lady_dalet (lady_dalet) wrote,
lady_dalet
lady_dalet

Круг прусских царей. Война за престол.

.
.
Великая княгиня Мария Павловна (1854-1920), дочь Великого герцога Мекленбург-Шверинского Фридриха Франца II, занимала видное положение в придворном обществе, была довольно амбициозна, говорили, что даже Императрица Александра Федоровна опасалась интриг Марии Павловны и старалась держаться от неё подальше. А. А. Мосолов, начальник канцелярии Министерства Императорского Двора, который находился в близком окружении Императора Николая II, писал о ней в своих эмигрантских мемуарах: «Не существовало в Петербурге Двора популярнее и влиятельнее, чем Двор великой княгини Марии Павловны, супруги Владимира Александровича»
.
http://i297.photobucket.com/albums/mm217/valeryanna/GrandDuchessMaria11.jpg
.
Из всех средств политической борьбы одним из самых сильных и подлых являются интриги, клевета. Описывая события тех лет, Анна Александровна пишет: «Сплетни получили своё начало во дворце, среди окружения Государыни, и именно по этой причине в них верили». [2]Интриги, в том числе и Марии Павловны, сыграли роковую роль в планах свержения Царя. Затем клятвопреступники скажут – Царь отрекся сам.
.
В 1905—1909 годы Кирилл Владимирович был в семейном конфликте с Императором Николаем II. Вопреки запрету Императора и в нарушение как церковных, так и гражданских законов, он вступил в брак со своей двоюродной сестрой, Викторией Мелитой, разведенной с родным братом российской Императрицы Александры Федоровны - Эрнстом-Людвигом.
.
За это он был выслан из России и вместе с потомством лишен прав престолонаследия. Впоследствии брак был признан. Семья Кирилла Владимировича возненавидела Государя и в особенности Государыню, приняла активнейшее участие в его свержении в феврале 1917 года.
.
Заседание 4-го декабря 1906 года Высочайше Учрежденного Совещания для рассмотрения вопроса о возможности признания брака Его Императорского Высочества Великого Князя Кирилла Владимировича с бракоразведенною супругою Великого Герцога Гессен-Дармштадтского Мелиттою.
.
[На подлиннике "Журнала" вверху рукою Государя Николая II начертана резолюция. - М.Н.]:
«Признать брак Вел. Кн. Кирилла Владимировича я не могу. Великий Князь и могущее произойти от него потомство лишаются прав на престолонаследие. В заботливости своей об участи потомства Великого Князя Кирилла Владимировича, в случае рождения от него детей, дарую сим последним фамилию Князей Кирилловских, с титулом Светлости, и с отпуском на каждого из них из Уделов на их воспитание и содержание по 12.500 руб. в год до достижения гражданского совершеннолетия».
.
Громко сказано, потому что опять же написано произвольно, без свидетелей, без подписей тех, кто присутствовал при таком решении. Решался вопрос о престолонаследии))), а не пожелание пьяных за столом. Это же документ!
.
.
«Государь хорошо знал, что почти все близкие родственники настроены против него и замышляют свержение его с престола, чтобы наречь Государем Кирилла Владимировича. Но ни Государь, ни Государыня не принимали серьезно семейных сплетен, так как они были уверены в верности престолу народа и армии.
.
Государь имел кое-какие сведения о деятельности сэра Джорджа Бьюкенена. Знали, что он поддерживает Дворцовый переворот. Государыня просила, чтобы Государь написал об его интриганстве своему кузену, английскому Королю Георгу V. Письмо все же не было написано, так как Государь думал, что все стоящее за этим — преходящие личные мотивы. Бьюкенены жили в свое время в Дармштадте и были там хорошо знакомы с первой женой брата Государыни. По этой причине они терпели Государыню не лучше, чем ее брата». [3]
.
Председатель Государственной Думы М.В. Родзянко пишет в своих воспоминаниях (1926):
.
«Приблизительно в это время (в начале января 1917 года) довольно странное свидание произошло у меня с в. к. Марией Павловной.
.
Как-то поздно вечером, приблизительно около часу ночи в. к. вызвала меня по телефону.
.
– Михаил Владимирович, не можете ли вы сейчас приехать ко мне?
.
– Ваше высочество, я, право, затрудняюсь: будет ли это удобно в такой поздний час... Я, признаться, собираюсь идти спать.
.
– Мне очень нужно вас видеть по важному делу. Я сейчас пришлю за вами автомобиль... Я очень прошу вас приехать...
.
Такая настойчивость меня озадачила, и я просил разрешения ответить через четверть часа. Слишком подозрительной могла показаться поездка председателя Думы к великой княгине в час ночи: это было похоже на заговор. Ровно через четверть часа опять звонок и голос Марии Павловны:
.
– Ну, что же, вы приедете?
.
– Нет, ваше высочество, я к вам приехать сегодня не могу.
.
– Ну, тогда приезжайте завтра к завтраку.
.
– Слушаю-с, благодарю вас... Завтра приеду.
.

Мария Павловна с сыновьями, Борисом и Кириллом
.
На другой день на завтраке у великой княгини я застал ее вместе с ее сыновьями, как будто бы они собрались для семейного совета. Они были чрезвычайно любезны, и о «важном деле» не было произнесено ни слова. Наконец, когда все перешли в кабинет и разговор все еще шел в шутливом тоне о том, о сем, Кирилл Владимирович, обратился к матери и сказал: «Что же вы не говорите?».
.
Великая княгиня стала говорить о создавшемся внутреннем положении, о бездарности правительства, о Протопопове и об императрице. При упоминании ее имени она стала более волноваться, находила вредным ее влияние и вмешательство во все дела, говорила, что она губит страну, что благодаря ей создается угроза царю и всей царской фамилии, что такое положение дольше терпеть невозможно, что надо изменить, устранить, уничтожить...
.
Желая уяснить себе более точно, что она хочет сказать, я спросил:
.
– То есть, как устранить?
.
– Да я не знаю... Надо что-нибудь предпринять, придумать... Вы сами понимаете... Дума должна что-нибудь сделать... Надо ее уничтожить...
.
– Кого?
.
– Императрицу.
.
– Ваше высочество, — сказал я, — позвольте мне считать этот наш разговор как бы не бывшим, потому что если вы обращаетесь ко мне как к председателю Думы, то я по долгу присяги должен сейчас же явиться к государю императору и доложить ему, что великая княгиня Мария Павловна заявила мне, что надо уничтожить императрицу".
.
По долгу присяги, М.В. Родзянко не только не доложил Государю Императору о подлости и предательстве его близких родственников, но с большим старанием продолжал готовить Дворцовый заговор, чтобы свергнуть Царя.
.
В этом ему содействовал и Кирилл Владимирович.
.
«В последних числах февраля в войсках, охранявших Императорскую резиденцию, началось брожение, о чем до сведения моего довел Свиты генерал П.П. Гротен, незадолго перед тем назначенный помощником Дворцового коменданта.
.
Матросы батальона Гвардейского экипажа, в то время входившего в состав войск охраны, начали постепенно исчезать; кончилось тем, что остались одни офицеры, а матросы-дезертиры направились в Петроград в свои казармы, где 1-го марта утром собрались на митинг, на который пригласили своего командира, в то время Великого Князя Кирилла Владимировича.
.
Великий Князь разъяснил матросам значение происходящих событий. Результатом разъяснения было не возвращение матросов-дезертиров к исполнению службы, а решение заменить Высочайше пожалованное Экипажу знамя - красною тряпкою, с которою Гвардейский экипаж и последовал за своим командиром в Государственную Думу.
.
/.../ Великий Князь Кирилл Владимирович, с Царскими вензелями на погонах и красным бантом на плече, явился 1-го марта в 4 часа 15 мин. дня в Государственную Думу, где отрапортовал председателю Думы - М.В. Родзянке: «Имею честь явиться Вашему Высокопревосходительству. Я нахожусь в вашем распоряжении, как и весь народ. Я желаю блага России», ‑ причем заявил, что Гвардейский экипаж - в полном распоряжении Государственной Думы. По-видимому, так понимал Великий Князь Кирилл Владимирович «возложенную на него присягою ответственность перед Царем и Родиною. М.В. Родзянко в ответ выразил уверенность, что Гвардейский экипаж поможет справиться с собственным врагом (но не объяснил, с каким).
.
В стенах Государственной Думы Великий Князь был принят весьма любезно, т. к. еще до его прибытия в комендатуре Таврического дворца уже было известно о разосланных им записках начальникам частей Царскосельского гарнизона, гласивших: «Я и вверенный мне Гвардейский экипаж вполне присоединились к новому правительству. Уверен, что и вы, и вся вверенная вам часть также присоединитесь к нам. Командир Гвардейского экипажа Свиты Его Величества Контр-Адмирал Кирилл».
.
Но недолго продолжалось благоволение революционеров к Великому Князю: вскоре и он был уволен ими от службы». [4]
.
«Полки с музыкой и знаменами ушли в Думу, Гвардейский Экипаж - под командой Великого Князя Кирилла Владимировича. Те же полки, те же люди, которые накануне приветствовали Государыню: «Здравия желаем, Ваше Императорское Величество». [5]
.
Императрица Александра Федоровна писала Государю: «Кирилл ошалел, я думаю: он ходил к Думе с Экип[ажем] и стоит за них. Наши тоже оставили нас (Экип.), но офицеры вернулись...».
.
(2.3.1917). «В городе муж Даки (Вел. Кн. Кирилл Владимирович) отвратительно себя ведет, хотя и притворяется, будто старается для монарха и родины».
.
(3.3.1917). «Мужем Даки я крайне возмущена. Арестовывают людей направо и налево – конечно, офицеров. /.../ Н. П. арестован в Экипаже, в городе! Моряки приходят забирать других». (4.3.1917).
.
Все это происходило в напряженное для Государыни время, когда не было известий от Государя, дети были больны. Только несколько верных ей людей были возле нее.
.
Во время революционных событий в столице Анна Александровна Танеева (мон. Мария) пишет: «Я переехала к зятю в его дом на Морской. В верхнем этаже жил некий Манташев, и там каждую ночь происходили кутежи, которые кончались часов в 7 утра. Вино лилось рекой. Бывали там Их Высочества Борис Владимирович, Мария Павловна и другие. Я тяжело заболела разлитием желчи и целыми ночами не могла спать от шума и музыки; больная и нервная, я не могла привыкнуть к этой обстановке после всего пережитого. Зять мой тоже целыми ночами пропадал у них наверху. Зять мой получил письмо от своей сестры, что она приезжает и не хочет быть со мной под одной крышей, и я переехала снова к дяде».[6]
.
Случилось самое пагубное - устранение Помазанника Божия, а с ним и благодати Божией, Россию покрывавшей.
.
Мария Павловна
.
«Когда я вспоминаю все события того времени, мне кажется, будто Двор и высший свет были как бы большим сумасшедшим домом, настолько запутанно и странно все было. Единственно беспристрастное изучение истории на основании сохранившихся документов сможет внести ясность в ту ложь, клевету, предательство, неразбериху, жертвами которых, в конце концов, Их Величества оказались»
.
В 1917 году Великий князь Кирилл Владимирович с супругой Викторией Мелитой и дочерьми, спасаясь от революционного правительства, нелегально перебрались в Финляндию. Жили они вначале в Порвоо, где у князя родился сын Владимир (30.08.1917). Его крестили в усадьбе Хайкко, куда затем они всей семьей переехали и жили там до отъезда во Францию в 1920 году.
.
Владимир Кириллович после смерти отца стал главой рода Романовых, рассеянного по всему миру. В 1948 году он женился на дочери князя Георгия Ираклиевича Багратиона, главы грузинского царского дома в изгнании, Леониде Георгиевне Кёрби, урождённой княжне Багратион-Мухранской, ранее состоявшей в браке с богатым американцем Самнером Мором Кёрби (Sumner Moore Kirby), и, с которым развелась в 1937 году.
.
.
Великий Князь Владимир Кириллович Романов, его жена Леонида Георгиевна (слева), дочь Мария Владимировна (справа) и внук Георгий. Снимок сделан в Финляндии в 1991 году.
.
В 1991 году владельцы усадьбы Хайкко, семья Вуористо, собрали в своей гостинице на «Романовский вечер» представителей Кирилловской ветви Романовых. Великий князь Владимир Кириллович посетил свое место рождения г. Порвоо. В усадьбе по случаю дня его рождения был организованы празднества. Великому князю Владимиру исполнилось тогда 74 года. Через год он умер, находясь с визитом в США, во Флориде, во время выступления перед американскими бизнесменами, которых призывал оказать экономическую помощь возрождающейся России.
Единственный ребенок от его брака, Мария Владимировна, считается местоблюстительницей Российского престола. tsaarinikolai.com
.
Tags: Круг прусских царей, Мекленбург-Шверин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments