lady_dalet (lady_dalet) wrote,
lady_dalet
lady_dalet

Category:

ВЕЛИКАЯ АВАНТЮРИСТКА, ПРОТОТИП МИЛЕДИ, ГЕРОИНИ РОМАНА А. ДЮМА, В КРЫМУ

Вчера все-таки написала историю об ожерелье Мари Антуанеттa, а сегодня попала на продолжение. Приведу рассказ полностью:

ВЕЛИКАЯ АВАНТЮРИСТКА, ПРОТОТИП МИЛЕДИ, ГЕРОИНИ РОМАНА А. ДЮМА, В КРЫМУ

Мариа Антуаннетта.

*Жана де Валуа Бурбон, графиня де ла Мот, графиня Гаше она же графиня де Круа, героиня романа А. Дюма «Ожерелье королевы», которая также послужила созданию образа Миледи в романе «Три мушкетёра», действительно окончила свой жизненный путь в Крыму. О ней также писали литераторы: Ф. Шиллер, братья Гонкур, С. Цвейг.
Жана обманом завладела бриллиантовым ожерельем, предназначенным для фаворитки Людовика 15. Когда эта авантюра была раскрыта, то она была арестована, и ей на плече выжгли клеймо и посадили в тюрьму.

*Вспомните, как будучи детьми мы льнули к экрану телевизора, когда там шел наш любимый фильм «Три мушкетера». Как мы восхищались бесстрашной тройкой мушкетеров, подпевали юному д. Артаньяну «Пора-пора-порадуемся на своем веку». И как неприятен нам был хитрый кардинал Ришелье, Рошфор и самый отрицательный герой романа – Миледи. Она – графиня де Ля Фер, леди Винтер – постоянно преследовала наших героев, творила козни и несла за собой смерть. Но в то же время какая-то сила притягивала к этой заклейменной цветком лилии женщине, ее сила и хитрость тоже заслуживали восхищения.

«При чем тут «Три мушкетера», Миледи и Крым?», - спросит читатель. А связь здесь самая прямая. Наш полуостров, так или иначе, был связан со всеми историческими событиями и судьбами мира. В жизни той самой Миледи Крым сыграл не последнюю роль.



Александр Дюма не был фантастом, свои произведения он всегда основывал на реальных событиях. И Миледи – персонаж не выдуманный. Ее прообраз звали графиня де Ла Мотт, которая в XVIII веке была известна как одна из самых известных авантюристок того времени. О ней написано немало романов, мемуаров и научных монографий. Помните скандал с подвесками королевы, с кражей бриллиантового ожерелья Мария Антуанетты? Историки считают, что именно события, связанные с кражей ожерелья повлекли за собой развал монархии и Французскую революцию. Непосредственной участницей этих событий была все та же графиня де Ла Мотт, ставшая главной героиней романа Дюма «Ожерелье королевы».
Совсем недавно образ графини-авантюристки заинтриговал американских кинематографистов, снявших фильм «История ожереалья».
Так кто же она такая эта загадочная дама? Какие злодейства она «натворила» в Европе и почему оказалась в Крыму? Наберись терпения, читатель, выкрои пол часа своего времени, прочитай эту статью и перед тобой откроется одна из самых загадочных тайн-авантюр, начавшихся в Париже и закончившейся в глухом крымском городке…

МИССИЯ ФРАНЦУЗСКОЙ ГРАФИНИ В КРЫМУ

Совершенно фантастическая, тем не менее, строго документальная маленькая повесть.

ВЕЧЕРНИЙ ЗВОНОК ПОСЛЕДНЕГО ГОДА ЗАСТОЯ

Что ж, теперь можно признаться: этот пронзительный междугородний звонок в вечернее время меня напугал. Не люблю неожиданных звонков. Даже перед праздником. Хочешь поздравить — пришли открытку!.. Но на звонки принято отвечать.
- Это квартира?
Называется моя фамилия. Не стал отрицать, это действительно моя квартира.»Может, с документами не всё в порядке!?. Может?..»
Всё может случиться в стране СССР! Впрочем, и в стране Израиль, в которой я живу сегодня!
- Сейчас с вами будет разговаривать Анатолий Николаевич Старостин. Севастополь, с вами будет разговаривать Симферополь.
«Старостин, Старостин! Уж не известный ли это футболист прошлых лет? Уж не собирается ли он создавать команду пенсионеров?»
На том конце провода, видно, уловили работу моих мозговых извилин, не смазанных умственной смазкой.
- Старостин — начальник Крымского бюро судебно-медицинской экспертизы.
Час от часу не легче! Не хочу говорить о каплях — крупных и мелких, — но они сразу же появились на лбу. И стало тепло, тепло, даже жарко. Сигарета в моей руке заколыхалась и исполнила какой-то замысловатый бразильский танец!
Представьте себя на моём месте! Вечерний звонок, и…откуда? А за окном — год 1984, последний год великого застоя со всеми вытекающими отсюда последствиями. А я же с родителями прошёл, на минуточку, Сегежлаг!.. Правда, не за колючей проволокой, но зонное мышление впиталось в клеточки мозга на всю жизнь. Короче, я из породы напуганных до конца жизни.
- Что за судебное бюро? Чем оно занимается? При чём здесь я!? Я никакого отношения к медицинским экспертизам не имею!

Боже, какой у меня дребезжащий противный голос! Ну почему мы до сих пор так боимся людей оттуда — из милиции или суда, судмедэксперитизы или прокуратуры?
Мне вдруг на минуточку захотелось стать во фрунт и чётко соврать: «Не состоял! Не привлекался! Родственников за границей не имею!»

На том конце трубки выжидательно посапывали. Беру инициативу разговора на себя. Когда мне страшно, перехожу в наступление первым. С детства усвоил: лучшая защита — это нападение!
- Что же вы молчите, гражданин Старостин, я же спрашиваю вас, чем занимается ваше богоугодное заведение?
- Потрошим трупы, — весело ответил голос.
- Это фи…фи…фигу…фигу…фигурально выражаясь?
- Нет, в прямом значении этого слова. Не вешайте трубку, с вами сейчас будет разговаривать Анатолий Николаевич Старостин.
- А вы разве не Старостин?
- Я его правая рука. И вообще, что это вы ко мне обращаетесь, как к мужчине? Женщина я.
- Прошу прощения, сударыня!
Тут не только мужчину с женщиной перепутаешь — забудешь собственную фамилию.
У Старостина оказался голос густой и… страшный:
- Скажите, Михаил Леонидович, вы знакомы с графиней де Ла Мотт?
« Де Ла Мотт,. де Ла Мотт… Первый раз слышу!.. Ах, эта самая де Ла Мотт! Миледи коварная…Как же, писал о ней!»
- Да она вроде бы усопла, так сказать, со святыми упокой! — ответил я, не уверенный в своей правоте.
- Естественно,. — пророкотала-пробасила трубка, — наша фирма и имеет дело с покойниками.
- А почему вы, Анатолий Николаевич, обратились именно ко мне? С де Ла Мотт были знакомы многие.
- Кто именно!? Назовите фамилии? Клички?
- Об этой графине многие писали. Фридрих Шиллер, например. Братья Гонкуры, Стефан Цвейг… И , конечно, не мог пройти мимо этой коварной женщины Дюма-отец. Правда, свидетелей этих сейчас нет в живых, но вы же сами сказали, что имеете дело с покойниками.
Старостин выдал афоризм:
- Эх, Михаил Леонидович, Михаил Леонидович, от живого до покойника — один шаг!
- Возможно, вы и правы, но ведь не о бренности жизни вы хотели со мною говорить?
- Совершенно справедливо! В последнее время вы многим рассказывали — устно и печатно! — о жизни и смерти Ла Мотт. Например, в «КРЫМСКОЙ ПРАВДЕ» был ваш очерк об этой удивительной женщине. И в Клубе любителей истории Севастополя вы выступили с докладом об усопшей. Было такое дело?
- Было, было. А что, нельзя?
- Нет, отчего же, не только можно, но и нужно. Но дело в том, что ваша статья попала во Францию. Да, да,, ведь вы потревожили дух неординарной женщины.
- И что же? — мне самому стало интересно.
- Звонили из Москвы — Украина тогда ещё не была незалежной и самостийной, и звонок из Москвы многого стоил! — из посольства Франции.
При слове «Франция» я вообще выпал в осадок! Франция — страна капиталистическая!
- Вы слышите меня?
- Слы-шу…слы-шу…
- Французские дипломаты требуют доказательств, что их француженка похоронена в Старом Крыму, а не в Англии, что документально подтверждено.
Впору обидеться!
- Так что, по-вашему, я выдумал всё? У меня есть свидетельства. Литературные и документальные.
- Вот и приезжайте ко мне со своими доказательствами. Мне только что сообщили, что создаётся специальная комиссия по установлению истины. Будет она состоять из французских и наших представителе й. К нашим отношусь я. Будем вскрывать могилу и проводить эксгумацию.
- Что? Что?
- Поворошим кривой кочергой косточки графини!
- Но ведь столько лет прошло! Там, наверное, и косточек-то не осталось!
- Это для вас « не ос-та-лось »! А мы и через много лет после физической смерти доберёмся до истины. В конце концов, определим по одежде. Вы же сами описывали последний наряд де Ла Мотт! Короче, приезжайте, и разработаем план наших совместных действий. Ничего не имеете против, если я и вас включу в смешанную комиссию?
- Что я буду делать в этой комиссии?!

Из своего околозонного детства вынес мысль, хоть она и не материальна, как утверждают некоторые философы, что от иностранцев лучше держаться подальше. Да и в высших инстанциях, от которых я постоянно завишу, могут не понять! Но Старостин, этот потрошитель трупов — мужик напористый , дожмёт кого хочешь!

- Что будете делать? То же самое, что до сих пор — с пеной у рта доказывать, что эта заморская штучка нашла свой последний приют на крымской земле. Точнее, в крымской земле.
- Но это так и есть!
- А хоть бы и не так!.. Свой партбилет на алтарь Обкома я положить не хочу. А вы?.. Ах вы, беспартийный — вам легче!.. Учтите, Михаил Лезинский, своих покойников мы никаким Франциям и Англиям не отдадим!

ЖАННА ДЕ ВАЛУА БУРБОН, ГРАФИНЯ ДЕ ЛА МОТТ, ГРАФИНЯ ДЕ КРУА — ОНА ЖЕ — ГРАФИНЯ ГОШЕ, ГАШЕ, ГАШЕТТ И…



А теперь познакомимся поближе с женщиной, из-за которой разгорелся сыр-бор.

В одном из старых журналов «ВОКРУГ СВЕТА» я прочитал письмо художника Л.Л. Квятковского. Вот из него отрывок:

«… Однажды я провёл лето в городке Старый Крым в Феодосии (вблизи Феодосии — М.Л.). Там я услышал одну историю, которая меня очень заинтересовала. Полковник Карамалинин, у которого я поселился, рассказал, что ещё перед первой мировой войной приезжали сюда французский археолог и представитель Русского Археологического общества с какими-то чертежами, чтобы открыть место захоронения некоей графини де Ла Мотт.

Вскоре один местный житель сообщил, что наткнулся на какую-то с рисунками и узорами…
Эта история меня чрезвычайно заинтересовала . После долгих поисков я вновь нашёл эту плиту, очистил её от земли, сделал зарисовки и постарался узнать о таинственной де Ла Мотт.

Оказалось, эта графиня была отчаянной авантюристкой королевского происхождения. Путём каких-то комбинаций, сблизившись с высокопоставленными людьми королевства,. Жанна обманом завладела бриллиантовым ожерельем, предназначенным для фаворитки Людовика ХУ. Когда всё это было раскрыто, Жанне выжгли на плече позорное клеймо и приговорили к пожизненному заключению…»

Действительно, Квятковский запечатлел могилу Жанны де Валуа в 1913 году. Об этом мне сообщил симферопольский историк-краевед Анатолий Столбунов. Он же поведал, — письменно! — что другой художник — П.М. Туманский — через годы после Квятковского — в 1930 году — также зарисовал могилу с надгробьем и домик, в котором застала графиню смерть.

Репродукция с рисунка Туманского долгие годы хранилась у дочери акцизного советника Михаила Карамалинина, члена Таврической архивной комиссии Аглаи Михайловны Ляховой,.а сейчас находится в одном из петербургских архивов.

Я пишу так подробно о могиле де Ла Мотт только потому, что для эксгумации важно найти те останки, которые сохранила земля, — французы ещё не приехали и приходится искать одному! А могила знаменитой француженки исчезла, будто её вовсе не существовало.
А именно мне, как члену будущей экспедиции, — французы ещё не приехали, но поинтересовались по телефону у Старостина о поисках! — поручил Анатолий Иванович отыскать точное место захоронения графини. Отсюда и возникла переписка с историками-краеведами.

Валерий Зеленский, учёный и знаток Старого Крыма, сообщил мне печальную весть: нет больше могилы Ла Мотт. Могила находилась вблизи армяно-григорианской церкви, и церковь эту снесли. Снесли не в первые годы после большевистского переворота, именуемой РЕВОЛЮЦИЕЙ, не в тридцатые годы, а в 1967 году. А возле церкви, уже бывшей, проложили асфальтированную дорогу, которая и прошла над могилою графини.

И в подтверждение того, что могила была именно на этом месте, Зеленский сообщил, что у симферопольского краеведа Фёдора Антоновского есть фотографический снимок надгробной плиты.

Но самое подробное письмо я получил из киевского Института археологии от Сергея Скорого. Как истинный учёный он своё письмо разбил на пункты и на подпункты, но я сделаю из этого письма «выжимки», так как многое мне уже было известно от других, но Сергей Скорый подтвердил и привнёс новое:

«… несколько слов об истории обнаружения могилы. Впервые о ней стало известно в июне 1913 года. Староста армяно-григорианской церкви Бенклиев явился к директору Феодосийского музея Людвигу Петровичу Колли и сообщил, что он нашёл могилу госпожи де Ла Мотт-Валуа ( позже Бенклиев признался Колли, что о могиле он знал с 1910 г) При этом Бенклиев предъявил Колли фотографию надгробья.

Л.П. Колли и французский исследователь Луи Алексис Бертрен (Луи де Судак) отправились в Старый Крым и осмотрели надгробие. Оно находилось на глубине 0,8 м.

На специальном заседании Таврической учёной комиссии (ТУАК, председатель -акад. А.И. Маркевич) было решено вскрыть могилу. Однако деятелями ТУАК могила исследована не была. Это несомненно. Я в своё время изучал протоколы ТУАК и нигде этот факт не отражён.
В 1916 году надгробную плиту у церкви открыл старокрымский акцизный чиновник М.А. Карамалинин. Он просил разрешения городских властей вскрыть могилу, в чём ему было отказано. Тогда он сфотографировал плиту и отослал один из снимков в Петроград в Русское археологическое общество…

По словам племянницы М.А. Карамалинина М.А. Ветцель ( жившей в середине 70-х гг. в Феодосии) Карамалинин узнал о месте могилы по «старому плану» в архиве. Вероятно, имеется в виду архив Старокрымской ратуши ( за 1826 г.) Я ознакомился с тем, что от него сохранилось, но этих данных не нашёл.

Наконец, в 1939 г. плиту видели в третий и последний раз. Старокрымский краевед Фёдор Елисеевич Антоновский отрыл её ( имеется в виду — надгробную плиту — М.Л.) на глубине 0,5 м. Но могилы тоже не вскрывал и засыпал плиту.
Пожалуй, это единственный человек, кто точно знал, где расположена могила Ла Мотт.
Я с ним встречался неоднократно в 1977 году. Он был ещё в здравии и проживал в Симферополе…Не знаю, жив ли он сейчас…»

Фёдор Елисеевич Антоновский в семидесятых годах прошлого столетия был жив и некоторые члены Севастопольского клуба любителей истории города с ним встречались, а я в это время был «болен» другой темой и не поехал на встречу, о чём сожалею до сих пор. Когда я спохватился — было поздно.
Но, сфотографированное Фёдором Антоновским , видел - впечатляет.

Ещё кусочек из личного письма Сергея Скорого:

«… высылаю Вам один из экземпляров фотографии надгробной плиты могилы Ла Мотт ( похоже, что в центральной части надгробья, в венке, монограмма Марии-Антуанетты, фрейлиной которой в своё время являлась Жанна)
Это копия с оригинала одной из фотографий М.И. Карамалинина….
Вот, пожалуй, всё, чем могу Вам помочь. Желаю удачи…»

И — постскриптум:

« В свою очередь у меня к Вам небольшая просьба: сообщите как-нибудь мне о результатах работы франко-русской комиссии…»

Какие к чёрту результаты! .. Вкалываешь в одиночку, а французов как не было так и нет. Старостин неизменно отвечает:

« Приедут! Не может быть, чтобы не приехали! Как приедут — отчитаешься перед своим Сергеем Скорым! Я ж тебе помогаю!..»

Это точно — помогает. Прислал в Севастополь фотокопии со старинного альбома с прекрасными лицами подельниц де Ла Мотт по Крыму, фотокопии старого путеводителя «ПО КРЫМУ» А. Безчинского - « 108 рисунковъ, портретовъ, плановъ и картъ»… И — самое главное: « ИЗВЕСТИЯ ТАВРИЧЕСКОЙ УЧЁНОЙ КОМИССИИ» где я и нашёл подтверждение, что г-н Бертрен — он же Луи де Судак! — вскрывал могилу авантюристки.

Да, что там — нашёл! На это навёл меня сам Старостин, который хоть и потрошил мёртвых, но был вхож во все кабинеты ж и в ы х сильных мира сего. Побаивались живые высокопоставленные партийные бонзы, что после их физической смерти, при вскрытии, Старостин найдёт в их душах ростки сомнения в безупречность коммунистической идее.

Но вернёмся пока не к смерти, а к жизни графини: Жанна де Валуа, она же — Гоше, Гаше, Гашет, а также де Круа и прочая — прожила свою жизнь словно для того, чтобы помочь Александру Дюма-отцу создать образ миледи в «Трёх мушкетёрах » и написать роман «Ожерелье королевы», а мне — прикоснуться к вечному.

Итак, графиня Жанна де Ла Мотт-Валуа, в жилах которой текла голубая кровь Генриха 1У, родилась в 1756 году — её мать Николь де Савиньи была любовницей Генриха….

И тут графиня де Ла Мотт «сделала мне ручкой с того света»! Поясню! Волею судьбы и моих друзей, это повествование попало в казахстанский журнал «ПРОСТОР» в июле 2002 года! — и, подготавливая его к печати редактор Софиев Игорь, — большой знаток французской истории! — дал точную «биографическую справку» графини де Ла Мотт. Боясь что-нибудь напутать, привожу так, как он меня поправил.

Слово Софиеву Игорю:

«… Жанна де Валуа-Бурбон» — это у Лезинского! — такого сочетания во Франции никогда не было. Ветвь Валуа началась с Филиппа У! де Валуа, который стал королём Франции в 1328 г. Эта ветвь угасла в 1589 году после убийства Генриха !!!. Первым Бурбоном был Генрих !У — потомок шестого сына Людовика !Х Святого ( 1226 — 1270 ), Ролберта.
Отец Генриха !У — Антуан де Бурбон; от его сына и произошла династия Бурбонов. Однако он никогда не был Валуа. Царствовал с 1589 по 1619 гг. Титул Валуа носили герцоги Орлеанские, младшая ветвь Бурбонов, как обладатели вотчины Валуа. До 1790 года.

Далее пишется, что в жилах Жанны текла кровь — «голубая» — Генриха !У, что она родилась в 1756 году и её мать — Николь де Савиньи — была любовницей Генриха. Этого тоже не может быть, т.к. Генрих !У был убит Равайяком в 1610 году и следовательно матери Жанны затруднительно было быть его любовницей, поскольку Жанна родилась в 1772 или в 1768 году, то есть, более века спустя.

Но она действительно была Валуа по одному из незаконнорожденных сыновей Генриха !!, который царствовал с 1547 года по 1559. Мать Жанны происходила из рода де Луи де Сант-Реми.
Возможно, у Михаила Лезинского есть какие-то новые сведения об истории Франции, которые опровергают наши замечания, тогда мы готовы отказаться от своего занудства в вылавливании блох…»

Увы, у меня сведения приблизительные, как и в тех советских источниках, которыми я пользовался, поэтому я с благодарностью принимаю все поправки, хотя они на развитие авантюрного сюжета не влияют.

Есть свидетельства, что будущая героиня многих романов, — как жизненных так и литературных! — ещё в детские годы овладела множеством способом отъёма денег у простофиль всех происхождений. Но развились эти способности в полной мере, когда она вышла замуж за жандармского офицера графа Ла Мотта и перекочевала жить в Париж.

О-о-о, Париж!..

Я лично проверил это «о-о-о!» и доложу вам, Париж — это нечто, что не укладывается в голову бывшего советского человека /

В Париже Жанна познакомилась с кардиналом Страсбургским Луи Роганом и итальянцем Джузеппе Бальзамо . Нам Бальзамо больше известен , как Калиостро. Тот самый Калиостро, который врачевал все болезни , как Кашпировский или Чумак , оживлял трупы, как колдун Лонго — помните, он хотел оживить мумию Ленина? Этого ещё только не хватало человечеству! — мог любой металл обращать в золото, читать мысли собеседников, проходить сквозь стены и тюремные решётки… Легче перечислить то, что не умел маг и волшебник Калиостро!
Чтобы полностью охарактеризовать любезнейшего друга графини де Ла Мотт — ой, не говорите, кто ваши друзья, а не то я скажу, кто вы! -почтеннейшего графа Дзузеппе Бальзамо, припомним один из самых правдивых случаев в его жизни.

Однажды в Страсбурге Калиостро увидал картину. На живописном полотне был изображён распятый Иисус Христос. Калиостро поморщился при виде ржавых гвоздей, вбитых в ладони Христу и вдруг радостно ударил в ладоши:
- Браво, художник! Ему удалось добиться поразительного сходства с живым Иисусом!
- Вы были знакомы с самим Христом!? — удивились ошарашенные признанием люди вокруг. — Вы видели самого Христа!?
Калиостро небрежно пожал плечами:
- Что тут удивительного, я был с ним на «ты». У Иисуса был удивительно певучий голос, — и, повернувшись к своему слуге, Калиостро спросил :
- Друг мой, ты помнишь тот вечер в Иерусалиме, когда распяли нашего приятеля Христа?
Слуга отрицательно помотал головою и развёл руками, словно извиняясь:
- Граф, простите меня, но я не могу этого помнить , я служу у вас всего полторы тысячи лет, а распятие вашего друга имело место на несколько веков раньше…



Браво, Калиостро! Он умел выбирать себе слуг-помощников! Браво, бурбонистая Жанна де
Ла Мотт из породы Валуа! Она умела подбирать себе друзей!..

Впрочем,. в Калиостро она вскоре разочаруется, как и в другом лучшем друге — кардинале Страсбургском, — когда неразлучную троицу обвинят в похищении бриллиантового ожерелья и предадут суду.
А поначалу всё шло так хорошо, так здорово — ну прямо само катилось в руки это ожерелье! Ну как его не взять!?
Но прежде, чем завладеть этим ожерельем,. Жанна провела тонкую интригу. Чтобы снова что-то не напутать, предоставлю слово нашей современнице, историку и женщине Евгении Черняк:

«… Авантюристке становится известно, что придворные ювелиры Бемер и Боссанж настойчиво, но безуспешно убеждают Марию-Антуанетту купить ожерелье…Осенью 1784 года Ла Мотт знакомится с ювелирами Бемером и Боссанжем , и вскоре Роган узнаёт, что Мария-Антуанетта просит его взять на себя роль посредника в переговорах о приобретении знаменитого ожерелья…»

Лишаю слова Евгению Черняк и беру себе. Благо, не только Черняк знает истину, но и многие другие бумагоеды, вот квинтэссенцию из многих работ советских и малосоветских исследователей я вам и выдам своими словами.

Конечно, кардинал Страсбургский Луи де Роган усомнился поначалу такой просьбе, переданной — » королева наша так просила, так умоляла!»,. прелестной француженкой де Ла Мотт — не станет же врать самого жандармского офицера! — ведь был он в немилости у королевы, и между ними уже который год кипела глухая вражда. А тут — такая просьба! Чего это вдруг Мария-Антуанетта сменила гнев на милость? Нет, тут дело ненчисто, тут какой-то подвох! Луи де Роган слыл умным и хитрым вельможей, его не так-то легко было обвести вокруг пальца.
Неизвестно, чем бы закончилось «дело о бриллиантах», не вмешайся в события лучший друг кардинала, честнейший малый всех времён и народов, достопочтенейший граф Калиостро. Вкупе с неотразимой Жанной — а она действительно была женщиной вамп, красивой до чёртиков! — Калиостро ненавязчиво убедил кардинала, что дело, которое ему предлагает графиня Жаннет, что ни есть самое чистое, чище быть не может, и,. если королева просит рогановского соучастия — то только для того, чтобы найти способ примирения с опальным кардиналом.
Что же, речи Калиостро звучали убедительно: Рогану и самому хотелось бы остановить эту пока бескровную вражду. О королевских нравах он знал не понаслышке — того и гляди можно «случайно» погибнуть под колёсам кареты…Нет, лучше худой мир, чем добрая война!
Кардинал в принципе дал согласие. Но всё же ум его как был, так и остался иезуитским, то есть, хитро-коварным, и подчиняясь ему,. он потребовал у Ла Мотт письменного обязательства королевы — вот какой был Луи де Роган, прямо Фома Неверующий из русских сказок!
Чудак-человек Луи, хоть и кардинал! Да хоть десять, хоть сто бумажек могла ему предоставить Ла Мотт. Нужно письменное обязательство, заменяющее вексель, на 1600 ливров, подписанное Марией_Антуанеттой?! Ведь Луи предлагалось приобрести ожерелье за свой счёт, а уж потом Мария-Антуанетта с ним расплатится!

Нет ничего проще: очень способным человеком был лучший друг графини Жанны граф Калиостро, мы ещё можем сомневаться , встречался ли он с Иисусом Христом, но в данном случае сомневаться не приходится, маг и волшебник способен был подделать почерки и расписаться за весь цвет Англии, Франции и за всех монархов остальных государств мира!
Луи де Роган такой «документ» получил . «Подавись!» Но Жанна попросила кардинала, чтобы тот не распространялся о «свидетельстве королевы», чтобы дело не дошло до ушей короля – « он, душка, такой ревнивый! »

Кардинал на свои кровные выкупил ожерелье и привёз его на показ Жанне.
Жанна с минуту полюбовалось блеском камней, вздохнула, взяла кардинала под руку — ему это было приятно — и повела в соседнюю комнату. Там, по её словам, находился посланец королевы.
Действительно, посланец уже ждал. Графиня передала ему ожерелье и… Ежу понятно: никакие бриллианты — бриликами их сейчас обзывают! — Мария-Антуанетта не получила, а попали они прямёхонько в руки «честнейшего» жандармского офицера графа де Ла Мотта, а уж он-то знал, как распорядиться ожерельем. Муж-жандарм тотчас выехал в Англию и там освободился от «вещдоков» ( вещественных доказательств!) — устроил распродажу бриллиантов. Поштучно! На целое ожерелье редко у кого хватило бы денег!

Всё было исполнено на высоком профессиональном уровне, но в мире нет таких тайн, которые бы в конце концов не стали бы достоянием общественности: графиня де Ла Мотт, кардинал Луи де Роган и всевидящий-всеслышащий маг Джузеппе Бальзамо-Калиостро оказались за решёткой.

На суде выяснилось, что кардинал был втянут в историю сам того не сознавая, а Калиостро, как ни странно — впрочем, что тут странного?! — тоже оказался жертвой коварной Ла Мотт.
Когда стало ясно, что Калиостро в очередной раз ускользает от объятий неволи и что придётся всю ответственность нести в одиночку — эх, Калиостро, Калиостро, не по-рыцарски валить всё на даму! — разгневанная Ла Мотт , схватив с судейского стола тяжёлый медный подсвечник, запустила его в голову великого мага и волшебника. В мерзкую голову!
Тут уж Калиостро — вот что значит предвидеть! — не упустил этого момента, вовремя среагировал и, увернувшись, разразился бранью по адресу этой стервы! Причём, нецензурные слова произносились на многих языках мира — великий маг был не менее великим полиглотом!

А тридцатилетняя красавица графиня, в жилах которой текла слегка разбавленная королевская кровь, 21 июня 1786 года была высечена плетьми — о времена, о нравы! — на Гревской площади в Париже. И заклеймлена воровским позорным клеймом.

Но жизнь прекрасной авантюристки на этом не закончилась.


Tags: Крым, Мария Антуанетта, Россия, Фантазия и реальность, Франция, Читальный зал, буква V, символы правят миром
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment