lady_dalet (lady_dalet) wrote,
lady_dalet
lady_dalet

Categories:

Кто не знает своего прошлого - 5. О положении дел в Германии до 1933 года

Евреи в немецком искусстве и литературе.

Ещё в 19 веке беспокойные наблюдатели замечали, что так называемую немецкую культурную жизнь уже трудно назвать немецкой, но надо называть еврейской по форме и по содержанию.

Ситуацию достаточно чётко обрисовал еврейский публицист Мориц Гольдштейн (Moritz Goldstein) в статье опубликованной в марте 1912 года в «Kunstwart», очень известном немецком, культурном журнале.

Гольдштейн описывает, как евреи проникли во все сферы немецкой культурной жизни, сначала к качестве учеников, но которые потом стали выживать своих же учителей:

«Внезапно евреи захватили все должности, кроме тех, которые только силой от них удерживались. Евреи заменили немецкие цели и задачи своими собственными и энергично стали их добиваться. Создаётся впечатление, что немецкая культурная жизнь полностью перешла в руки евреев. Этого, конечно, христиане не ожидали и не хотели, но ничего сделать уже не могли. Поэтому они начали обзывать нас оскорбительными словами и видеть в нас угрозу своей собственной культуре и самому существованию. И теперь мы стоим перед следующей проблемой: мы, евреи, руководим и администрируем интеллектуальной собственностью нации, которая отвергает нашу компетентность, квалификацию, а главное - чистую совесть на это».

Голдьштейн описывает еврейскую администрацию и контроль немецкого искусства и культуры как «изумительный факт». Взгляд назад в состояние до 1933 года полностью подтвердит показания Гольдштейна. Во всех сферах, будь то сцена, литература, музыка, рисование, пластические сферы, кинематография, и с недавних пор радио, евреи заняли все ведущие позиции и изгнали всех немцев.

Взять, например, берлинскую сцену, которая в провинциальных театрах просто имитируется – вся она под еврейским руководством. Репертуар составляется на еврейский вкус, и вы никогда не увидите там «Венецианского купца» Шекспира, но зато «Натана Мудрого» Лессинга, сколько угодно. В целом пьесы еврейских драматургов подавляют всё остальное. Как будто воплощается лозунг: «Еврейская сцена – только для еврейских авторов».

(Прим. пер. В русском театре – та же ситуация, начиная с 1917 года. Два еврея: Немирович-Данчено и Станиславский доминируют всё театральное образование и саму сцену уже на протяжении ста лет. Русский театральный и кинорежиссёр является не долгоживущим исключением).

В области литературы, бестселлеры – это всегда еврейские авторы. Все мы ещё помним имена еврейских ходовых писателей как: Эмиль Людвиг (Emil Ludwig), Якоб Вассерман (Jacob Wasserman), Арнольд Цвейг (Arnold Zweig), Леон Фейхтвангер (Lion Feuchtwanger) и другие. Тираж каждого этих авторов намного перевешивал тиражи остальных немецких авторов вместе взятых. Статистика показывает, что половина всей немецкой беллетристики циркулирующей за границей – это еврейские авторы.

Еврейским авторам создаётся беспрецедентная реклама, и нужная книга выходит миллионными тиражами. Взять хотя бы книги известного еврейского писателя Эрих Мария Ремарка. Его книги наполнены такой гадостью и омерзением, в которой столько отвращения к Германии и всему немецкому, что после их прочтения хочется просто вымыться.

Или взять хотя бы однофамильца Арнольда Цвейга – Стефана Цвейга, который получает огромную рекламу и книги, которого уже стоят в плане ещё будучи неоконченными.
(Прим. пер. Арнольд Цвейг (1887-1968) убежал за границу в 1933 году, переждал войну, и в 1948 году вернулся в Берлин, как гриф на пепелище).

Стефан Цвейг (1881 – 1942) – еврейский писатель из Австрии и личный друг тогда очень известного еврейского деятеля из Франции Ромена Роллана, испугавшись немецкого успеха, покончил с собой в 1942, не дождавшись разгрома Германии. Обратите внимание, что во всех справочниках еврейские писатели и деятели культуры называются соответственно: немецкими, французскими, австрийскими, чешскими, румынскими, английскими, американскими или русскими деятелями, но никогда не еврейскими).

Музыкальная жизнь тоже исключительно еврейская.

Кукушонок выбросил птенцов из их гнезда. В большинстве городов должности дирижёров заняты евреями. Это чувствуется уже по репертуару и программе концертов. Бетховен, Ричард Вагнер были убраны и заменены евреями Густавом Малером (Gustav Mahler) и Арнольдом Шёнбергом (Arnold Schonberg). Немец Ганс Пфитцнер (Hans Pfitzner) заменяется евреем Францем Шрекером (Franz Schrecker). Музыкальная критика, как собственно театральная и литературная критика стала не профессией, а национальностью и развивает нужные им тенденции в заданном направлении.

Особенно эта еврейская тенденция видна в сфере лёгкого и развлекательного искусства типа оперетты, а также в продукции грампластинок и радиовещании. Евреи вытеснили всех из консерваторий, из издательского дела, монополизируя все творческие профессии. Вы не можете найти профессора музыки или рисования не еврея. Эти еврейские преподаватели дали жизнь целому поколению еврейских композиторов и художников.

Этот путь уже закрыт для выходцев из немецкого народа.

Кинопродукция и радиовещание вообще с самого своего рождения уже находились в еврейских руках. Немцы в эту область даже и не допускались. Еврей Моритц Голдьштейн ещё в 1912 году сделал следующие наблюдения:

«Никто не отрицает еврейской власти в прессе. Критика – это вообще еврейская монополия. Преобладание еврейского элемента в театре – это тоже всем заметное явление. Все директора берлинских театров – евреи.

То же самое можно сказать и о самих актёрах. На все эти спектакли ходит преимущественно только еврейская публика, так что культурная жизнь теперь преимущественно еврейская монополия».

С 1912 года ситуация ещё более ухудшилась для немцев. Главным изменением стало то, что теперь евреи наполнили всю государственную администрацию интеллектуальной жизни. Евреи после 1918 года получили все государственные должности, которые до этого были для них закрыты.

В течение многих лет еврейский юрист Зелиг (Seelig) был директором Департамента театров Прусского министерства культуры. Департамент музыки был в руках еврея Лео Кестенберга (Leo Kestenberg). А что ожидать, когда государственным секретарем был еврей Вейсман.

Вы понимаете, что сам факт руководства всего евреями не был бы сам по себе отрицательным, если бы они не употребляли свою власть исключительно в деструктивных целях. Подавляющее еврейское преобладание само по себе ведь нисколько не говорит об интеллектуальном превосходстве, о большей талантливости и большем творческом потенциале евреев. По тому, что только денежный расцвет евреев повел за собой их интеллектуальное преобладание. Деньги вперёд – скуплено всё. Сначала деньги – потом интеллектуальные способности и таланты. Разве это нормальный путь развития любой нации?

Поражает огромный заряд нетворческого зла этого народа. Поражает абсолютная нетерпимость евреев к любому соседству, в любой области, и даже находясь в гостях, в чужой стране. Определенно, что в любом месте они не согласны на вторые роли. Евреи органически не переносят чужого руководства, каким бы правильным оно не было, и в каком бы меньшинстве они не находились. Дело не в этом. Для них – это дело принципа, который неминуемо ведёт конфронтации с евреями, если коренная нация не капитулирует полностью.

Евреи ставят вопрос в плоскость «или мы – или вы» и прилагают все свои силы и деньги к вашей деструкции. Культурная и интеллектуальная области просто становятся ещё одним фронтом, на котором евреи наносят вам одно поражение за другим. Евреи не останавливаются ни перед чем. Их национальными характеристиками являются: отсутствие всяких сантиментов, максимальный эгоизм, абсолютный рационализм, отсутствие угрызений совести, которые основываются на самых неизменнейших инстинктах. Эти национальные качеств как раз и обеспечивают им абсолютный успех в их натуральной среде, в условиях рынка и полной свободы махинаций. Свобода для еврея – это свобода махинаций в первую очередь.

Соответственно, не сам по себе факт прихода к власти евреев оскорбил самые лучшие чувства немецкого народа, но их моральная позиция или, вернее сказать, её полное отсутствие, методы, манера вести дела и поведение, которые евреи принесли в широкую практику, и которые были омерзительны подавляющей части немецкого народа.

Литература.

Самым печатаемым автором Германии был еврейский – Эмиль Людвиг, настоящая его фамилия была Кон (Cohn, что на еврейском означает правоверный раввин). В 1930 году общий тираж его произведений доходил до 2 миллионов экземпляров. Он был переведён на 22 языка, и за границей его соплеменники выставляли Людвига как представителя не еврейской, а именно немецкой литературы.

Эмиль Людвиг – Кон подвизался на штамповке биографий исторических деятелей, то есть на фальсификации истории в выгодном для евреев свете.

Все его биографии написаны в лёгком, поверхностном стиле, обильно поперчённым пошлыми банальностями, с добавкой философски избитых общих мест в еврейской интерпретации. Людвиг фокусирует свой рассказ на личностных и интимных моментах своих объектов, совершенно упуская всю историческую обстановку, и показывая великих людей обыкновенными смертными.

Все его книги выбрасываются на книжный рынок как с конвейера, через равные, короткие промежутки времени, что заставляет подозревать изрядную долю коллективной работы. При этом его персонажами являлись такие выдающиеся личности как Наполеон, Линкольн, Гёте и даже Иисус Христос, на исследование только одного из которых можно было потратить всю свою жизнь. Неудивительно, что все эти книжицы отдают одинаковым отсутствие глубины и понимания изучаемых личностей и являются типичными образчиками дешёвой, оптовой книгопродукции. Огромный успех его биографиям обеспечивался массивной шумихой, раздуваемой вокруг них прессой и возможностью купить их в любом книжном киоске прямо на улице.
(Аналогично в России: Радзинский, Пикуль, Суворов (Настоящая фамилия Резун)).

В биографии Гёте (“Genie und Charakter”. 1924) его описание взаимоотношений меду Гёте и Шиллером вообще опускает весь интеллектуально-философский аспект. А это основное в их отношениях. Эти два мыслителя, Гёте и Шиллер, представляли собой два разных полюса. Между ними был внутренний метафизический конфликт, который заставлял их то притягиваться, то отталкиваться друг от друга. Людвиг же решил рассматривать их взаимоотношения чисто с точки зрения личной зависти и неприязни, и неперенесения чисто материального успеха и славы оппонента.

В своей работе об Иисусе Христе Людвиг вообще скатывается до прямого богохульства. Примечателен заголовок сам по себе «Сын человеческий» (“Der Menschensohn”. 1928). По сути, биография - это отрицание всей христианской точки зрения на Иисуса Христа. Людвиг убирает от личности Иисуса Христа всю его харизму, все его религиозные черты, а что остаётся? – Сентиментальный человек, ошарашенный наваленными на него внешними обстоятельствами. Людвиг утверждает, что в идеях и проповедях Иисуса Христа нет ничего нового, но лишь перепевы старых еврейских учений, уже высказанных еврейским философом из Александрии по имени Фило. Как будто древность идей само собой подразумевает их бесполезность. Рассказывая о Нагорной Проповеди, Людвиг говорит об учении Христа:

«Его аудитория не в курсе, что Гиллель, глава Синедриона Сионских Мудрецов, учил практически теми же словами всего пятьдесят лет ранее».

Ещё:

«Богатые граждане часто приглашали Христа вследствие его знания Ветхого Завета и по причине его богоугодного поведения. Христос с удовольствием принимал участие в их компании и пил вино. Это было довольно крепкое вино из горных виноградников. Христос не избегает празднеств и женщин и переговаривается с падшими из них. .. Он также часто находится в благорасположении и не чурается удовольствий застолья… Когда женщины освящают его маслом или жадно слушают его слова, его сердце понимает слова любви и желания, и он щедро раздаёт любой то, что хороших человек оставляет только для единственной».

Но Людвиг не останавливается на этом, но доходит до прямых насмешек. Людвиг утверждает, что только благодаря Иуде Искариоту Иисус Христос вообще получил возможность стать мучеником! – Во как можно всё повернуть при желании автора.

«Иуда хотел заставить Иисуса Христа и его противников начать принимать решения… Только он, Иуда, тот, кто предал его, мог открыть перед ним ворота Вечности… Если Бог сотворил чудо и даровал Христу право быть победителем, то очевидно и имя Иуды должно быть оценено вдвойне».
(Прим. пер. не зря после революции 1917 года в Москве первым делом был установлен памятник Иуде.)

Эти слова являются сутью лютой ненависти к Иисусу Христу, которую носят евреи в своём нутре. Для них Христос - это предатель и изгой, проклятие которому каждый еврей должен произносить на дню не менее трёх раз.

Другой еврейский псевдо-пророк – это Альфред Керр. Он - театральный критик, осчастливливающий своей критикой все берлинские театры. Керра печатает «Берлинер Тагеблатт». Его слово значит многое для судьбы актёров и персонала театров. Однако Керр не ограничивается только критикой, а также находит время и для писания и книг тоже. Его друг и личный биограф Иосиф Шапиро приводит следующее высказывание Керра.
«Друзья, что значит характер? - Часто совершенно противоположное, что был в действительности, поскольку наше изображение чрезвычайно ограниченно».

Керр тоже полез дискутировать личность Иисуса Христа, покоя он им не даёт, в своей книге «Мир в свете» (“Die Welt im Licht”. 1913). В то время, как Людвиг хотя бы старается соблюсти внешние приличия и литературную серьёзность, Керр отбрасывает все рамки и переходит к прямому поношению. Керр заявляет:
«Я вполне могу расслышать, как Иисус Христос ботает на еврейской фене. Оскар Уайльд дозволяет Христу говорить на греческом. – Чушь. – Христос ботал на еврейской фене».
Нет ничего удивительного, что предположительно лирическая поэма данного автора (Caprichos, 1921) является просто собранием отвратительной сексуальной гнусности.

Следующий автор – Георг Херман (George Hermann) представляет нечто совсем другое. В его политическом дневнике, озаглавленном “Randbemerkungen” («Записки на полях». 1919) он представляет вероисповедание слабого, опустившегося человека, лишенного всякой морали и внутренней опоры.

«Как еврей, я принадлежу к расе, которая слишком стара, чтобы быть оболваненной массовым внушением. Такие слова как Нация, Родина, Долг, Война и Государство для меня лишены всякого цвета и запаха».

Космополитическая, интернациональная ментальность еврейского народа отражается в следующем признании:

«Независимо на каком языке говорю, я чувствую себя дома в любой стране мира, где есть прекрасные женщины, цветы и искусство, хорошая литература, шахматы, приятное цивилизованное общество, и где хороший климат и привлекательные пейзажи». Тем не менее Херман признаёт, что еврейская раса несёт ответственность за распространение негативизма и нигилизма по отношению к обществу и государству. Херман объявляет:

«Еврейское отрицание национальной идеологии государства, в котором он находится, это принципиальный источник еврейского эволюционного развития и внутренних качеств еврейства». - Прекрасное определение паразитизма.

Суть пропаганды Хермана во время войны была очень проста – это была широкая пропаганда трусости.
«Пять минут трусости гораздо лучше, чем быть мёртвым».

Разнообразие приспособленчества и хамелеонских качеств детей Израиля были разработаны до самого совершенства еврейским автором Куртом Тучольским. (Kurt Tucholsky). Этот исключительно продуктивный автор с прекрасным писательским талантом имел аж четыре псевдонима, которыми он пользовался по очереди. Кроме своего собственного имени он ещё подписывался как Петер Пантер (Peter Panter), Каспар Хаузер (Kaspar Hauser) и Теобальд Тигер (Theobald Tiger), а кроме этого, все евреи имеют ещё настоящее, чисто еврейское имя для домашнего пользования. Много важных ежедневных газет и журналов регулярно печатали его статьи. Он был одним из самых растиражированных авторов нашего времени. К сожалению, он использовал весь свой талант на деструктивный критицизм против своей страны. Для него ничего не было свято, и он открыто издевался над дорогими идеалами нашей нации. Он метал свой жалящий сарказм и ядовитую насмешку в самые дорогие религиозные и национальные чувства. После развала государства в 1918 году, Тучольский, который сам никогда не принимал участия в войне, изгалялся и надругался над нашей армией в бесчисленных тирадах, особенно целя в офицеров.

Подобно своему еврейскому коллеге Лессингу, он высмеивал заслуженного фельдмаршала фон Гинденбурга и публично назвал его «национальным героем, каковые рисуются на пивных бутылках»
. Тучольский не боялся быть обвинённым в государственной измене. В своей книге: «Германия, Германия превыше всего». (1929), полностью посвящённой развалу нашей нации и государства, он цинично изрыгает: «Что эти судьи называют Государственной Изменой, нас мало волнует, и, наоборот, со всех сторон положительно в наших глазах».
Своё кредо Тучольский провозглашает как полное освобождение от всякой моральной дисциплины: «Человек имеет две ноги и два убеждения: одно во времена его процветания, и совершенно другое во время его нужды».

В конце концов, Тучольский связался с самой чёрной порнографией и совместно с вышеупомянутым Теодором Вольффом был одним из главных противников Закона о защите несовершеннолетних от растлительной литературы и кино - «растлении».

Театр

Для того чтобы осветить быструю оккупацию всего немецкого театра евреями достаточно отослать читателя к книге еврейского автора Арнольда Цвейга «Евреи на немецкой сцене» (“Juden auf der Deutschen Buhne”).

С несравненной искренностью Арнольд Цвейг описывает как работа бухгалтера, театрального директора, театрального агента, сценического руководителя, режиссера, актера, критика, поэта и драматурга были узурпированы евреями. Цвейг рассказывает:

«Они пришли Бог его знает откуда с карманами полными денег…». Это тот тип еврея, который как и взяточник Катценеленбоген, русский еврей Канн, и два брата Роттер пробовали себя в сценической области, деградируя театр, институт первоначально предназначенный для высокого искусства, до источника обыкновенной выгоды.

А как можно сделать деньги в искусстве? – Только потрафляя самым низменным, плотским и скотским желаниям толпы. С тех пор, как пришли евреи, мы не видим высокого искусства нигде и ни в чём. Цвейг описывает еврейских агентов как работорговцев, от них зависят все роли. Они их продают, если они их не продают, то значит они руководствуются своими высшими еврейскими интересами.

Цвейг говорит: «Международные связи между различными театральными агентствами – это прямой результат взаимоотношений современного восточно-европейского еврейства. Нет ни одного актёра, который бы не испытал бесконечного унижения и оскорблений на этом рабском рынке в «высокой» сфере искусства. Многие агентства практикуют метод прямого вымогательства и шантажа…».

Во истину, всё к чему прикасаются евреи, превращается в гадость.

Весь менеджмент театров целой страны, и даже государственных театров - еврейский. Два брата Роттеры одни были владельцами семи театров Берлина. Арнольд Цвейг признался: «Под руководством этих пришельцев литературный театр деградировал до чисто лавочного уровня, обращённого только на извлечение прибыли».

Еврей Леопольд Йесснер (Leopold Jessner), режиссёр Берлинского Государственного Театра превратил пьесы Шекспира и Шиллера в эксцентрические постановки, промежуточные между цирком и кабаре.

(Прим. пер. В Советской России почти в тоже самое время это внедрял Мейерхольд. Вспомните постановку «Ревизора», описанную в книге евреев Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев». Примечательно, что в каждой отдельно взятой стране каждый из режиссёров-новаторов претендует на исключительность и гениальность, тогда как всё это есть продукт коллективного творчества евреев. Вот определите, кто у кого украл - Мейерхольд у Йесснера, или Йесснер у Мейерхольда, или оба они украли у какого-нибудь американского или французского еврея (еврея ли?), или те им идею просто продали).

Даже сам еврейский критик Фритц Энгель (Fritz Engel) был вынужден выразить своё неодобрение Йесснеровской постановкой Шекспировского «Гамлета» в декабре 1926 года:
«Он превратил это просто в развлечение, шоу, и чтобы посмеяться над гоями».

Не удивительно, что все пьесы отражают менталитет их еврейских собственников. Фундаментальный принцип этих спектаклей направлен на разрушение всего того, что составляет основу Государства и Общества, его Правительство, Законодательство, его моральные и религиозные принципы. Всякий, кто повертит в руках театральную программку тех дней, будет видеть только еврейские фамилии.

После войны коммунистический еврейский автор Эрнст Толлер (Ernst Toller) был лидером по части драматургии. Он был членом кровавой большевистской клики в Мюнхене в 1919 году. Его драма “Feuer aus den Kesseln” – это целенаправленная глорификация морского путча 1918 года, а пьеса “Hinkemann” («Изувеченный») - это безудержное поношение армии.

Фридрих Вольф, сценарист и драматург, пьесы которого были включены в репертуар практически всех берлинских театров, тоже сначала специализировался на драмах, навязывающих зрителю понятия государственного мятежа, как чего-то срочно необходимого для общества и государства, но затем он перекочевал в область плохо прикрытой порнографии и отвязки от всякого приличия и пристойности.

В его пьесе “Cyankali” он яростно выступает против закона, который защищает жизнь ещё не рождённого ребёнка, то есть защищает не детей, а аборты и еврейский акушеров-гинекологов, забывая сказать, что в своёй среде иудаизм запрещает аборты для евреев. Таким образом, еврейство сильно печётся об уменьшении численности нееврейского населения и об увеличении численности своего собственного народа с обоих концов: посредством увеличения численности еврейских акушеров-гинекологов и усиления распущенности среди нееврейского населения, и в то же время, усиливая моральные нормы среди своего собственного народа.

Вальтер Меринг – это один из самых отвратительных персонажей еврейского литературного мира. Своей враждебностью к своим согражданам и зловредностью он превзошёл всех своих соплеменников. Он начал свою карьеру как бард и сочинитель похабных песенок. Его вызывающее творчество было единодушно одобрено преимущественно еврейскими завсегдатаями театров. Причём, чем отвратительнее пьеса, тем труднее было достать на неё билет, и тем более дефицитной она объявлялась, из расчёта, что, дескать, на плохой спектакль народ не пойдёт.

Весь Кюрфюрстендамм в Берлине бурлил в поисках лишних билетиков на эту мерзость. Это наука спроса и предложения, в которой евреи являются несомненными профессорами.

Драма Вальтера Меринга «Торговец из Берлина» (“Der Kaufmann von Berlin”), которая сначала была поставлена еврейским коммунистическим режиссёром с итальянской фамилией Пискатор, несомненно является кульминацией еврейского дебоша на отечественной сцене. С жестоким цинизмом, смакуя, Меринг показывает ужасное положение и нищету народа, в годы непосредственно после войны и развала государства.

Эта пьеса привлекала массу кровожадных зрителей из числа восточно-европейских евреев из Молдавии, Армении, Польши и России. Герой пьесы, нищий, жалкий, восточно-европейский еврей появляется в еврейских кварталах Берлина, естественно, в короткий период времени он становится полновластным властителем и правителем столицы, которая теперь подчиняется его любой прихоти. Чрезвычайно воодушевляющий пример для всех еврейских эмигрантов. Совершенно бесстыжий путь, которым проходит его герой, изображается Мерингом как нечто само собой разумеющееся. В кульминационной сцене мусорщики очищают улицу от валяющихся на ней реквизитов нашего общества и государства: валяющихся гербов, флагов и других национальных символов, включая даже труп героя отечественной войны. Хор сопровождения поёт: «Весь хлам – в помойку».

Это список еврейских сценаристов и драматургов на самом деле очень длинный. Кроме Арнольда Цвейга и Вальтера Хазенклевера (Walter Hasenclever), особенно надо упомянуть Фердинанда Брукнера (Ferdinand Bruckner) - кумира всех сексуальных маньяков и первертов. Его пьесы “Verbrecher” («Уголовники») “Krankheit der Jugend” («Болезнь Юности») исключительно посвящены прославлению уголовщины и сексуальных извращений, которые изображаются единственной и настоящей целью жизни любого человека.

А теперь спросите себя, какая нормальная и уважающая себя страна, которая ценит свои государственные основания и моральные принципы, будет терпеть эту гнилостную деятельность международной клики литературных растлителей? Действительно, достойно сожаления, что страна, пропитанная гноем еврейской ментальности, продолжала выносить их болезнетворное присутствие такое долгое время, пока национал-социализм не очистил страну от этой заразы.

Кино

В ещё большей степени, чем в области театра евреи ломанулись в кинематограф. Этот факт легко объяснить. Кино сулило им массовое тиражирование, а значит, и несравненно большие барыши, чем какой-то театр. Эти барыши заставили евреев мигом оккупировать всю кинематографическую промышленность. После первой мировой войны евреи уже прочно царствовали в кинематографе.

В 1931 году 41 кинокомпания из 67 была в еврейских руках. Из 28 прокатных фирм, то есть тех фирм, которые показывают кинофильмы по стране, 24 было еврейскими. Из 144 киносценариев – 119 было написано евреями. В 77 фильмах режиссёром был чистый еврей.

(Прим. пер. В СССР этот показатель был гораздо более в пользу евреев).

Если просмотреть имена режиссёров, сценаристов и ведущих артистов фильмов, которые встретили единодушное одобрение критики, что бы там не показывалось, то это всегда еврейские фильмы.
Среди продюсеров и распространителей фильмов мы находим:

Прессбургер и Рабинович (Кино-Альянс) (Pressburger und Rabinovich. Cine-Allianz), Фаллнер и Сомло (Fallner und Somlo), Хейман (Heymann), Леви (Levy), Кон (Cohn).

Директора: Освальд-Орнштейн (Oswald-Ornstein), Зелник (Zelnik), Мейнерт (Meinert), Ньюфельд Neufeld), Шёнфельдер (Schonfelder).

Актёры: Палленберг (Pallenberg), Зигрид Арно Siegried Arno), Фритц Вальбург (Fritz Walburg), Феликс Брассарт (Feliz Brassart), Курт Герон (Kurt Gerron), Грета Мошейм (Grete Mosheim), Гита Альпар (Gita Alpar), Роза Валетти (Rosa Valetti) и т.д. и т.п.

Направленность всего еврейского кинопроизводства выражена ключевой фразой «социально-гигиеническая инструкция». Это тип фильма, которыми послевоенная Германии была просто наводнена. В действительности значение этой фразы совсем обратное тому, чтобы вы стали подразумевать. Официально их появление объяснялось евреями, якобы, необходимостью просвещения населения об опасности венерических болезней и половых извращений, но они были так хитро сделаны, что они просто сами по себе их пропагандировали. Уголовники и бандиты, проститутки и сутенеры, половые извращенцы и педофилы окутывались в этих фильмах ореолом романтики и крутости.

Выбор названий, взятых наугад из списка этих, так называемых, инструкторских фильмов, говорит сам за себя:
«Мораль и эротика», «Книга греха», «Какой ценою любовь?», «Похотливые матери», «Проституция», «Когда женщины идут с катушек».

Содержание этих фильмов вполне соответствует их названиям и рассчитано на возбуждение в человеке самых низменных и отвратительных инстинктов. Эти фильмы истекают грязь, похотью, развратом и извращениями.

Тогдашнее насквозь коррумпированное правительство, которое едва ли можно назвать моральным, и то решило положить конец этому кинематографическом дебошу. Какой вопль негодования раздался в еврейском террариуме! Какая поднялась буря «защиты свободы». Они никогда не называют вещи своими именами. Они всегда продают гнуснейшую мерзость в самых лучших и блестящих фантиках. Уже 1920 году был принят «Закон о фильмах», который, однако, существенно не изменил ситуацию к лучшему.

В последующие годы они сделали моду на так называемые «военные фарсы» - на фильмы, поносившие и высмеивающие солдата и армию. В связи с этим полезно вспомнить, что коммунистические фильмы «Броненосец Потёмкин», «Буря над Азией» и «Октябрь» Сергея Эйзенштейна, которые являются полностью фальшивой еврейской версией событий, происходивших в России, были поставлены в Германию именно по еврейским каналам.

Ревью

Тотальное разложение немецкой интеллектуальной и культурной жизни под мудрым еврейским руководством особенно проявлялось в лёгком искусстве. В оперетте, фривольность и похоть настолько стали обычными, что в начале века Берлин считался самым развращенным городом в мире.

Евреи ввели новую форму сценического разложения публики посредством так называемых ревью. Эти ревью были настоящими оргиями на сцене, оргиями похоти и неприкрытого разврата, пропагандирующими все это под модным названием сексуальности. Умеренность, порядочность и честность были объявлены устаревшими и не модными понятиями. Мода была выдвинута евреями как альтернатива морали.

Постановкам были даны громкие и звучные названия:

«Раздень себя», «Тысяча голых женщин», «Грехи всего мира», «Дома похоти», «Строго запрещено», «О, тысяча очаровашек!», «Сладкая и грешная».

Реклама для ревю Джеймса Кляйна «Раздень себя» была сделана так: чтобы разжечь неизменнейшие животные инстинкты. Рекламный проспект гласил: «Вечер без морали и принципов»», затем «Шестьдесят голых моделей, победительниц конкурсов красоты», затем «Приключения красивых женщин», затем «Ощущения с пятнадцатилетней девочкой».

Реклама ревью «Тысяча голых женщин» провозглашала: «Большое Ревю Свободной Любви - Сорок картин моральности и аморальности».
( Прим. пер. Эти ревью в разных странах имеют разные названия: мюзиклы, шоу, театр-кабаре, эстрадная постановка, однако одни и те же люди стоят за всем этими эстрадными постановками).

Содержания этих ревью, абсолютно оправдывали все ожидания психически больных людей. Встаёт только один вопрос – стоит ли хорошо одеваться, чтобы смотреть половые акты на сцене?

Все без исключения владельцев ревью были евреями. Многие гости Берлина до сих пор должны помнить имена: Джеймс Кляйн (James Klein), Херман Халлер (Hermann Haller), Рудольф Нельсон (Rudolf Nelson), Оба брата Роттер, Эрик Чарелл (Eric Charell). Непосредственные воплотители ревью: авторы, композиторы, директора, актёрские звёзды, тоже состояли из одних евреев.

Еврейская аморальность

О чём говорят эти факты отсутствия всякой порядочности и приличия у евреев? – Только о том, что евреи не принадлежат к культурным и цивилизованный нациям, но к народам первобытной дикости. Аморальность и преступление - это еврейский хлеб. Блатной язык всех народов – это местный еврейский диалект.

Псевдонаука «сексология» - это продукт чисто еврейского, развращённого ума. Психология – тоже самое, за ней не стоит ничего кроме попытки сделать предмет торговли даже из черт человеческой психики.

«Еврейская энциклопедия» гласит: « Сама Библия содержит много примеров того, когда чувственный элемент в половых отношениях часто чрезмерно преувеличен… Слова пророков часто наполнены угрозами в связи с часто упоминающимся прелюбодеянием». (Том 3. стр. 384).

Когда евреи навязали всем свою эмансипацию, тогда, не связанные христианскими рамками, он разрушили мудро построенные плотины, сдерживающие человеческую грязь, и она хлынула на нас, и мы захлебнулись в ней.
Хотя многое уже было испоганено до этого, отправной точкой вакханалии был год развала государства – 1918.
(Прим. пер. Для России - это 1991).

Буря еврейской аморальной макулатуры, порнографии в форме книг, журналов, кинопродукции, спектаклей захлестнула страну. Культура умерла, все видели это, и никто ничего не мог поделать.

Среди сотен тысяч образчиков порнографической литературы, конфискованной националистами в 1933 году, многие фамилии постоянно повторяются.

Вместе с такими издательскими фирмами как Бенджамен Харц (Benjamin Harz), Ричард Якобшталь (Richard Jacobsthal), Леон Хирш (Leon Hirch), М. Якобсон (Jacobsohn), Якобшталь и Ко.( Jacobsthal), надо ещё упомянуть и издателей «Культурного обозрения» (“Kulturforschung”), венского издания, которое было во всех библиотеках. У них заголовки тоже говорят сами за себя:

«Моральная история похоти» (“Sittengeschichte des Lasters”), «Моральная история бесстыжести» (“Sittengeschichte des Schamlosigkeit”), «Иллюстрированный словарь сексуальной любви» (“Bilderlexikon der Erotik”), «Моральная история запрещённых вещей» (“Sittengeschichte des geheimen und verboten”) и т.р. и т.д., и понеслось и поехало.

Среди издателей порнографии на первом месте:
Др. Людвиг Леви-Ленц (Dr. Ludwig Levy-Lenz), Лео Шидрович (Leo Schidrowitz), Др. Иван Блох (Dr. Ivan Bloch), Франц Рабинович (Franz Rabinowitch), Георг Коэн Georg (Cohen), Др. Альберт Эйленбург (Dr. Albert Eulenburg), Др. Магнус Хиршфельд (Dr. Magnus Hirschfeld).
Иван Блох и Магнус Хиршфельд были представителями, так называемого, «научного» сексологического исследования. В реальности это была ничем не прикрытая пропаганда похабности и растление основ семьи и брака.
(Прим. пер. После Второй Мировой Войны такими застрельщиками «научного» разврата будут американские «сексологи»- извращенцы Мастерс и Джонсон).

Помощниками Блоха и Хиршфельда были Феликс Абрахам (Felix Abraham) и Леви-Ленц. Вы не найдёт в этой псевдонауке сексологии ни одного христианина. Вся их наука – это натянутые статистические выводы из организуемых ими извращенческих оргий. Мы вполне можем себе представить, что творилось в так называемом «Институте сексуальной науки» из их собственных отчётов.

«Трудами», вышедшими из этого бардака, были следующие брошюрки:
«Сексуальные катастрофы», «Сексуальная патология», «Цепи любви», «Как избежать беременности» (Хиршфельда), «Извращенцы», «Проституция», «Сексуальная жизнь нашего времени» (Ивана Блоха).

Именно от этих псевдо-учёных общественность впервые услышала яростный призыв к отмене всех барьеров для самых низменных инстинктов, к отмене всех ограничений для гомосексуализма и абортов.
Именно евреи были авангардом в битве за отмену абортов.

Впереди на лихих конях были следующие евреи:
Др. Макс Ходанн (Dr. Max Hodann), Др. Лотар Вольф (Dr. Lothar Wolf), Др. Леви-Ленц (Dr. Levi-Lenz), Марта Рубен-Вольф (Martha Ruben-Wolf), Феликс Халле (Felix Halle), Альфонс Гольдшмидт (Alfons Goldschmidt).

Особо необходимо выделить Др.Макса Ходанна Начальника Берлинского отдела здравоохранения. Он добился больших успехов в деле растления широких масс с помощью своего широко распространяемого листка «Сексуальный журнал для рабочих», при этом особенно пропагандируя «здоровые стороны» мазохизма.
Господин Скавениус (Scavenius), датский представитель в международном трибунале в Гааге был несомненно прав, когда в своём вступлении по радио констатировал, что наша страна несомненно является порнографическим центром всего мира.»
Tags: Германия, Тевтонский Орден, евреи, история
Subscribe

Posts from This Journal “Тевтонский Орден” Tag

Comments for this post were disabled by the author