбужена как во внешнем так и внутреннем человеке… И если мы назовем эту силу магической, то это только приведет в ужас непосвященного. Но, если вы предпочитаете, вы можете назвать ее духовной силой – spinituale robur vocitaveris.

Следовательно, такая магическая сила существует во внутреннем человеке. Но, так как существует определенное родство между внутренним и внешним человеком, то эта сила может быть рассеяна по всему человеку» [206, с. 720 и далее].

В обширном описании религиозных обрядов, монастырской жизни и «суеверий» сиамцев Лоубэ между прочим упоминает об удивительных духовных силах, которыми обладают талапоины (монахи или буддийские святые люди) по отношению к диким животным.

«Талапоины Сиама», – говорит он, – «проводят целые недели в густых лесах под маленьким навесом из ветвей и пальмовых листьев и никогда не разводят костра на ночь, чтобы отпугивать диких зверей, как делают все другие люди, путешествующие по этой стране».

То, что ни один талапоин никогда не был съеден дикими зверьми, люди считают чудом. Тигры, слоны и носороги, которых там полно, уважают талапоинов. Засевшие в безопасных засадах путешественники часто видели, как эти звери лижут руки и ноги спящего талапоина.

«Они все пользуются магией», – прибавляет французский джентльмен, – «и считают всю природу одушевленной (имеющей душу); они верят в гениев-хранителей» [205, с. 115].

Но что наиболее потрясает автора – это доминирующая среди сиамцев идея, «что каким был человек в своей телесной жизни, таким он будет и после смерти».

«Когда татары, которые сейчас царствуют в Китае», – говорит Лоубэ, – «заставляли китайцев сбривать волосы на голове, как принято у татар, некоторые из китайцев предпочли лучше смерть, нежели появляться на том свете перед своими предками без волос, так как в их представлении, брея голову, они бреют и душу!» [205, с. 120]

«И что уже совсем неуместно», – добавляет посол, – «в этом абсурдном мнении, то это то, что жители Востока приписывают человеческую, а не какую-либо другую форму душе».

Не внося никаких пояснений читателю, какую же, именно, форму жители Востока должны были избрать для своих душ, Лоубэ продолжает изливать свой гнев на этих «дикарей». Наконец он нападает на старого короля Сиама, отца того короля, к которому он был послан, обвиняя его в глупой растрате двух миллионов ливров на поиски философского камня.

«Китайцы», – говорит он, – «которые слывут такими мудрыми, все же настолько глупы, что уже три или четыре сотни лет верят в существование универсального средства, посредством которого они надеются избавиться от необходимости умереть. Они ищут это средство и обосновывают свою веру на некоторых глупых преданиях о редких лицах, якобы делавших золото и живших несколько веков;

среди китайцев, сиамцев и других восточных жителей существуют твердо установленные факты, касающиеся людей, которые знают, как стать бессмертными или абсолютно или же так, что они не могут умереть иначе, как только насильственной смертью [205, с. 63].

Они называют имена нескольких людей, которые по этой причине удалились от людей, чтобы вести свободную мирную жизнь. Они рассказывают чудеса, касающиеся знаний этих якобы бессмертных».

Если Декарт, француз и ученый, мог среди цивилизации твердо верить, что такое универсальное средство найдено и что, если бы он им обладал, то мог бы жить, по меньшей мере, пятьсот лет, – то почему жители Востока не вправе верить в то же самое?

Главные проблемы и жизни, и смерти не решены еще западными физиологами. Даже сон является феноменом, причина которого вызывает среди них большие расхождения. Как же они тогда могут претендовать на то, чтобы установить границы возможного и невозможного?

Отрывок о магии взят из книги Е. Блаватской "Разоблаченная Изида", 1 том.

* * *

Мне сегодня снились несколько эпизодов и я просыпалась каждый раз, как будто хотели, чтобы я их запомнила. Да, я запомнила их и уже размышлялa, что они с собой несут. Дело в том, что моя любимая ПЯТНИЦА, день ВЕНЕРЫ, представляют для меня некоторое пророчество для размышления - приму я его или нет, и что я ожидаю, могу ли изменить?

Mногие говорят, что думая о негативе, вносишь негатив в свою жизнь сам. Но думать все время позитивно не получается, к тому же, матрица все еще питается нашей энергией и мы еще зависимы от ее договоров и сценариев, поэтому можно "выкупить" у нее событие, отдав свою энергию. Баш-на-баш.

У меня был случай в 2015, когда я молилась с такой силой и так часто, что меня подняли во сне и я проговорила вслух свое желание. Оно сбылось. Я хорошо это запомнила, как и то, как это все осуществлялась, что и как я делала.

Я даже узнала, кто из богов мне помогал и какие "жертвы" они от нас хотели. Мы принесли эти жертвы сами, не осознавая, что и почему. Подрoбности я узнала немного позже.


Так, о чем это я?

О СИАМЦАХ, о месте, куда прибыли такие люди как КУПA и о том, что именно

Сиам стал для Парижского общества заграничных миссий отправной точкой, из которой Римско-католическая церковь стала распространяться по всей Юго-Восточной Азии.




И дело как раз о тех самых ТАЙЦАХ, которые уже пару раз маячили у меня в постах, истории которых очень похожи на историю про КУПА из Мракопедии. Наверное, все-таки нужно было привести рассказ.
.
"С момента, как Кхана Ратсадон совершил революцию 24 июня 1932 года и изменил государственный режим на парламентскую демократию, в стране происходило множество государственных переворотов. Третий госсекретарь Плек Пибунсонграм решил вернуть народу национальную независимость. Он переименовал государство в Таиланд и изменил гражданство населения с сиамского на тайское 24 июня 1939 года.

Основание: Сиамом страну называли исключительно за рубежом, и по предложению Японии, королевству был нужен новый имидж. Однако принято считать, что государство Сиам прекратило существование в 1932, когда был изменён государственный режим.

Сиам - САМ-СЭМ - СИМонетта.



Помните о Белом Храме Таиланда?





Общее количество храмов в Таиланде просто зашкаливает, их число достигает порядка 40 000. Но есть среди них один, который особенно выделяется своей необыкновенностью — это буддийский храм Ват Пхра Дхаммакая. Потрясающее сооружение больше похоже на огромный космический корабль, чем на храм, …




О пещерах Таиланда.


Так была ли причина оставить это место "свободным" от колониализма? и опорной точкой для КАТОЛИческой-КАТАЙской религии?


Если вспомнить о ТАЙЦАХ в Питере и о том, что немцы это тоже ТАЙЦЫ от слова ТОЙЧЛАНД - Страна Тайцев, то по идеологии "Пoдобное к подобному" - "Зов Крови" - можно понять тягу людей к своим бывшим местам. А колонизаторы изгоняли местное  население, чтобы Земля "забыла" и не помогла им.


Отсюда и название КУПА, своего рода СОЕДИНЕНИЕ, ОБЪЕДИНЕНИЕ - вкУпе - вместе, сообща, в купЕ (поезда).

А теперь вспомним КУБ КИБ(итки).
.
В Киб была изготовлена первая свеча, и тогда свет появился там,
где никогда не было ни солнца, ни луны.
.
«Чилам-Балам из Чумайеля»
.
Юкатекское слово киб буквально означает «воск»
, и, как рассказывает нам «Чилам-Балам из Чумайеля», в этот день зажег первую свечу; так засиял во тьме первый свет.
.
Хотя свечи являются важной принадлежностью современного майянского ритуала, в доколумбовы времена майя свечей не знали; манускрипт из Чумайеля, из которого процитирован отрывок, написан во времена испанского завоевания, и свечи — это дань христианским, а не дошедшим с древних времен аборигенным традициям. Тем не менее между воском и днем Киб, или Грифом, действительно существует древняя связь.
.
Под воском, который обозначается словом киб, в доколумбовы времена понимался пчелиный воск.
Юкатекские майя признавали четыре божественные фигуры, поддерживавшие четыре угла мира, — это очередная вариация важнейшего символа Четырех Направлении времени.
.
Эти фигуры назывались Бакабс и внешне напоминали четырех гигантских пчел. Их головы украшали раковины, которые являются идеограммой дня-знака Киб. Панцирь раковины из-за своей спиралевидной формы символизировал возникновение и возрождение;
.
как спирали в искусстве анасази и хопи, он рассказывал историю о выходе человека из ранних миров, а также описывал целостный процесс смерти и возрождения, который происходит в душе человека вечно. ВОСК-КРЕСение.
.
Кроме того, раковина связана с Преисподней, местом, откуда пришла человеческая раса и куда мы должны вернуться, если хотим пережить процесс смерти и возрождения. По мнению майя, духи умерших иногда могут возвращаться в виде бабочек или пчел. Мы можем считать Гриф днем-знаком тех ушедших душ, которые возвращаются к нам в виде роя бабочек или пчелиного роя. Те, кто бывал в Юкатане, помнят, как тамошние кладбища буквально кишат бабочками.

Отсюда


Мы уже рассматривали КУБ-ЛАБиринт-БАЛ-ЛАБарум-АБель/АБЕЛЬ-ЛЕБедь-БЕЛый-Табор-спираль - символ вечного возникновения и возрождения.


Tags: Алтай, Иезуиты, Литта, лабирит, магия, подсказки, порталы, работа с Мирозданием/инфополем, ракушки, сны, спираль, тайцы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments