lady_dalet (lady_dalet) wrote,
lady_dalet
lady_dalet

Category:

Искусство - «Создать идеальную женщину»

Гетеры, куртизанки, гейши и наложницы...
Трудно припомнить другой род занятий,
который бы так же сильно волновал умы
историков и писателей. Неудивительно,
что жрицы любви столь многочисленны
на страницах фантастических произведений.

В произведениях фантастов положение куртизанок бывает очень разным. В одних мирах судьба подобных женщин окутана романтическим ореолом, а в других они оказываются на самом дне общества. А ведь есть ещё и рабыни, которые и рады бы вести более добродетельный образ жизни, но не смеют противиться воле хозяина... Такое разнообразие неудивительно: на протяжении земной истории отношение к девушкам лёгкого поведения тоже сильно менялось.

ИСКУССТВО ЛЮБВИ

<<Итак, тебя влюбиться угораздило
Не в шлюху, а в гетеру? И действительно
В ней нет коварства?
— Нет! Она, свидетель Зевс,
Изящна, утончённа и воспитана.>>

Анаксил «Птенчик»

В античности ремесло куртизанки во многих странах было куда почётнее, чем в более поздние времена. Древнегреческих гетер скорее можно сравнить с современной богемой: это были свободные женщины с хорошим образованием, нередко собиравшие вокруг себя толпы поклонников.

Они всегда могли развлечь своего гостя песней или танцем, легко поддерживали учёные беседы. На свидания к гетерам надо было записываться заранее, оставляя послание на особой доске, — при этом согласием отвечали далеко не каждому.

Многие из этих женщин были подругами и любовницами известных философов или политиков — так, роман Ивана Ефремова «Таис Афинская» повествует о легендарной гетере, которая подговорила Александра Македонского сжечь Персеполис.

Хотя Ефремов больше всего известен нам как автор научной фантастики, при описании Таис он старался быть как можно ближе к историческим фактам.

Свой аналог гетер существовал и на другом краю Евразии — в Японии. Впрочем, речь вовсе не о гейшах: хотя некоторые из них и спали с клиентами, основной задачей гейши всегда было развлекать гостя.

Проститутки назывались «юдзё», и в этой профессии — как и во всех слоях японского общества — существовала сложная иерархия.

Обычно высшим рангом куртизанок называют ойран. Ойран во многом были похожи на гетер: они тоже пользовались в обществе большим уважением, а своего гостя умели развлечь музыкой, танцем или каллиграфией.

У церемониальной одежды ойран было одно существенное отличие от облачения гейши — свой широкий пояс они всегда завязывали спереди, намекая, что при необходимости его с лёгкостью можно развязать. Именно так наряжается Хонэ Онна из аниме «Адская девочка»: при жизни она была ойран, а теперь стала помощницей мстительного духа.

Приятно осознавать, что такая экзотическая культура сохранилась почти в неизменном виде как минимум до XXVI столетия.

Куртизанки на заказ по каталогу

В сериале «Светлячок» показан институт компаньонок — изысканных и хорошо воспитанных девушек, которые могут провести для клиента чайную церемонию, сопроводить его на бал или поддержать в постели светскую беседу. Гильдия компаньонок действует строго по лицензии и пользуется немалым уважением в высших слоях общества.

Девушки сами выбирают себе клиента из многочисленных заявок, а в случае неподобающего поведения его имя вносится в чёрный список гильдии.

Самые состоятельные граждане могут позволить себе завести постоянную компаньонку, но далеко не каждое такое предложение дама удостоит согласием. Обычно в ответ следует лишь улыбка — вежливая и неизменно обворожительная.

Увы, в большинстве миров женщины могут лишь мечтать о таком трепетном отношении. Как и в истории, в фантастике многие традиции вырождаются, а на смену им приходит проза жизни. Место храмов любви на страницах романов занимают злачные притоны, а попросту — бордели всех мастей.

В трилогии Р. Скотта Бэккера «Князь пустоты», которая повествует об аналоге Крестовых походов в вымышленном магическом мире, важную роль в сюжете играет проститутка Эсменет из города Сумны. Несмотря на то, что судьба сводит Эсменет с самим Воином-Пророком (лжемессией этого мира), ей трудно позавидовать:

ремесло искалечило её душу, и на протяжении всей истории Эсменет терзается из-за своего прошлого. Мир Бэккера вообще довольно сурово обходится с продажными женщинами: во многих городах религиозные фанатики запросто могли побить их камнями, а в самой Сумне местный закон требовал от всех проституток носить на левой руке татуировку в виде змеи.
                                                                                                                                                     Куртизанки на заказ по каталогу

Надо сказать, подобные метки в земной истории встречались постоянно. Во многих странах общество хотело как-то отличать блудниц от «приличных женщин», а потому законы часто предписывали им выглядеть особым образом.
*
Татуировки использовались редко — в большинстве стран так метили не девиц лёгкого поведения, а рабов или преступников, чтобы тех было легко опознать в случае побега. Впрочем, проститутки зачастую набирались именно из рабынь — та же Греция не была исключением.

Обычно же знаком профессии служила одежда. Уже в Ассирии рабыни и проститутки не имели права накидывать покрывало, как подобало замужним женщинам. В Риме проститутки должны были носить жёлтую одежду и красную обувь и не имели права надевать украшения. *
*
Средневековые законодатели заимствовали у римлян это правило, и до нашего времени дошли многочисленные предписания относительно того, как следует одеваться женщинам соответствующей профессии. Как правило, костюмы отличались какой-то одной яркой деталью, но конкретные правила варьировались от города к городу: скажем, в Вене это был жёлтый шарф, а в Аугсбурге — вуаль с зелёной полосой.

Тем не менее во многих странах проституток всё равно можно было узнать по татуировкам, которые они зачастую делали добровольно, чтобы завлечь клиентов. Известно, что именно юдзё и гейши распространили в Японии моду на татуировки — хотя гейши высокого ранга считали ниже своего достоинства носить на теле узоры. Популярным знаком среди юдзё был краб, символизировавший цепкость. Нередко они в знак привязанности к постоянному клиенту делали вместе с ним парную татуировку — от точек-мушек до иероглифов имени. Порой же некоторые гейши с помощью настоящих художественных полотен на своём теле обходили запрет на обнажение.

Bстречались, конечно, и более радикальные обычаи — взять хотя бы антиутопию Маргарет Этвуд «Рассказ служанки». В описанной там республике Гилеад религиозные фундаменталисты довели патриархальный консерватизм до абсурда: в положении рабынь оказались почти все женщины страны, кроме небольшой группы командорских жён. У служанок нет имён, им запрещено читать и писать, а единственный смысл их существования — рожать детей для бесплодных супружеских пар.

Куртизанки на заказ по каталогу

Тем не менее у рабства есть о дно неприятное свойство: в большинстве произведений невольницы норовят взбунтоваться против своего владельца и отомстить ему за годы унижений. Тот же Джабба испытал это на собственной шкуре, когда попытался заполучить в свой гарем принцессу Лею: не просидев у подножия трона и пары дней, героиня Восстания задушила рабовладельца собственной цепью.

Вы будете смеяться, но это не хентай
Что ж, люди и гуманоиды — существа разумные, а потому непредсказуемые. К XX веку человечество пришло к выводу, что право на свободу есть у каждого, — но прежние фантазии никуда не делись, а потому за дело взялись робототехники и биоконструкторы. Примеров «роботов-любовниц» в фантастике огромное количество.

Как ни парадоксально, в патриархальные годы к подобным изобретениям относились с большим уважением. Создавали их в основном как верных спутниц жизни, а техзадание обычно звучало вполне целомудренно: «Создать идеальную женщину». Ещё в XIX веке фантаст Вилье де Лиль-Адан устами Томаса Эдисона объяснял, насколько искусственные женщины совершеннее настоящих:

«Главное свойство андреиды в том, что она в состоянии изгнать за несколько часов даже из самого страстного сердца низменные и пошлые желания, а всё потому, что она питает сердца доселе небывалыми и возвышенными чувствами, неодолимое действие которых невозможно вообразить, не испытав».

Тот же романтический подход виден в рассказе Лестера дель Рея «Хелен О’Лой» (1938): механическая домохозяйка настолько влюбилась в своего владельца, что захотела выйти за него замуж и стареть вместе с ним. Похожую судьбу готовил своему творению биолог из рассказа Альфреда Бестера «Галантная Галатея». Название, конечно, не случайно: мечта об идеальной искусственной женщине будоражила умы ещё со времён Пигмалиона.


Но в наше время нравы изменились — вопреки мечтам Вилье, андреид стали прямо называть фемботами или сексароидами, окончательно низведя до статуса дорогой игрушки. Однако при этом оригинальных персонажей среди них стало попадаться куда больше.

Так, современник Джаббы принц Ксизор заказал себе андроида Гури, которую внешне было не отличить от человека. Гури не только ублажала своего хозяина, но и выполняла более деликатные поручения — от убийств до ведения дел в криминальной организации «Чёрное солнце». После гибели принца Гури задумалась о дальнейшем смысле существования, разыскала своего создателя и попросила перепрограммировать её на более мирную деятельность.

Такую же многозадачность мы видим и у Юки-7 из манги «Сексароид», откуда и пошло новое назва ние женщин-роботов. В XXIII веке власти Японии придумали кардинальное решение для проблемы перенаселения: они решили перевезти всех жителей в далёкую туманность. Вот только на пути амбициозного плана постоянно вставали чьи-то мелкие козни, которые расследовало особое «Бюро G». Юки была не только верной спутницей главного героя, сотрудника этой конторы, но и активно участвовала в спецоперациях; вдвоём они раскрыли немало коварных заговоров

Впрочем, надёжность фемботов тоже оставляла желать лучшего. Андроиды и роботы постоянно норовили обрести самосознание и устроить своим хозяевам весёлую жизнь. Яркий пример — Прис из культового фильма «Бегущий по лезвию». В начале карьеры она работала в инопланетной колонии «стандартной моделью для удовольствий», но попала под дурное влияние бунтаря Роя и сбежала на Землю в поисках своих создателей.

Не менее известна печальная история аттракциона «Западный мир» (из одноимённого фильма, снятого Майклом Крайтоном), в котором сексароиды повадились отказывать клиентам, а робот-стрелок и вовсе начал за ними гоняться. Такой уж порочный круг: если имитация личности достаточно убедительна, рано или поздно она потребует себе прав, и любителям рабынь придётся изобретать новую технологию.


Подробнее всего в этой проблеме разобрался Виктор Пелевин в романе S.N.U.F.F. Он описал общество, где любовь к «сурам» (суррогатным женщинам) считается полноправной ориентацией. Таких людей политкорректно называют «глуми», и они пользуются всеми правами меньшинств. Производители сур, видимо, хорошо знают историю своей технологии — а потому разумность их творений полностью зависит от пользовательских настроек.

Порядочный глуми настраивает свою суру один раз на всю жизнь: даже на заводских параметрах можно получить более сотни характеров. Если же покупатель рискнёт заняться ручной регулировкой, производитель снимает с себя ответственность за его жизнь и рассудок. Кто же виноват, что главный герой романа решил покрутить рукоятки «красного блока» и выставил на максимум такие опасные параметры, как стервозность и духовность?

Сколь бы совершенен ни был робот, у него всегда останется один неискоренимый недостаток — пожалуй, этот эффект можно было бы назвать «второй зловещей долиной».

Как известно, «зловещей долиной» именуется следующий парадокс: как только робот начинает быть слишком похож на человека, он вызывает страх, а не симпатию. Подсознание подмечает мельчайшие чёрточки — например, неестественную симметрию лица — и заключает, что перед ним труп или чудовище. В фантастике такой проблемы обычно не возникает:

творения гениальных изобретателей обманывают даже подсознание. Но разумом покупатель андроида всё равно будет понимать, что его девушка — ненастоящая. Герой Пелевина из-за «второй долины» чуть было не усомнился в собственном существовании. Остаётся последний выход: в качестве роботов, имитирующих людей, можно использовать самих людей.

В романе Сергея Лукьяненко «Геном» детей программируют ещё до рождения. Через несколько лет программа просыпается, и человек проходит метаморфозу — его тело и разум полностью перестраиваются, чтобы наилучшим образом соответствовать выбранной специальности.


Разумеется, без древнейшей профессии тоже не обошлось. Гетеры-спец подходили к своей работе ответственно: влюблялись в клиентов и старались влюбить их в себя — взаимная любовь с клиентом, пусть даже на пятнадцать минут, была смыслом их существования.

Высшим достижением в индустрии развлечений стал «Кукольный дом» из одноимённого сериала. Учёные из корпорации «Россум» придумали способ перезаписывать людям личность: подопытному можно было «вживить» характер другого человека или же сконструировать искусственный характер из отдельных фрагментов.

Неудивительно, что впервые эту технологию использовали для создания идеальных куртизанок. Богатый клиент мог позволить себе провести пару дней в компании спутницы с нужным характером, причём девушка ничего не помнила о контракте и искренне любила своего кавалера.

В промежутках между выездами куклы бродили по своему уютному Дому в блаженном сомнамбулическом состоянии. Конечно, это не был банальный бордель — кукол программировали на самые разные задачи, да и атмосфера Дома заставляет, скорее, снова вспомнить о гейшах. Тем не менее у технологии был один маленький недостаток: она довольно быстро привела к полному краху цивилизации. Фантасты в очередной раз напоминают нам: рабство остаётся рабством, как ни выкручивайся.

Парадокс «зловещей долины» был впервые описан в 1970-х годах робототехниками, хотя сейчас о нём чаще всего вспоминают аниматоры. Во многом именно из-за этого режиссёры компьютерных мультфильмов и создатели виртуальных киногероев долгое время обходили стороной людей:

кукол, многочисленных зверей и инопланетных тварей куда проще сделать реалистичными и красивыми. Самый рискованный шаг уже сделан: авторы фильма «ТРОН: Наследие» ввели омоложённого на тридцать лет Джеффа Бриджеса в сюжет наравне с обычными актёрами, не делая никаких скидок на его цифровое происхождение.

По признанию мастеров по спецэффектам, «долины» они старательно пытались избежать; с другой стороны, если персонаж Бриджеса и вызывал чувство тревоги, это было вполне оправдано сценарием.

Надо сказать, что подозревать об этом парадоксе стали гораздо раньше, чем робототехника и анимация достигли нынешних высот. Обычно при разговоре о «долине» упоминают чудовище Франкенштейна: создатель подобрал ему «красивые черты», но сам пришёл в ужас от результата. На самом же деле это наблюдение ещё древнее. Вот какую историю поведал однажды драматург XVII–XVIII веков Тикамацу Мондзаэмон, которого литературоведы называют «японским Шекспиром»:

«В одном дворце жила однажды молодая камеристка. У неё был любовник, с которым её связывала пылкая взаимная любовь. Но жила она во дворце, да ещё в отдалённых внутренних покоях, куда доступ мужчинам, тем более посторонним, был, конечно, затруднён; словом, встречаться со своим любовником ей было очень трудно.

И вот она придумала некоторое утешение для себя: она заказала скульптору изображение своего возлюбленного. При этом она потребовала, чтобы сходство было абсолютным: не только общий вид фигуры, лица, но даже точки на коже, где росли волосы, даже зубы во рту — всё должно точно передавать оригинал.

Скульптор сделал всё, как она хотела. И что же? Когда статуя была доставлена ей, она с восторгом поставила её у себя, но сразу же почувствовала какое-то неудовольствие; стала присматриваться ближе — и облик любовника, воплощённый в статуе, показался ей сначала чуждым, потом — неприятным, потом сделался противным, и дело кончилось тем, что она эту статую выбросила».

На самом деле Тикамацу просто хотел проиллюстрировать восточный подход к искусству: оно не имеет права копировать реальность, в нём должна быть как правда, так и ложь. Мог ли он подумать, что через несколько сотен лет его притча обретёт такой буквальный смысл?



Как бы сильно ни менялся наш уклад жизни, фантазия писателей всегда будет опережать действительность. То, как показаны куртизанки и наложницы, даёт не только весьма наглядное представление об описанном в романе обществе — зачастую автор через эти образы выражает своё отношение к женщинам в целом. В одних мирах безвольные рабыни ценятся не дороже домашних животных, в других женщины предстают вершителями судеб. Удивительно другое: даже в последних случаях публичные дома не уходят в прошлое, а лишь приобретают новые черты. Видимо, древнейшей профессии и впрямь суждено пережить все катаклизмы истории."

Когда же появились  куртизанки?
*
В эпоху Ренессанса (начало XIV - начало XVII вв). Именно тогда жители Европы вдруг стали вспоминать не только о «древних» авторах, но и …Не правда ли интересное кино?
*
Знаменитыми куртизанками считаются:
Форнарина
Агнесса Сорель
Маркиза де Помпадур
Жанна Дюбарри
Диана де Пуатье
Камилла Пизана
Диана ди Кордона
Империя, Лукреция Madrema non vuole, Лукреция Squarcia, Изабелла де Луна
Туллия д'Арагона
Вероника Франко
Роксолана
XVII—XVIII века:
Луиза Рене де Каруаль
Марион Делорм
Нинон де Ланкло
Клодин Герен Де Тенсин
Екатерина I
Китти Фишер.
XIX - XX века:
Эмильена д’Алансон
Бланш д’Антиньи
Маргарита Белланже
Мари Дюплесси (Дама с камелиями)
Графиня ди Кастильоне
Берта де Курьер
Лола Монтес
Каролина Отеро
Паива
Кора Перл
Лиана де Пужи
Жанна де Турбе
Хэрриэтт Уилсон
Мата Хари.
Tags: Барятинские, Заговор красной гвоздики, Пуатье, женщина, человек и мир
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments