lady_dalet (lady_dalet) wrote,
lady_dalet
lady_dalet

Categories:

Цецилия Мекленбург-Шверинская, кронпринцесса Пруссии

Оригинал взят у n_megetaveel в Цецилия Мекленбург-Шверинская, кронпринцесса Пруссии
Предлагаю вниманию читателей фрагмент книги "Kronprinzessin Cecilie. Eine Bildbiographie" (Jörg Kirschstein, 2004). О кронпринцессе уже был сделан прекрасный пост с множеством фотографий (http://ru-royalty.livejournal.com/490124.html), но это было - хо-хо! - шесть лет назад. Между тем о Цецилии не так легко найти информацию, кроме скудных биографических данных, и в этой связи немецкая книга - настоящее сокровище.

Привожу здесь перевод первой части биографии.



Цецилия Августа Мария родилась 20 сентября 1886 в Шверинском замке. Свое имя она получила в честь бабушки, принцессы Цецилии Баденской. В семье великого герцога Фридриха Франца III Мекленбург-Шверинского и его супруги, великой княжны Анастасии Михайловны Романовой, она стала младшим ребенком; кроме нее у пары был сын и наследник Фридрих Франц (IV) и дочь Александрина.
Цецилия воспитывалась в строгости. Великая герцогиня Анастасия стремилась дать своим детям по возможности разностороннее образование, способствовала их развитию в языковом и культурном отношении. Цецилия изучала несколько иностранных языков, в том числе английский, французский и русский. Вместе с матерью, живо интересовавшейся искусством, девочка совершила множество поездок и познакомилась с культурой разных европейских стран.
Свои детские и юношеские годы Цецилия провела на родине в Мекленбурге. Помимо главной резиденции своего отца, Шверинского замка, она была сильно привязана к охотничьему замку в Гельбензанде (Gelbensande, “Желтые пески”), постройку которого частично финансировал ее дед, великий князь Михаил Николаевич и который носил черты русской, “боярской” архитектуры. Свою любовь к Гельбензанде Цецилия сохранила и после замужества.
Астма великого герцога Фридриха Франца вынудила его построить на французской Ривьере виллу и вместе с семьей спасаться на ней от зимнего холода. На Лазурном берегу, бывшем в середине XIX века популярным местом отдыха представителей высшей аристократии, Цецилия познакомилась со многими представителями европейских королевских домов. Кроме многочисленных членов русской императорской фамилии, бывших с нею в родстве, на юге Франции герцогиня встретилась с императрицей Евгенией, вдовой Наполеона III, и старшим сыном королевы Виктории, будущим королем Эдвардом VII. Саму британскую монархиню Цецилия видела только один раз на званом обеде в честь ее матери, великой герцогини Анастасии.
В 1897 году в Каннах состоялась помолвка старшей сестры Цецилии Александрины с наследником датского престола Кристианом. Вскоре после этого великий герцог Фридрих Франц скончался от травм, вызванных случайным падением с террасы виллы. Ему было всего 46 лет. Тело великого герцога упокоилось в мавзолее в Людвигслюсте. По причине траура бракосочетание Александрины было отложено и состоялось через год.
Вместе со смертью мужа в жизни великой герцогини Анастасии окончился “мекленбургский период”. С той поры урожденная русская великая княжна с детьми все летние месяцы проводила в России. В Михайловском, принадлежавшем ее деду, Цецилия прожила долгое время, пока ее собственная свадьба в 1904 году не положила конец этой беззаботной жизни.
Своего будущего супруга Цецилия впервые увидела на бракосочетании брата в июне 1904 года. Император Вильгельм II отправил своего старшего сына (по традиции нареченного Вильгельмом) в Шверин, чтобы тот лично вручил молодоженам подарок - великолепный сервиз из берлинского фарфора. Тогда молодой наследник и встретил семнадцатилетнюю Цецилию. Юная герцогиня поразила его красотой. У нее были темные волосы, выразительные глаза, безупречная кожа и стройная фигура. Кроме того, девушка обладала необычайно высоким ростом (182 см) и в этом отношении была под стать высокому кронпринцу.
Очень скоро, 4 сентября 1904 года в охотничьем замке Гельбензанде Вильгельм и Цецилия заключили помолвку. На следующий день они много часов подряд позировали придворным фотографам, а сама помолвка и подготовка к свадьбе широко освящались в европейской прессе.
Бракосочетание кронпринца стало в Германской империи событием года. Когда молодая герцогиня покинула родной Мекленбург и прибыла в Берлин, на вокзале Лертер ее встречали с большой помпой. Здание вокзала было великолепно украшено, а перрон усыпан темно-красными розовыми лепестками, так что Цецилия шла по нему до ожидавшего ее экипажа, как по ковру. После короткого приема у берлинского губернатора, невеста направилась в замок Бельвю. Там ее приветствовал император Вильгельм II со всей своей семьей. После торжественного обеда наступило время наряжать невесту. В полдень Цецилия села в церемониальную карету прусского двора и под перезвон колоколов двинулась к Парижской площади. Когда влекомый восьмеркой вороных экипаж проехал через Бранденбургские ворота, в Тиргартене в честь невесты кронпринца загремел салют. По обеим сторонам улицы Унтер ден Линден теснились огромные массы народа; со специально возведенных трибун люди снова и снова кричали “ура!”. Все исторические здания от самого бульвара до Берлинского замка были украшены гирляндами и розами.
Когда карета въехала во двор Городского дворца, ее встретила рота кронпринца. Она же доложила о прибытии невесты императору. Вильгельм II сопроводил Цецилию в Рыцарский зал, где их уже ждали гости.
На свадьбу приехало более пятидесяти представителей княжеских домов Европы и высшей германской аристократии. Среди них великий князь Михаил Александрович, брат русского царя Николая II, наследник австро-венгерского престола Франц Фердинанд, шведский кронпринц Густав, греческий кронпринц Константин, датский кронпринц Кристиан, а также представители королевских домов Италии, Бельгии, Португалии и Нидерландов.
Празднование вылилось в четыре напряженных, до предела наполненных дня. Сразу после въезда Цецилии в столицу император вручил ей орден Луизы (Luisenorden). Депутации самых разных организаций и союзов засвидетельствовали юной кронпринцессе свое почтение; во дворцовой часовне и Берлинском соборе проводились службы. В Брауншвейгской галерее замка состоялось вручение подарков жениху и невесте. Драгоценности, серебро и фарфор были самыми ценными подарками, а кроме них была еще прекрасная карета и венгерские кони от императора Австро-Венгрии Франца Иосифа I, крестного отца кронпринца. От деда по материнской линии Цецилия получила великолепное колье из сапфиров и бриллиантов, изготовленное в Санкт-Петербурге.
Вечером императорская семья и гости посетили оперу; по желанию невесты исполнялись исключительно произведения ее любимого Вагнера - первый акт “Лоэнгрина” и третий акт “Нюрнбергских майстерзингеров”. За дирижерским пультом стоял Рихард Штраус.
6 июня было, собственно, днем бракосочетания и одновременно главным событием в череде свадебных празднеств. Ранним утром в покоях невесты появился кронпринц и преподнес ей “утренний дар” - драгоценную диадему в греческом стиле. Венчальное платье Цецилии было сшито из тяжелой серебряной парчи, затканной на груди розами. Приклепленный к ее талии шлейф был подарком ее деда. По желанию матери невесты придворные портные расшили шлейф длиной в четыре метра миртовыми и апельсиновыми веточками. Двадцати портнихам понадобилось пять месяцев для того, чтобы изготовить этот шлейф стоимостью 10 тысяч марок.
Венчание состоялось в часовне Городского дворца. В тот миг, когда жених и невеста обменивались кольцами, в Люстгартене в вечернее небо с грохотом было выпущено тридцать шесть залпов. У дворца собралось огромное количество народа; все были в праздничном настроении и желали приобщиться к знаменательному событию.
В заключение свадебной церемонии наследная пара должна была принять поздравления 1700 гостей. После свадебного пира новобрачные покинули дворец и отправилась в расположенный к северу от Берлина охотничий замок Хубертусшток, где им предстояло провести медовый месяц.
В первые недели и месяцы после свадьбы интерес публики к молодой наследной паре был колоссальным. Каждое действие, каждый их шаг замечался и обсуждался. Но Цецилия блестяще преодолела трудности перехода из спокойной обстановки отчего дома в императорский двор. Она с большим умением выполняла свои обязанности, а  ее непосредственное, уважительное обращение с подданными скоро сделало ее одним из самых любимых членов императорской семьи. Недаром мать кронпринцессы в свое время научила дочь обходиться с людьми почтительно и внимательно; теперь это стало большим достоинством.
После медового месяца наследная пара переехала в Мраморный дворец в Потсдаме, свою летнюю резиденцию. Каждый год с началом бального сезона двор кронпринца переезжал в столицу, где в его распоряжении был дворец на улице Унтер ден Линден.
Брак с кронпринцем сделал Цецилию членом одной из могущественнейших династий Европы. Согласно прусской придворной “табели о рангах” она получала высочайший ранг после императорской пары и своего супруга. Отныне ее титуловали “кронпринцессой Германской империи и Пруссии”, а обращаться к ней надлежало “Ваше Императорское Высочество”.
Счастье заблистало еще ярче, когда уже через год после свадьбы, 4 июня 1906 года, Цецилия родила сына и наследника, который должен был стать залогом прочности династии в двадцатом веке. Согласно семейной традиции маленький принц получил имя “Вильгельм”. Его крестины сопровождались празднествами, и в Потсдам снова съехались многочисленные главы европейских государств.
Семейная жизнь наследной пары всем казалась счастливой и гармоничной. Но реальность была иной. Первые слухи появились, когда в декабре 1906 года Вильгельм и Цецилия отправились в Санкт-Мориц на зимний курорт. Во время катаний на санках и танцевальных вечеров кронпринц даже не пытался скрывать своего интереса к молодым дамам. Еще в бытность свою холостяком Вильгельм был известен многочисленными любовными связями. Надежда, что брак изменит его поведение, оказалась ложной.
Цецилию скоро проинформировали о внебрачных связях мужа. Она тяжело переживала это оскорбление с его стороны, но молчала, чтобы сохранить лицо и престиж дома Гогенцоллернов.
До 1917 года Цецилия родила шестерых детей. Надзор за их воспитанием - от выбора кормилиц до найма домашних учителей - стал центральным пунктом ее жизни. При этом она придавала большое значение набору немецкого персонала, считая старомодным обычай нанимать для детей воспитательниц-англичанок.
Жизнь кронпринцессы протекала в четко обозначенном русле. И она, и ее супруг были отстранены от всякой политики, ибо авторитарный Вильгельм II не терпел вмешательств в дела управления государством. Таким образом, главной задачей Цецилии оставалось представлять императорскую семью на публике.
Бесчисленные союзы и благотворительные организации мечтали видеть кронпринцессу своим патроном. После рождения старшего сына Цецилией “дебютировала”, 1 декабря 1906 “крестив” на штеттинской верфи пароход, названный в ее честь “Kronprinzessin Cecilie”. Она восприняла это как особую радость и честь, так как с детства страстно любила море и морские путешествия.
Кронпринцесса считалась одной из самых элегантных дам кайзеровского времени и для многих была модным эталоном. Она тщательно продумывала свой гардероб и придавала значение качеству тканей и классической простоте кроя. Прическа Цецилии также вошла в моду: с помощью шиньонов она искусно сооружала из своих темных волос высокую “прическу-баллон”.
***
После свадьбы наследная пара задумала совершить долгое заграничное путешествие. В конце 1910 года их желание исполнилось. Министерство иностранных дел разработало программу, целью которой был восток. Изначально предполагалось, что поездка будет образовательной, но в действительности ее составляли охота, поло, званые обеды, парады, приемы и другие мероприятия.
Для Цецилии радость будущей поездки омрачала разлука с тремя маленькими сыновьями (самому младшему исполнилось четырнадцать месяцев). В отсутствие родителей принцы должны были жить у императорской четы в Новом дворце.
Наследная пара начала путешествие вместе, но на Цейлоне они расстались. Кронпринц отправился в Индию, кронпринцесса - в Египет. Император был того мнения, что трудности долгого пути могут угрожать здоровью его невестки.
Поездка была полна удивительных впечатлений и переживаний. В египетской столице Цецилия посетила ряд мечетей и живописных базаров. Опасения, что невыносимая жара измучает кронпринцессу, оказались напрасными; напротив, она с огромным интересом совершала все новые и новые открытия и знакомилась с местными обычаями и нравами.
Глубокое впечатление произвел на нее многодневный круиз по Нилу. Цецилия увидела царские гробницы в Луксоре, развалины храма в Абу-Симбел, а также знаменитые пирамиды в Гизе.
Между тем немецкая пресса обстоятельно сообщала о путешствии наследной пары. Кронпринцесса заочно подверглась сильной критике после того, как на родине стало известно о том, что на приемы и другие светские мероприятия она приглашала исключительно английских гостей и на протяжении всей поездки говорила почти всегда по-английски.
На обратном пути в Потсдам кронпринц и кронпринцесса сделали остановку на острове Корфу, где они воссоединились с императорской четой и все вместе поднялись на борт яхты “Гогенцоллерн”, чтобы плыть дальше в Италию. В Риме княгиня Радзивилл обратила внимание на то, что во время посещения форума кронпринц “всех и вся поднимал на смех и абсолютно ничем не интересовался”. Кронпринцесса же, наоборот, интересовалась римской историей и методами древнего строительства и из обоих супругов казалась самой умной.
После Рима императорская семья прибыла в Вену. Это было первое посещение Цецилией дунайской метрополии, поэтому специально для нее император Франц Иосиф велел особенно богато украсить венский Южный вокзал. Один за другим последовали званый обед в Хофбурге и суаре в Шенбрунне. Весь следующий день был полон мероприятий и приемов; также наследная пара возложила венки к саркофагам императрицы Елизаветы и ее сына, кронпринца Рудольфа.
Посетили они и наследника австрийского престола Франца Фердинанда с супругой. Несмотря на то, что большинство членов императорской фамилии относилось к Софии Хотек с нескрываемой антипатией, Цецилия не поддавалась всеобщему настроению. Она считала интеллигентную герцогиню очень милой.
В конце марта 1911 года пятимесячное, полное открытий и впечатлений путешествие завершилось. Полторы тысячи человек приветствовало прибывших на вокзале в Потсдаме. Повсюду развевались прусские и мекленбургские флаги. Но наследная пара недолго пробыла дома, так как императору было угодно, чтобы Вильгельм и Цецилия продолжили знакомиться с королевскими дворами Европы. В мае 1911 года они отправились в Санкт-Петербург. Для кронпринцессы это стало возвращением в прошлое, официальным же поводом для визита послужил день рождения царя Николая II. Они жили вместе с царской семьей в Александровском дворце.
В том же году должна была наконец состояться планируемая годами поездка в Лондон. По политическим причинам ранее уже были отменены две поездки, но 22 июня 1911 года Вильгельм и Цецилия все же отплыли к берегам Англии. Поводом для этого визита стали коронационные торжества короля Георга V и его супруги Мэри.
В течение недельного визита наследная пара проживала в Букингемском дворце. Их присутствие вызвало ажиотаж в английской прессе. “The Sphere” назвала Вильгельма “самым любмым участником коронационных торжеств”. Многие газеты помещали на первых страницах своих изданий заменитый портрет кронпринцессы кисти венгерского художника Филиппа де Ласло.
Длившаяся шесть часов церемония в Вестминстерском аббатстве была тяжела для Цецилии, которая к тому времени находилась на четвертом месяце беременности и страдала от дурного самочувствия и обмороков.
Королева Мэри постаралась сделать пребывание кронпринцессы и ее супруга в Лондоне как можно более приятным. Позднее, несмотря на политическую обстановку и вплоть до самой своей смерти в 1953 году, она поддерживала контакт с Цецилией. Кронпринцесса же не могла тогда предположить, что этот вояж в Англию станет ее последней официальной заграничной поездкой как представительницы Германской империи.
Во время путешествия на восток кронпринц Вильгельм получил известие, которое в сильной мере повлияло на его дальнейшую жизнь: отец передавал ему командование Первым лейб-гусарским полком. Этот элитный полк, однако, стоял не в Берлине или Потсдаме, а в восточно-прусском Данциге. Цецилия предпочла бы, чтобы ее муж получил назначение где-нибудь поблизости от столицы, в противном случае им пришлось бы хоронить себя в провинции. И вот, починяясь приказу императора, 15 сентября 1911 года наследная пара прибыла в празднично украшенный приморский город. Цецилия обставила свой новый дом вещами, привезенными из Потсдама и Берлина. Больших нагрузок ей приходилось избегать, ведь в декабре она ждала появления на свет ребенка. Их новое жилище нельзя было и сравнить с прочими замками Гогенцоллернов, и все же до конца 1913 года оно было их основным местом проживания.
В ноябре 1911 года Цецилии пришлось ехать в Берлин и ждать там родов. По желанию императора ребенок должен был родиться в столице, а не в провинциальном городке. Крещение младшего сына, которого нарекли Фридрихом Георгом, состоялось 28 января 1912 года. Свое второе имя “Георг” маленький принц получил в честь английского короля Георга V - так пообещала Цецилия во время своего пребывания в Лондоне.
Жизнь кронпринцессы в Данциге проходила под знаком смирения. Кронпринц не выказывал интереса ни к жене, ни к семейной жизни. В то время все свои сожаления, страхи и проблемы Цецилия поверяла дневнику. Этот исторический документ сохранился и проливает свет на подлинное душевное состояние кронпринцессы.
В то время она почти не видела своего супруга. Цецилию спасали красоты природы, она совершала длительные прогулки. Сокрушаясь по поводу своего разваливающегося брака, она писала: “Вечера просто отупляют. Бывают минуты, когда становится непонятно, имеет ли что-либо смысл”. Никем не понимаемая, предоставленная себе самой со всеми проблемами, она задавалась вопросом: “Почему некоторых людей возводят на самый пик жизни, а потом толкают вниз?”.
В конце ноября 1912 года кронпринцесса снова выехала в Берлин и приняла участие в одном приеме. Преодолев душевное смятение, она сумела придать себе вид счастливой женщины и выглядела довольной и спокойной. Позднее Цецилия писала: “Мы пробыли там до семи часов и думаю, что свою обязанность я исполнила правильно. Если бы я могла все в жизни делать так легко и хорошо, какое это было бы счастье”.
Так часто, насколько это было возможно, Цецилия ездила в Данию. После смерти Фредерика VIII супруг ее сестры Александрины Кристиан унаследовал датский престол. С сестрой, бывшей на семь лет ее старше, кронпринцесса наконец-то могла поделиться своими заботами и получить понимание и поддержку.
Частые визиты к датскому двору заставили Цецилию сделать выводы относительно системы управления в этой стране. “Здесь жизнь так проста. Люди кажутся добрыми и гармоничными, без оговорок”.
Вернувшись из Дании, кронпринцесса узнала, что ее мужа переводят из Данцига обратно в Берлин. За два года она успела полюбить тихую, непринужденную жизнь в провинции, против которой поначалу резко восставала. Ее душевное состояние, однако, ничуть не улучшилось, и она в огорчении писала в дневнике: “Наступил 1914 год. Поможет ли это нам?”.
По возвращении в столицу Цецилия без всякого интереса занималась обустройством своих покоев во дворце Кронпринцев. “Коклюш и никаких конкретных планов касательно детей. Очень скучно. Роемся в вещах и двигаем мебель”, - комментировала она.
В мае 1914 года после трехлетнего отсутствия Цецилия снова въехала в Мраморный дворец в Потсдаме, свою летнюю резиденцию. Она опять была одна, поскольку Вильгельм с Генеральным штабом находился в Вогезах. “Я выходила, но только до границ Потсдама, и вернулась сюда [во дворец], как в гости. Природа для меня так скудна, так неестественна, и будет трудно освоиться здесь и чувствовать себя хорошо”. Кронпринцесса горевала о том, что не может наслаждаться природой, но ведь позднее, когда она будет императрицей, у нее вовсе не будет времени для уединения и наслаждения ею.
О своей жизни в Мраморном дворце Цецилия писала: “Пока что я тут не дома. Сейчас я сижу в большом салоне, который прежде я невыразимо любила. Он действует на меня благотворно, и однако же я слоняюсь здесь, как чужая”. Она чувствовала себя в Потсдаме, как “птица в клетке, которая мечтает о вольных небесах”.
Об убийстве в Сараево наследная пара узнала, будучи на отдыхе на Балтийском море. Кронпринц немедленно вернулся в Берлин. Кронпринцесса отвезла детей в Гельбензанде и выехала за супругом. После того, как 31 июля 1914 года в Потсдаме император Вильгельм II объявил военное положение, они вместе направились в столицу, где 1 августа им был подписан приказ о всеобщей мобилизации.
В первые дни после начала войны население ликовало и не скупилось на проявление своих чувств. Днем и ночью семью наследника просили выйти на балкон дворца и показаться народу.
Кронпринц получил главное командование над Пятой армией и уехал в свою штаб-квартиру в Саарбрюккен. Для Цецилии это означало новый период разлуки. Во время военных действий Вильгельм, как главнокомандующий, был на передовой и редко навещал свою семью.
Цецилия между тем целиком посвятила себя благотворительности. Императрица передала своим невесткам заботу о раненых в лазаретах. Кронпринцесса приняла под свою ответственность работу нескольких военных госпиталей в Берлине, и в замке Ёльс, владении наследной пары в Силезии, по ее инициативе был создан лазарет.
В первые недели после начала войны Цецилия знала, что она в очередной раз беременна. Ее мать напрасно просила, чтобы дочь берегла себя и снизила нагрузку в госпиталях, ведь это могло повлиять на ее здоровье и здоровье будущего ребенка. В апреле 1915 года на свет появилась девочка. Это событие стало огромной радостью для кронпринцессы, которая уже родила четырех сыновей. Трагизм заключался в том, что желанная дочь родилась с синдромом Дауна.
Официальных извещений двора о состоянии здоровья маленькой принцессы не было. Однако Цецилия не стала прятать дочь от света и вскоре после рождения маленькой Александрины были выпущены открытки с ее портретом.
С началом войны кронпринцесса избрала своим новым местом жительства виллу в приморском Сопоте. Она убедила императора в том, что нужна не только раненым в Берлине, но и страдальцам в Восточной Пруссии, и Вильгельм II позволил ей снять виллу. В последующие четыре года Цецилия вместе с детьми проводила летние месяцы там, обособленно, вдали от двора и протокола.
В 1915-1917 годах снабжение семьи кронпринца стало катастрофическим. Летом 1917 года нехватка продуктов была настолько велика, что кронпринцесса начала опасаться голода. В условиях крайней нужды она всего за четыре дня ро рождения ее шестого ребенка просила в письме генерал-фельдмаршалу Августу фон Макензену о пшеничной муке для себя и детей. В мае 1918 года Цецилия снова телеграфировала Макензену, прося прислать еще и как можно скорее. Генерал-фельдмаршал отправил ей несколько посылок с едой.
В марте 1917 Цецилия получила известие о революции в России и об отречении царя. Судьба царской семьи была окутана тайной. Позже греческая королева Ольга сообщила кронпринцессе, что трое братьев ее матери, великие князья Сергей, Михаил и Георгий Михайловичи, были расстреляны в дни революционного террора.
***

Картинок в книге много, но толково перефотать их не получилось, к сожалению.





И напоследок - моя личная, как оказывается, кривовато приклеенная коллекция портретов кронпринцессы:

Tags: Германия, Гогенцоллерны, Мекленбург-Шверин
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments

Recent Posts from This Journal