Пробуждение богов (lady_dalet) wrote,
Пробуждение богов
lady_dalet

Categories:

Зульм или Вяз и КАРАгач тоже

В роще дерево ветвистое, могучее,
С искореженным, закрученным стволом.
Понимаешь: вяза жизнь была не лучшею,
В ней случались и печали, и надлом.

Ураганы и пилильщики подкожные
Силу духа не сумели победить.
Пережиты им периоды тревожные.
Смог он все же ветви к солнцу устремить.

Искривленного ствола стесняться нечего:
Пышной кроною любого он затмит.
И хоть дерево в рубцах и покалечено,
Но притягивает взоры как магнит…

Васютинская Галина





Вязом обычно называют несколько видов деревьев большого ильмового рода, который растет и на Сахалине.

Эти красивые сильные деревья можно увидеть и в лесу, и на улице. В европейских странах они известны как ильмы.

В корне названия кельтское – elm.

Кстати, в России-матушке вяз тоже зовут ильмом. Его южная разновидность известна как берест. В Средней Азии он – карагач (черное дерево).

Сохранились отголоски обрядов, которые совершали друиды – жрецы древних кельтов, магия которых во многом была построена на использовании растительных сил.

Вяз, или ильм, по верованиям друидов, – проводник небесной энергии. Но он отрицательно заряжен. Друиды считали, что вяз – лесной вампир. В отличие от дуба, который всей мощью питает мир своей энергетикой, ильм, напротив, забирает лишнюю энергию, защищая мир от неверных решений. Тем самым он совершает доброе дело.

В добродея верили. Своих особо буйных сородичей, любивших подебоширить, друиды на некоторое время привязывали к стволу самого большого вяза. Жрецы считали, что дерево вытянет из буянов злую энергию, и те не натворят глупостей.



Друиды считали, что ильм – мужское дерево, которому свойственны душевные качества настоящего мужчины. Именно таким людям он отдает предпочтение, поддерживает все их начинания, помогает не отчаиваться в неудачах и с достоинством держать удар. Предпочитая мужчин, вяз как талисман поддерживает все их начинания. Однако он не переносит неудачников и дает силы только тем мужчинам, которые готовы в своей борьбе идти до конца.

В Средневековье из вяза делали рыцарские копья, при этом отдавали должное не только прочности древесины, а вкладывали в оружие сакральный смысл. Считалось, что такие копья вселяют в воина отвагу и помогают ему одержать победу в сражениях. В магии ИЛЬМ привносит в заклятие устойчивость и опору.

А приднепровские славяне делали из вязов прочные, толщиною в три пальца щиты. Край их оковывали железом, а на лицевую поверхность набивали металлические бляхи. Жилистая, вязкая древесина щитов не кололась от ударов мечей, в ней намертво застревали стрелы и копья.

Это дерево иного мира, утверждают жители российской глубинки. До сих пор они уверены, что по ночам в его густой кроне собираются все колдуны из ближайшей округи.

Вязы – пристанище оборотней, злодеев и прочей нечисти. Достаточно вспомнить леденящий кровь фильм ужасов под красноречивым названием «Кошмар на улице Вязов».

Существует поверье, что вяз нельзя сажать около человеческого жилья. Он якобы приносит несчастья. А еще рассказывали, что выросший невдалеке от церкви ильм все-таки срубили, поскольку это соседство воспринималось чуть ли не как богохульство.




ХОТЬ НА СВАИ, ХОТЬ НА ЛАПТИ

Несмотря на все страсти-мордасти и прочие ужастики, люди с глубокой древности научились из вяза извлекать пользу. Еще во времена Древнего Рима его древесина ценилась весьма высоко. Тогда вяз произрастал на большей части Апеннинского полуострова. Он играл важную роль в жизни римлян как хороший строительный материал. В те времена существовали даже специальные вязовые питомники – ульмарии, о которых упоминал Плиний Старший.

У русского народа вяз – тоже важное дерево. Прутьями вяза наши предки вязали туеса, корзины и другие изделия домашнего обихода. Видимо, потому с древнеславянского языка это дерево переводится как гибкий прут. Владимир Даль в своем словаре добавляет, что вяз – одно из самых гибких деревьев, из которого делаются вязки, срубы для колодцев и долбленая посуда...

Народные умельцы готовили из него высококачественные обода тележных колес, дуги и полозья. Распаренные стволики молодых вязов шли на деревянные обручи. «Без обручьев нет клепкам державы», говаривали бондари.

Из волокнистой ильмовой коры плели рогожи, мешки, веревки. Вязовый луб шел в старое время на самые изящные лапти, которые деревенские женихи плели своим невестам. В таких лапотках красны-девицы щеголяли по праздникам. Луб, что погрубее, тоже не выбрасывали. Его пускали на короба и санные кузова.

Древесина этого дерева тверда, упруга и прочна. Она хорошо полируется, почти не коробится и слабо растрескивается, ее трудно расколоть. Чтобы ее обработать, требуется приложить немалое усилие. Но, несмотря на столь хлопотное дело, плотники и столяры брались за него охотно. Изделия из вяза получались всем на загляденье благодаря привлекательной текстуре. Поэтому высоко ценились.

Из вязовой древесины часто делали обереги на дом. И сегодня во многих деревнях и селах избы украшают пресловутые «петушки». Их вырезают и укрепляют на крышах якобы для защиты от пожара. Им не уступают «коньки»-лошадиные головы, которые должны отгонять злые силы от дома и хозяйства. С древних времен у славян и других народов за свою крепость вяз почитался как дерево-защитник, дерево-воин.

Самое важное, пожалуй, достоинство вяза состоит в том, что он не боится воды. Изготовленные из него сваи использовали при строительстве каналов и плотин, а также как крепеж шахтовых выработок. В «мокрой» Венеции многие здания стоят на вязовом фундаменте.




И ПРЕКРАСНЫЙ ПЫЛЕСОС...

Незаменим вяз в городском озеленении. Густая тенистая крона вяза спасает от летнего зноя. Вяз – в первых рядах самых стойких борцов с городским смогом. Его листья – отличная преграда для пыли. Листья на ветках дерева сидят как пришитые, и вся грязь, пыль, сажа, что оседает на них, держится прочно, а не так, как на деревьях с длинночерешковыми подвижными листьями. Кроны вязов собирают в семь раз больше копоти и сажи, чем листья тополя. Даже на одном побеге листья могут различаться размерами и очертаниями, образуя красивое кружево, так называемую вязь.

К сожалению, ильм, или вяз долинный, растущий в сахалинских лесах, редко встретишь в городах и селах нашего островного края. Даже в областном центре далеко не каждая улица может похвастать, что на ее обочине есть такой прекрасный пылесос.

Живет вяз довольно долго – до 400 лет. Хотя, конечно, рекордным для деревьев такой возраст не назовешь. Ильм довольно неприхотливое растение, переносящее как недостаток влаги, так и избыточное увлажнение. Он способен расти на различных почвах: каменистых россыпях и скалах, на приречных песках и галечниках, мирится с недостатком тепла и его избытком.

Цветет и плодоносит вяз ежегодно, до глубокой старости. Дерево сбрасывает листья на зиму, а весной, пока не выросла новая шевелюра, на нем появляются мелкие невзрачные цветочки.

Плоды – крылатые орешки разносятся ветром во все стороны. Внутри крылатки помещается очень жирное и вкусное семя. Для многих птиц оно стало любимым лакомством. Кормит вяз и четвероногих. Листья и молодые побеги с давних времен заготавливали на корм лошадям и рогатому скоту, а по-хозяйски собранные в лесу семена очень полезны и супоросным свиньям, и молочным коровам.

...И ОТЛИЧНЫЙ ЛЕКАРЬ

Целебные свойства вяза известны давно. На протяжении многих столетий кора вяза применяется в народной медицине.

«Если бедро человека свои же шаги нарушает, – писал в «Медицинских заметках» ученый и врач VIII века Бенедикт Крисп, – с дерева вяза кору научись добывать осторожно. С нею марену смешай и, радуясь, выпей лекарство».

Настойку из коры вяза гладкого употребляли при водянке и хроническом ревматизме. Появлялась простуда и лихорадка – выручала все та же кора. Ее настойка вместе с ивовой корой и березовыми почками быстро прогоняла болезнь и помогала больным встать на ноги. В ней много дубильных веществ и слизей, которые благотворно действуют даже при повышенной температуре. Незаменим такой настой при заболеваниях кожи и при ожогах.

Кора вяза исстари использовалась в народе и в пищевых целях. В старинных новгородских летописях, а позже в хрониках XVI – XVII веков упоминался «илем» как поставщик пищи, когда иссякали все другие ее запасы.

В неурожайные годы в русских деревнях кору вяза измельчали в муку и, смешав с остатками зерен хлебных злаков, пекли ковриги и лепешки. Вязовый хлеб, конечно, аппетитностью не отличался, однако он давал пропитание крестьянину, спасая его от голодной смерти. Александр Абросимов
Tags: Деревья
Subscribe

Posts from This Journal “Деревья” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments