lady_dalet (lady_dalet) wrote,
lady_dalet
lady_dalet

Category:

Почему 🧐 ёжик ходил в тумане ☁️ ☔️

«Дождик, дождик, кап-кап-кап,
мокрые дорожки!
Все равно пойду гулять!
Одевай галошки!»

«Доктор! А вы калоши надели?»


Такие слова как «вегетативная нервная система» я услышала от аптекарши на улице, когда мы вместе прогуливали наших собак. С собачниками сразу можно вступать в контакт, егаль какой титул и статус у них.
И по части своего прыгающего давления, которое сопровождалось у меня трясучкой, пришлось искать врача с альтернативным подходом лечения. Нашла. Он учился у тибетских целителей и помогал бывшим военным, прибывшим из Афганистана.

Он мне и рассказал, что наблюдения за животными показывают, как они спасают свою жизнь: если они начнут трястись от страха при приближении к ним врага, то погибнут. А если, взяв ноги в руки, отнесут свою тушку на безопасное расстояние, то дают волю тушке и та трясётся, пока не выйдет стресс.
Но врач этот к сожалению, не принял во внимание, что трясучка моего организма была зависима от лекарств, это называют побочными явлениями, и моему организму нужна была помощь другого вида и адаптация к новым условиям.

Продолжение 3.

«1. Известно, что этот вирус относится к группе вирусов, вызывающих сезонные заболевания типа ОРВИ. Так же, как и вирус гриппа.

2. Показано, что после перенесенного гриппа состояние даже тяжело болевших с глубоким поражением дыхательного аппарата – на какое-то время улучшается. Да, не всегда, но достаточно часто, чтобы говорить о реальном существовании такого феномена. Улучшение происходит за счет восстановления функций эпителия дыхательных путей. Т.е. мы видим четкую последовательность событий: поврежденный в тяжелом легочном заболевании эпителий воздухоносных путей вдруг восстанавливается после перенесенного гриппа, после внедрения в его геном вируса гриппа.

3. Грипп (как и ОРВИ) – это сезонное заболевание. Вспышки и эпидемии этой болячки не зависят от календарных сроков. Они строго следуют изменениям климатических условий.

В самом деле, нужно ли доказывать, что существование под открытым небом в холодный период и в теплый период – это две большие разницы.

Это разные планеты, которые предъявляют к одному и тому же организму совершенно различные требования. И, вполне естественно, для оптимальности существования в изменившихся условиях – организм должен измениться, приспособиться, адаптироваться к этим новым условиям. А как именно может происходить эта адаптация? Известно, что адаптационные реакции подразделяются на острые, кратковременные, и на долговременные, устойчивые варианты. 

Кратковременные – это механизмы, обеспечиваемые изменением нейрогуморальных реакций. Сиречь – работой либо нервных механизмов, либо воздействием гормонов ли, других ли биологически-активных веществ. Это весьма действенные адаптивные механизмы, но у них есть одна большая закавыка – это быстро истощаемые механизмы.

Нервное возбуждение скоренько сменяется торможением. Запасы биологически-активных веществ, как правило, небольшие, конечные. Всего этого хватает на кратковременное, но мощное усилие. Однако, никак не на продолжительную, монотонную работу.

Организму нужна долговременная адаптация, а для этого должна измениться функциональная активность заинтересованных клеток. Изменения эти должны происходить (и происходят!) на генетическом уровне. И у нашего организма нет другого механизма такого почти одномоментного переключения генома клеток с одного режима на другой режим – кроме вирусов… Точнее – нам не известны такие механизмы. Но вот то, что вирус такое переключение может производить и производит – это нам известно.

4. И что получается? Меняются внешние условия существования организма, нужно адаптироваться к этим изменившимся условиям… Т.е. задача перед организмом поставлена – нужна адаптация.

В нашем родном, человечьем биоценозе эволюционно давно и прочно присутствуют родненькие вирусы гриппа или ОРВИ, которые и предоставляют нужным клеткам нужную генетическую информацию. Причем – это не пассивные хранилища нужной в данный момент информации, нет! Организм приглашает необходимый вирус с необходимой информацией в нужный момент, и вирус обеспечивает активную модификацию генома заинтересованных клеток, изменяя их функционал в нужный момент в нужную сторону. Подчеркиваю – так в идеале.

Что для этого нужно? Всего лишь наличие эволюционно оптимального вируса в биоценозе организма. И так было миллионолетиями. Миллионы лет вирус, как резервная флешка, сосуществовал в непосредственной близости с организмом, и в нужной момент предоставлял организму нужную информацию. Все логично, просто и красиво.

5. Ладно, а чем тогда объяснить все эти эпидемии, вспышки вирусных заболеваний, таких, как эпидемии черной оспы, например? Или испанки? А я – не знаю. Я могу руководствоваться только логикой, биологической логикой.

Слишком много несуразностей в историях с этими эпидемиями. Память об этих эпидемиях сохраняет, в основном только одно: вдруг, откуда ни возьмись, возникает злобный вирус, внезапно! И начинается эпидемия, народ мрёт пачками…

Потом эта эпидемия опять же ВДРУГ прекращается и всё – и жизнь течет по-прежнему… Т.е. не было бы этого зловредного вируса, так и не было бы этой беды… Ага. А у меня сразу вопрос:

«А что, этим эпидемиям ничего никогда не предшествовало? Не было никаких изменений условий существования в рассматриваемой популяции? Кто-то изучал вопрос с этой точки зрения?»

Не-а… Я не видел подобных исследований. А кому это нужно, ведь всем давно известно, что вирус – это враг, которого нужно срочно уничтожить! Лучше вчера.

Но вот две самые близкие нам эпидемии глобального характера. Испанка – 1918-1919 годы… Она что, возникла на фоне полного благоприятствия для жизни человека? А Первая мировая война – это не в счет? Такая война никак не повлияла на условия существования людей? Что, кто-то действительно так думает?

Эпидемия полиомиелита – и Вторая мировая война… И послевоенная разруха… И миллионы тонн пыли поднятые в атмосферу… И… И как много еще этих «и» можно перечислить. Ну?

Можете кинуть в меня тапком, но лично у меня есть четкое впечатление, что в обоих этих случаях эпидемиям предшествовали изменения условий существования человеческого организма.

И что дальше? Если бы в биоценозе организма был нужный вирус, который бы смог обеспечить адаптацию организма к этим, изменившимся условиям, то, скорее всего, и эпидемий бы не было… Увы, в привычном и доступном ассортименте симбионтов такого вируса не нашлось.

И что мы видим? Организм ставит задачу, которую должен решить вирус. А вируса, способного привычно и безболезненно обеспечить решение этой задачи – нету. И организм вынужденно начинает поиск нужного вируса из доступного (вы помните, сколько различных вирусов вокруг и внутри нас?) множества вариантов…

Все ровно так же, как делаете и вы, когда вам на вашем компе нужно решить некую задачу, а необходимого программного обеспечения у вас нет. Вы ищете, и так или иначе находите необходимый софт… И у вас появилась возможность эту задачу решить. Ура? Ага, но тут есть одна закавыка. Те из вас, читатели, кто имеет реальный опыт одновременной установки нового программного обеспечения на многих компьютерах одномоментно, те наверняка сталкивались с одной проблемой – из каждых, приблизительно, ста компьютеров, на которые нужно установить новую программу, всегда наблюдаются 1-2-3, редко – больше, компьютера, на которых программа работает не штатно или вообще отказывается работать.

Это нормальное явление, т.к. при всей своей схожести компьютеры все же разные, имеют индивидуальные отличия. В этом случае компьютерщику приходится попыхтеть… Внимание! Он пыхтит, подстраивая конкретный компьютер для оптимальной работы устанавливаемой программы! Умный человек изменяет компьютер, а не программу. Но – это инженер, это умный, грамотный человек.

И вот тут прямая аналогия. Есть изменение внешней среды, есть организм человека. Изменения среды диктуют организму задачу: хочешь выжить – меняйся, адаптируйся, приспосабливайся к изменениям.

Адаптация же возможна только за счет нужного вируса, который несет необходимую в данном случае информацию. Такой вирус находится – но… Далеко не все члены нашей популяции способны адекватно перенести внедрение такого вируса в свою родную клетку… А как же – ведь вирус еще не стал симбионтным, наша популяция только начала его одомашнивать… Да, из всего многообразия окружающих вирусов выбирается наиболее соответствующий… Но это вот та самая ситуация, когда из многих вариантов не самого лучшего нужно выбрать то, что ближе всего к желаемому. Это очень не оптимальный выбор, но лучший из возможных здесь и сейчас. Лучший для популяции в целом, но… Но далеко не лучший для конкретных членов нашей популяции…

И как результат – мы имеем эпидемию… А, иными словами – что? Вирус, прошедший популяционный отбор по качеству несомой им генетической информации, и по, хотя бы, относительной эффективности имеющейся у него, у вируса, противозащитной системы – этот вирус вполне благополучно встраивается в геном большинства людей.

Но всегда есть достаточно много тех, чья клеточная защитная противовирусная система отказывается признать новый вирус за полезного члена нашего биоценоза и устраивает по этому поводу истерику, бушует.

Помните слова профессора В.И. Агола? Это, как раз, тот самый вариант. И мы видим болезнь, эпидемию. Не по тому, что вирус такой разэтакий, жуть патогенный… А потому, что организмы достаточной части нашего общества пока (подчеркну – ПОКА!) не способны на сотрудничество именно с этим вирусом.

И вот тут очень любопытный момент. Еще раз пробежимся по цепочке событий.»

Продолжение следует.
Tags: НАУКА, медицина, программы болезней
Subscribe

Posts from This Journal “программы болезней” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments