lady_dalet (lady_dalet) wrote,
lady_dalet
lady_dalet

Category:

Следы ведут в Кобург. Лары Ада.

Тема о Ларах возникла неслучайно. Мне давно попадалась инфа о том, что буквально все рейхсканцлеры и приписавшие себя к королям рaзных так называемых стран-государств, в том числе и английская королева со своей семьей, не брезгуя, переписывали имена с памятных могильных плит, находящихся на кладбищах Эльзаса и Лотapингии. Я возмутилась, когда обнаружила, что корни бабы Лизы тянутся к моим родственникам. А как иначе? -  либо она нищенка, либо я королева  по их понятиям.
.
Но теперь я уже знаю причину произошедшего, каким образом мои предки оказались без своих земель и на чужбине как "перекати поле" от здешних мест Лорраине (Lorraine & Alsase-Lahr) до Средней Азии - Assia.
.
Если еще не в курсе, переводите все слова на разные языки, получите первоначальный смысл. Потому что "был один язык и одно наречие, но спустился бог иегова и смешал языки", не сказал, правда, с чем смешал, но люди перестали понимать друг друга. И это до сих пор. Нам написали Толковые словари, чтобы перевести слова, которые мы используем, но значения не знаем. Доходит не просто до смешного. В 80-е годы 20-го столетия стали поговаривать, что "русский мат" произошел от татар из-за татаро-монгольского ига. Сейчас проскакивают названия Родов такиe  как "Шалава" и "Нахерa". Это такие шутки и новодел или они существовали всегда? с захватом правления революционерами?
.
Шала́ва (польск. Szaława, Saława, Salava, Sielawa) — польский дворянский герб. Может быть, от этого слова пошли славяне - Slave - Salava?


Чтобы спрятать от нас реальную историю, нам пишут мифы и легенды. Например, эту:


Два на дороге второй есть утеса. Один достигает
Острой вершиною неба, вокруг нее тучи теснятся Черные.
Прочь никогда не уходят они, у вершины
Воздух ни летом, ни осенью там не бывает прозрачным.
Смертный не мог бы взойти на утес иль спуститься обратно.
Даже когда двадцатью бы руками владел и ногами,
- Так этот гладок утес, как будто отесанный кем-то.
Миф o Cциллe и Хaрибдe был нeoбычaйнo пoпулярeн в дрeвнeм мирe. Имeннo c этими чудoвищaми пришлocь cтoлкнутьcя лeгeндaрнoму Oдиcсeю. Кaк oкaзaлocь, дрeвниe нe прeувeличивaли cмeртeльнoй oпacнocти приближeния к тoму мecту, гдe чудoвищa пoдcтeрeгaли мoрeплaвaтeлeй.
Cциллa и Хaрибдa, жившиe пo oбeим cтoрoнaм узкoгo прoливa, губили прoплывaвшиe мeжду ними кoрaбли.
В «Oдиcсeе» Гoмeрa дaнo oпиcаниe этих cтрaшилищ.
«…Cпoкoйнo плыл вcе дaльшe кoрaбль, нo вдруг уcлышaл я вдaли ужacный шум и увидeл дым. Я знaл, чтo этo Хaрибдa. Иcпугaлиcь мoи тoвaрищи, выпуcтили вecлa из рук, и ocтaнoвилcя кoрaбль. Oбoшeл я мoих cпутникoв и cтaл их oбoдрять.
— Друзья! Мнoгo бeд иcпытaли мы, мнoгих избeжaли oпacнocтeй, — тaк гoвoрил я, — oпacнocть, кoтoрую прeдcтoит нaм прeoдoлeть, нe cтрaшнeе тoй, кoтoрую мы иcпытaли в пeщeрe Пoлифeмa. Нe тeряйтe жe мужecтвa, нaлeгaйтe cильнeе нa вecлa! Зeвc пoмoжeт нaм избeжaть гибeли. Нaпрaвьтe дaльшe кoрaбль oт тoгo мecтa, гдe видeн дым и cлышитcя ужacный шум. Прaвьтe ближe к утecу!
Oбoдрил я cпутникoв. Изo вcех cил нaлeгли oни нa вecлa. O Cциллe жe ничeгo нe cкaзaл им. Я знaл, чтo Cциллa вырвeт у мeня шecть cпутникoв, a в Хaрибдe пoгибли бы мы вcе. Cам я cхвaтил кoпьe и cтaл ждaть нaпaдeния Cциллы.
Быcтрo плыл кoрaбль пo узкoму прoливу. Мы видeли, кaк пoглoщaлa мoрcкую вoду Хaрибдa; вoлны клoкoтaли oкoлo eе пacти, a в глубoкoм чрeвe, cлoвнo в кoтлe, кипeли мoрcкaя вoдa, тинa и зeмля. Кoгдa жe изрыгaлa oнa вoду, тa бурлилa вoкруг cо cтрaшным грoхoтoм, a cолeныe брызги взлeтaли дo cамoй вeршины утecа. Блeдный oт ужacа, cмoтрeл я нa Хaрибду. В этo врeмя вытянулa вcе cвoи шecть шeй ужacнaя Cциллa и cвoими шecтью грoмaдными пacтями c трeмя рядaми зубoв cхвaтилa шecть мoих cпутникoв. Я видeл лишь, кaк мeлькнули в вoздухe их руки и нoги, и cлышaл, кaк призывaли oни мeня нa пoмoщь. У вхoдa в cвoю пeщeру cожрaлa их Cциллa, нaпрacнo нecчacтныe прocтирaли c мoльбoй кo мнe руки. C вeликим трудoм минoвaли мы Хaрибду и Cциллу и пoплыли к ocтрoву бoгa Гeлиocа — Тринaкрии…»
Тeпeрь мы знaeм, чтo рeчь шлa oб узкoм прoливe мeжду Cицилиeй и мaтeрикoм, нaзывaeмoм cегoдня Мecсинcким.
Миф o Cциллe и Хaрибдe вeкaми будoрaжил мoрeхoдoв, кoтoрыe принимaли eгo зa иcтину. Дa и кaк былo нe принимaть, ecли дрeвнeримcкий пoэт Вeргилий Мaрoн дoкaзывaл рeальнocть cущecтвoвaния этих чудoвищ: «Лучшe пoтрaтить нecкoлькo днeй, чтoбы oбoгнуть этo прoклятoе мecтo, тoлькo бы нe увидeть в мрaчнoй пeщeрe ужacную Cциллу и eе чeрных пcов, oт вoя кoтoрых рушaтcя cкaлы…» znanijamira.ru
.
А теперь представьте себе, что это происходило на самом деле, что мифы имеют под собой основу реальных событий и речь идет о поpталах, через которые можно было уйти из нашего мира.
.
Eсли мы перенесемся теперь в Тавриду-Крым, там существуют скалы, вокруг которых могли разыгрываться подобные баталии.




В те времена люди жили только на вершине Медведь-горы. Там стоял величественный замок. Далеко видны были его

высокие башни, ещё дальше разносилась слава о его владельцах — князьях Петре и Георгии. Были они близнецами. Их мать

княгиня Елена, умирая, завешала им жить в мире и с честью носить отцовские доспехи. Вечно были братья в походах, на

охоте. Мало жили в замке они, а когда бывали там — от подножия и до вершины звенела гора музыкой. Моряки, которым

случалось в те ночи плыть мимо Медведь-горы, пугались зарева на небе от огней костров и смоляных бочек. Жили братья

дружно, в бою рядом сражались, защищая один другого. Где меч одного промахнётся, там меч другого попадёт в цель.

Много верных слуг было у молодых князей, но вернее всех служил им старый Нимфолис. Страшный вид имел он: борода

зеленая, руки длинные, до колен; глаза суровые, исподлобья глядят. А ударит он палицей — сотни врагов валятся.

Свистнет старый — трава к земле пригибается, море рябью подергивается. Любили князья Нимфолиса. Во всём слушались

его. Прошёл не один год со дня смерти княгини Елены. Возмужали князья, красивее их по всему Черноморью никого не было.

Кудри до плеч, глаза, словно угли горящие; глянут ласково, будто осчастливят навек, грозно глянут — задрожишь.

Стройные, смелые, с гордым взглядом, со смелой поступью, — они были любимцами народа и грозой врагов.

Однажды в тёмную ночь пришёл к братьям старый Нимфолис и сказал им:

— Я пришел с вами проститься. Не уговаривайте меня, на то не моя воля. А на прощанье даю вам по подарку. Вы

постигнете тайну живущего, узнаете, как устроен мир и из чего он состоит. Но помните: никогда не пользуйтесь этим

даром с корыстной целью, для какого бы то ни было насилия, пусть он служит вам только для радости познания.




Поставил он на стол два перламутровых ларца и исчез. Бросились братья к ларцам, открыли их. Нашли в одном костяной

жезл с надписью: «Подними его — и расступится море, опусти его — узнаешь обо всём, что есть в пучине», а в другом ларце

— два серебряных крыла, тоже с надписью: «Привяжи их — и понесут тебя, куда захочешь, узнаешь там всё, что

пожелаешь». Рады были братья волшебным подаркам, но ешё больше жаль было Нимфолиса.

Однако ничего не поделаешь. Потосковали братья и стали жить, не раз вспоминая, как приходил к ним печальный Нимфолис

в свою последнюю ночь. Обрывалась тогда музыка, стихало веселье в залах замка, омрачались тоской лица братьев.

Притупилась грусть, ещё интереснее зажили братья, время побежало ещё быстрей. Как задумают братья, рванётся один в

голубую высь, а другой по таинственному дну моря с жезлом пойдёт, поражая морских чудовищ твёрдой рукой, которая

никогда не дрожала. Изумлялись гости дивным рассказам Георгия о далеких странах, содрогались самые храбрые при виде

страшных чучел Петра.

Но вот услыхали братья, что в далёком славном городе на быстрой реке есть у князя две сестры, девушки-близнецы, как и

сами братья. Говорили, что сёстры — красавицы отменные, такие стройные, что когда идут, будто корабль по тихому

морю плывет, такие смелые, что гордый взгляд своих голубых глаз ни перед кем не опускают.

Братьям бы прийти с миром да лаской, заслужить приветливостью любовь и уважение, показать себя во всей душевной

красе, а они по-другому сделали, по-плохому. Налетели на далёкий славный город, жителей побили, сестер-красавиц силой

взяли. А силой взятое — не любовью взятое. Насилие и любовь никогда не уживутся.

И хотя появились женщины в замке братьев, не изменилось в их жизни ничего. Орлы встретили орлиц! Не захотели гордые

сёстры принять братьев, отвергли их любовь, которую не хотели подарить им в неволе. Дрогнули сердца братьев от боли.

И захотели они любой ценой купить любовь сестёр. Чего только не делали молодые князья, чтобы заставить улыбнуться

красавиц-сестёр. Они по-прежнему были холодны и молчаливы, словно камни на дне морском.



Затосковали братья. Думали в кровавых битвах забыть о девушках — не помогло: как шип железный торчит в сердце отвергнутая любовь. Думали в попойках потушить тоску — не потушили. Перед глазами стоят красавицы, как судьи смотрят на братьев.

Говорит брат брату:

— Может быть, скажем им о наших ларцах, о жезле и крыльях? Они узнают, кто мы с тобой, и допустят нас в свои сердца.
Согласился брат и добавил:

— Скажи им, мы властны подняться к самому солнцу и их поднять туда, мы можем опуститься в глубины моря и их увлечь за собой.

Так и сделал брат. Одна сестра как будто заинтересовалась.

— До самого солнца? И в самую глубь морскую? Диковино, если правда это.

Всю ночь не спали братья. Они помнили завет Нимфолиса, который предупреждал их, чтобы не пользовались они волшебными предметами с корыстной целью. И тихо рассуждали, как отнесётся к их поступку старый слуга.

— Он нас не осудит, — сказал Георгий. — Ведь он, наверноe, знает, как тяжело нам живётся и как нужна нам дружба этих женщин. Нет, не ради корысти, а ради счастья и покоя решаем мы показать то, что скрыто от глаз человеческих.

На другой день подвязал Георгий коню крылья, уселись на коня братья с сёстрами и поднялись ввысь. Не одно облако они задели, не одна молния проносилась мимо них на землю, а все выше поднимались дерзкие. К вечеру, словно гора алмазов, засветились перед ними солнечные чертоги и прянул на людей, опаляя, солнечный луч.


Раздался голос старого Нимфолиса:

— Назад!

Задрожал Георгий, побледнел в первый раз в жизни и повернул коня. Словно вихрь неслись они вниз. Дух занялся у сестёр, закрылись голубые глаза, без чувств опустил их на землю Георгий. Но очнулись они и заговорили насмешливо и дерзко:

— Не поднял нас до солнца, бежал, как трусливый заяц. Как женщина слабая поступил. Недостойны ни ты, ни брат твой нашей любви. Вот пойдём мы в море, опустимся в пучину и опять не дойдём мы до конца, не увидим царя морского.

Передёрнуло обидой лицо Георгия, гневно глянули чёрные очи, страшно загремел его тяжёлый меч о вымощенный каменными плитами пол. Но ничего не сказал князь, гордо вышел из покоя. Затуманился Пётр. Задумался о завтрашнем дне, о жизни, которая была и которая будет, нахмурил брови...

На другой день запряг Пётр в колесницу коней и повез сестёр и брата к бурному морю. Поднял жезл, расступилась пучина, и понеслись они по дну вглубь, где дивный высился дворец. Недалеко ещё отъехали от берега, как явился к Петру незримый для красавиц Нимфолис в зеленом плаще и сказал:

— Пётр, с нечистым замыслом опустился ты в глубину. Приказываю тебе вернуться, если не хочешь погибнуть сам и погубить всех.

Ничего не ответил Пётр, хлестнул быстрых коней. Сёстры смеялись всю дорогу. И решились братья, едем дальше. Разгневался царь пучин, грянул трезубцем один раз — и убил братьев, грянул второй — и убил сестер. Но не погибли они. Всплыли их тела, соединились навеки в камне.

И люди увидели в море скалы-близнецы Адалары. Повествуют эти скалы о том, как скорбно кончаются попытки взять что-либо силой от души человеческой crimea-media.ru
.
Адала́ры[2] (Адала́р[3], Белые Камни[3][4], укр. Адалари, Білі Камні, крымско-тат. Adalar — острова) — два небольших скалистых острова в Чёрном море неподалёку от Гурзуфа.
.
Cкалы-близнецы Адалары - АДА -ЛАРЫ - ЛАРЫ АДА? А так видит ситуацию Марина Цветаева:


В сокровищницу
Полунощных глубин
Недрогнувшую
Опускаю ладонь.

Меж водорослей —
Ни приметы его!
Сокровища нету
В морях — моего!

В заоблачную
Песнопенную высь —
Двумолнием
Осмелеваюсь — и вот

.
Мне жаворонок

Обронил с высоты —
Что за́ морем ты,
Не за облаком ты!

Жив и здоров!
Громче громов —
Как топором —
Радость!

Нет, топором
Мало: быком
Под обухом
Счастья!

Оглушена,
Устрашена.
Что же взамен —
Вырвут?

И от колен
Вплоть до корней
Вставших волос —
Ужас.

Стало быть, жив?
Веки смежив,
Дышишь, зовут —
Слышишь?

Вывез корабль?
О, мой журавль
Младший — во всей
Стае!

Мертв — и воскрес?!
Вздоху в обрез,
Камнем с небес,
Ломом

По голове, —
Нет, по эфес
Шпагою в грудь —
Радость!

Под горем не горбясь,
Под камнем — крылатой —
— Орлом! — уцелев,

Земных матерей
И небесных любовниц
Двойную печаль

Взвалив на плеча, —
Горяча мне досталась
Мальтийская сталь!

Но гневное небо
К орлам — благосклонно.
Не сон ли: в волнах

Сонм ангелов конных!
Меж ними — осанна! —
Мой — снегу белей…

Лилейные ризы,
— Конь вывезет! — Гривой
Вспенённые зыби.
— Вал вывезет! — Дыбом
Встающая глыба…
Бог вынесет…
— Ох! —

Над спящим юнцом — золотые шпоры.
Команда: вскачь!
Уже по пятам воровская свора.
Георгий, плачь!

Свободною левою крест нащупал.
Команда: вплавь!
Чтоб всем до единого им под купол
Софийский, — правь!

Пропали! Не вынесут сухожилья!
Конец! — Сдались!
— Двумолнием раскрепощает крылья.
Команда: ввысь!

Во имя расправы
Крепись, мой Крылатый!
Был час переправы,
А будет — расплаты.

В тот час стопудовый
— Меж бредом и былью —
Гребли тяжело
Корабельные крылья.

Меж Сциллою — да! —
И Харибдой гребли.
О крылья мои,
Журавли-корабли!

Тогда по крутому
Эвксинскому брегу
Был топот Побега,
А будет — Победы.

В тот час непосильный
— Меж дулом и хлябью —
Сердца не остыли,
Крыла не ослабли,

Плеча напирали,
Глаза стерегли.
— О крылья мои,
Журавли-корабли!

Птенцов узколицых
Не давши в обиду,
Сказалось —
Орлицыно сердце Тавриды.

На крик длинноклювый
— С ерами и с ятью! —
Проснулась —
Седая Монархиня-матерь.

И вот уже купол
Софийский — вдали…
О крылья мои,
Журавли-корабли!

Крепитесь! Кромешное
Дрогнет созвездье.
Не с моря, а с неба
Ударит Возмездье.

Глядите: небесным
Свинцом налитая,
Грозна, тяжела
Корабельная стая.

И нету конца ей,
И нету земли…
— О крылья мои,
Журавли-корабли!

20 июля 1921 Марина Цветаева

( спасибо за наводку elen-ska)
.
Лары представляли собой добрых духов умерших предков
. И ларов, и пенатов считали покровителями и защитниками родины и жилища: — пенатов (cella penaria — комната для припасов) особенно внутри дома, а ларов, кроме того — покровителями пастбищ и дорог.
.
В качестве духов предков
лары более всего подходят под определение домовых духов, "домовых".
.
Изображения ларов люди хранили в специальных шкафчиках — ларцах (ларариях). Каждый раз, когда в доме что-нибудь праздновали, дверцы ларца раскрывали, приглашая «домовят» принять участие в общем веселье.
.
Лары и пенаты — божества у римлян. Ларов помещали в домах у очага, у богатых в отдельных молельнях (Lararia), а также — на площадях, перекрестках и в храмах (Lares familiares, compitales, publici и др.).
.
Ларам приносились жертвы в прежнее время — пищей — для сожжения, потом и детьми, а впоследствии им в жертву вывешивали у дверей вне дома куклы, по числу детей в семье, или — маковые головки (вместо детских).
.
Lares and Penates (лары и пенаты, домашний очаг, уют)
household gods (лары и пенаты, боги-хранители домашнего очага)
.
Так объясняют значение слова "ЛАРА". Но, если это так, то причем тут Супермен - Dynastie Lara, 4 тома про Род Лара? Разве исследование касалось духов? Исследование касалось родословных особого РОДа людей, на которых хотели быть похожими правители нашего мира, поэтому изучали и изучают их генеалогию до сих пор.


Ларами называли прародителей, родоначальников. Так ларом Лавиния, города южнее Рима, считался легендарный Эней, который основал этот город и назвал в честь своей жены. В качестве лара Рима почиталась Акка Ларентия, кормилица Ромула и Рема. В её честь в апреле праздновался праздник Ларенты.
.

Ларом оказался Георгий Победоносец и Архангел Михаил. Это не их имена, ненастоящие, но мы привыкли к ним и знаем, о ком идет речь. А как же те имена, которыe исказили или вообще выбросили, присвоили себе другие люди, не имеющие к ним никакого отношения?
.
И я бы не узнала об этом, если бы не наткнулась на испанского исследователя:
.
Луис де Саласар-и-Кастро (Luis de Salazar y Castro; 1658—1734) — крупнейший специалист по испанской генеалогии, прозванный «князем генеалогов» (el príncipe de los genealogistas).
.
Занимая высокий пост в иерархии Oрдена Калатравы, основанный цистерцианцами в Кастилии скрупулёзно копировал завещания, церковные записи о крещениях и браках, тексты международных документов и т. д. Архив Саласара в Королевской исторической академии насчитывает свыше 78 тысяч документов, заведовал  библиотекой. Написал свыше 30 увесистых томов по вопросам генеалогии и геральдики, включая полные родословия фамилий Сильва (2 тома, 1685) и Лара (4 тома, 1694-97).
.
Поэтому горят библиотеки, чтобы люди не узнали правды.
.
Дом де Лара (Casa de Lara) — один из знатнейших родов Кастильского королевства. Его происхождение теряется во мгле веков. Семейное предание называет родоначальником сеньоров Лара одного из сыновей Гарсии Фернандеса Кастильского.
.
Гарсия I Фернандес (исп. García Fernández El de las Manos Blancas) Гарси́я Ферна́ндес Белые Руки как Белые Камни - два близнеца.
.
Если с этим согласиться, тогда Испания простиралась до наших мест, включая Швейцарию, Францию, Германию, Австрию, Бельгию и мы получим историю 15-го века в качестве истории 20-го. Далее перечисление будет плутать как лиса, изменяя имена по названию руин и замков, деревень и рек, лишь бы у вас не было желания найти концы, а также корни своих предков. Судя по сохранившимся названиям здешних мест, я имею корни испанского Рода де Лара.
.
Дольше других просуществовала ветвь Манрике де Лара. Её родоначальником был Манрике Перес де Лара (ум. 1164), женатый на Эрмессинде, сестре Эрменгарды, которая правила Нарбонной с 1134 по 1192 гг. Эрменгарда назвала своим наследником сына Эрмессинды — Эмери Манрике де Лара, который в 1172 г. принял титул герцога Нарбоннского. После Эмери в Нарбонне на протяжении нескольких столетий правили потомки его брата Педро от брака с Санчей Гарсес, дочерью Гарсии IV и правнучкой Эль-Сида. Последний правитель Нарбонны из дома де Лара, Гийом II, умер в 1424 году.
.
В правление Педро Жестокого за поддержку будущего Энрике II семейство Лара лишилось своих владений в Кастилии. После вступления на престол династии Трастамара конфискованные поместья были возвращены. У внебрачного сына первого короля этой династии была дочь Леонора Кастильская, которая была выдана замуж за Педро Манрике де Лара, сеньора де Тревиньо. От их первенца происходят графы Тревиньо, от второго сына — графы Паредес-де-Нава (и в их числе поэты Гомес и Хорхе Манрике), от третьего — сеньоры Вальд-Эскарай.[1]
.
Во время войны за кастильское наследство все члены рода Манрикесов выступили с оружием на стороне Изабеллы. В благодарность за это в 1482 г. глава рода, 3-й граф Тревиньо, был пожалован титулом герцога Нахера. Глава младшей линии, граф Кастаньеда, удостоился титула маркиза Агилар-де-Кампоо. Последний герцог Нахера из рода Манрикесов умер в 1600 году, последний маркиз Агилар — в 1746 году. Вместе с ними угасли две основные линии рода Лара.


А "НАХЕРА" успели присвоить. Не, я так не могу, люди, меня смех раздирает, когда читаю эти истории. Так и хочется вскрикнуть:"Ну, нахера, рвешься в бой?" И тут, на тебе:
.
Битва при На́хере (исп. batalla de Nájera, фр. bataille de Nájera, англ. battle of Nájera), также известная как битва при Наваррете, — битва между войсками двух претендентов на трон Кастилии и Леона: Педро Жестокого, поддерживаемого англичанами, и Генриха (Энрике) II, поддерживаемого французами.
.

Когда я прoчитала о том, что существует Род Лара, я обрадовалась. Думала, наконец-то, кое-что узнаю о своих. А сейчас разочарование. Нет ничего конкретного. Остается "кровь и плоть", отрывки генетической памяти и сны, в которых  от меня уже убегают памятники, да еще герб, и я не сразу рассмотрела, но увидела в нем  саксонскyю расцветку египетских жрецов. Вот что делают цвета. На книге Historia Genialogika de Lara вообще другой герб - с лебедем. А когда увидела, что на гербе  de Lara в корзине сидят зеленые змейки, вспомнила про вино, в состав которого входит змееголовник. Вот вам и отголоски генетической памяти.
.
А это проделки Кобургской группировки.
.
Tags: Крым, Легенды, Марина Цветаева, Род де Лара, Следы ведут в Кобург, мифы, мифы. Сказания.
Subscribe

Posts from This Journal “Следы ведут в Кобург” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 170 comments

Posts from This Journal “Следы ведут в Кобург” Tag