lady_dalet (lady_dalet) wrote,
lady_dalet
lady_dalet

Category:

"Сим-Сим, открой дверь!" - 14. XII век. Восток и Запад. Чингизхан.

Ну, что ж, причина внезапного и "безпричинного" ухода моего отца ( сообщение из сна ) с поста Главнокомандующего Тевтонским Орденом - переход на сторону врага? Чин-гиз-хана. Было ли это предательством? Смотря, с какой стороны посмотреть. Что? двигало человеком в 12-м веке?...в мире, который только-только отошел от последствий ядерного обстрела и начал первые шаги в Возрождению.

Понятно также, каким образом его имущество оказалось в других руках, путаница в его родословной, в которой он пропадает на 200 лет, и все-таки не умирает, сохрaняя название местных гор.

Вот тогда-то и досталась печать-тамга Бургхарда с лебедем тем, кто основал Общество Ящериц под прикрытием ордена Лебедя.

Название Тев(teu)-тонского Ордена или тевтонов от слова на монгольском ТЕВ (три раза ха-ха) выдает ЦЕНТРальный, как и слово ОРТАЛЫК на тюркском и немецком современном ОРТЕНАУ.
*
Смотрим далее:

"Разумеется, об этнических оттенках слова «монгол» тогда не было и речи.

…Первыми силу армии Чингисхана узнали китайцы, которым Алтай платил дань. Император удивился прибытию далеких послов, удивляло их требование. А оно было ясным как день, Алтай назначал дань китайскому императору, этому «самому ничтожному из людей».

Услышав такое откровение, китайцы потеряли дар речи. Но им быстро вернули его. Чингисхан вошел в Китай, девяносто городов окружил и взял штурмом. Огромная армия китайцев стонала от собственного бессилия. Всадники наводили ужас, они малыми отрядами появлялись из ниоткуда и туда же исчезали после внезапной атаки. Били и отступали, то была тактика войны тюрков с превосходящим противником.

Принято думать, что компас изобрели китайцы, нет. Не у них тогда был компас. И здесь не обошлось без гения Чингисхана, он, как выяснилось, знал Китай лучше, чем сами китайцы. Успешно воевать помогали знания, собранные разведкой, а это — географические карты. И разумеется, геодезические инструменты, без которых карту не составить, без компаса и астролябии, они были у тюрков в начале их «степной» истории, то есть с I века.

Войско уверенно продвигалось вперед, разведка — одно из достижений Чингисхана! — в походе была безупречна, предсказывая события грядущего дня.

Китайцы получали удар за ударом, всегда неожиданно и в самое больное место. Чиновникам императора ничего не оставалось, как самим пригласить послов Чингисхана и согласиться платить тюркам дань.

Однако завоеванием Китая эту акцию Чингисхана называть нельзя — неправильно. Алтай и Китай имели слишком много общего, что видно даже из их топонимов. Скорее, то были две части большой центральноазиатской страны, одной единой культуры.

Великой Поднебесной империи, родины общих предков: культ Неба сплотил их задолго до новой эры. Они не составили государства в привычном понимании этого слова, потому что в античные времена были свои представления о государстве. Видимо, тогда произошла простая смена правителей, которая со временем бывала в каждой крупной империи…

Вторым походом Чингисхан взял власть над Северным Китаем. Но полководец не был бы мудрейшим из мудрых, не проявляй он избранность. Бог открывал ему то, что другие не замечали. В хлопушках салюта, устроенного в его честь, он увидел ружье — огнестрельное оружие. И понял, в руках китайцев порох — ключ к средневековому миру, а они, не догадываясь о том, пускали его на хлопушки.

О непобедимой армии Чингисхана западные ученые пишут как о полчищах «диких кочевников» (в точности как об Аттиле), но о технических ее новинках молчат.

Например, о зажигательных снарядах — прародителях артиллерии…

Нужна книга, чтобы рассказать о Чингисхане-полководце. То был художник на поле брани, всегда придумывал что-то свое. Скажем, каждому всаднику дал два коня, чтобы тот на ходу менял их в походе, и армия стала вдвое быстрее. Конница Чингисхана появлялась чуть раньше, чем ее ожидал враг. Ее удар был точным и неожиданным.

В обыкновенной степной колючке он увидел оборонительное оружие — железный шип. Ими срывал атаки неприятеля, сбивал любое преследование, рассыпая шипы перед наступающим врагом. Все в его армии было неповторимым, как в мастерской великого художника.

…Следующим после Китая на пути Чингисхана стоял Халифат, мусульманская страна, где жили потомки парфян, бактрийцев, кушан — словом, тюрки, отошедшие от Алтая.

У них уже давно не было единства. Самовлюбленный султан Хорезма Мухаммед, царствовавший на землях от Персидского залива и границ Индии до Дешт-и-Кипчака, недостойно повел себя. Не как мусульманин. Он тайно сочувствовал секте исмаилитов, которая по-своему развивала теорию ислама, у нее были иные взгляды на Единобожие, на Коран. Взгляды, подозрительно близкие к католическим, та же самая философия «наместничества».

Идея наместничества находила сочувствие у представителей разных течений в исламе. Так, багдадская надпись 1221 года, ее приводит академик В. В. Бартольд, неплохо поясняет эту мысль. Халиф Насир называл себя «имамом, повиноваться которому предписано всем людям», «халифом господа миров». Возвеличивание себя становилось нормой духовных лидеров и в Халифате, и в Западной церкви. Видимо, в том и выражал себя процесс разложения духа, который, согласно тюркской традиции, духовенство обязано беречь.

Меняя тюркские традиции веры, религиозные лидеры разрушали и саму веру. Так, один из багдадских халифов, принимая «египетского посла, сидел на престоле с плащом пророка на плечах, с мечом пророка на поясе и с посохом пророка в руке; на вопрос пораженного таким великолепием посла: „Не сам ли это Аллах?“ — государь будто бы ответил: „Это — заместитель Аллаха на земле его“».

Высокомерие, чванство и показная роскошь духовенства вызывали протест у истинных верующих. Отсюда рост «сект» и «еретических» течений, отсюда несогласия, которые стали отличать мир христиан и мусульман. Вот почему слова Чингисхана о чистоте веры были ясно услышаны и на Западе, и на Востоке.

Не сразу понял двуликий султан, кто перед ним!

Чингисхан не хотел воевать с мусульманами, он искал дружбы и союза с братьями тюрками, жившими в Халифате, предложил выгодную торговлю на «шелковой дороге». В 1218 году отправил султану караван с дорогими подарками. Однако тот напал на караван, купцов убили, товары украли. Чингисхан потребовал удовлетворения, Мухаммед убил и послов, заподозрив в них угрозу.

Тогда оскорбленные мусульмане сами обратились к «великому заступнику всех тюрков», так записано в их обращении. Им стал неприятен султан с душою раба, который ждал момента, чтобы объявить себя арабским «папой римским», то есть наместником Аллаха на земле (Ага-ханом).

Подробности тех событий прочитываются в «Сборнике летописей» Рашид-ад-Дина, а также в бесценном труде В. Т. Тизенгаузена «Сборнике материалов, относящихся к истории Золотой Орды». Однако читать восточную литературу надо с той же осторожностью, что и западную, — по причине политической предвзятости авторов.

Очень трудно собрать факты, но куда труднее объективно осмыслить их.

Ответ осквернителю Единобожия последовал незамедлительно.
Но прежде, как гласит легенда, по традиции предков Чингисхан поднялся на вершину горы и обратился к Тенгри. Три дня и три ночи ждал он ответа, три дня и три ночи крошки хлеба и капли воды не было на его губах, лишь ветер студил тело, утоляя жажду. Когда он спускался с горы, армия знала, что делать. Завидев полководца, воины начали скандировать: «Тенгри, Тенгри». И молиться Ему… Воистину вера очищает сознание.

Тысячеголосое ура, усиленное раскатами эха, покатилось по земле.
Возглас «ура» Европа слышала со времен Аттилы и медленно привыкала к нему. Правда, если быть точным, кричали не «ура», а «хурай», что на древнетюркском языке означало «спаси и помилуй».

Другое его значение «ура» — «бей», «рази», то есть призыв к атаке.

Этот возглас вызвал панику в римских войсках в 312 году, не сразу привыкли к нему римляне…
Под знамена Алтая устремились новые отряды мусульман, собралось семьсот тысяч всадников. В Средней Азии готовились сойтись две великие силы, две культуры, которые тогда олицетворяли Восток. Таких сражений мир не видел и при Аттиле. Небесный Алтай против Халифата, один на один.

Вольтер, имея в виду то сражение, писал: «Наши европейские битвы не более, как мелкие стычки в сравнении с многочисленностью армий, которые сражались и погибали на азиатских равнинах».

Разворачивалась грандиозная батальная сцена, которая достойна увековечения в панораме. Боя, подобного масштаба, мир не знал ни до, ни после. Полтора миллиона человек собрало открытое поле. Битва у реки Сырдарья началась утром, а закончилась ночью третьего дня.

Чингисхан виртуозно творил Историю, все подчинялось ему. Говорят же, «каждый лекарь лечит своим лекарством»… Самодовольство, оказывается, тоже излечимая болезнь.

В первые часы боя самодовольный султан потерял половину войска, и тогда его озарило, перед ним армия, над которой распластал крылья Ала — ангел-хранитель тюрков: непобедимая армия, сражавшаяся за торжество веры в Бога Небесного. С той минуты он думал уже не о победе — о бегстве.

Есть основания полагать, что тогда султан и усомнился в том, что правильно понимал слова Корана. В 20-й суре (102-й аят) сказано: грешники на Страшный суд будут собраны «голубоглазыми». Голубые глаза Чингисхана, источавшие гнев, усилили его страх перед неожиданным открытием: правоверный не тот, кто окружен властью, пышностью, достатком, не тот, кто дни напоказ проводит в молитвах и в соблюдении обряда. А тот, кто живет по законам Всевышнего, — для людей. Как Чингисхан.

Истинная вера, она в душе человека, в его поведении, ее не выставляют публике напоказ. Бог видит ее и так.

…Боевое знамя Чингисхана называли «сульде» — «жизненная сила», «дух». Отсюда, к слову, английское soul и немецкое seele, в те годы они звучали именно так, по-тюркски. Равно как и слово «султан».

Сульде и Яса были гласом Неба. Они поднимали боевой дух, давая армии силу и уверенность. Например, в 1221–1222 годах, когда отряд разведки под предводительством хана Джебе и его помощника Субутая проник на Кавказ, местные кипчаки сопротивлялись недолго, потому что им сказали о священной войне, которую объявил Алтай. Войне за торжество Единобожия.

С этого небольшого отряда разведки начинался великий поход на Запад — за правду. «До последнего моря». Поход, вошедший в историю России как татаро-монгольское нашествие.

Но это были не дикие орды кочевников…

В истории человечества нет даже близкого примера, отряд в два тумена (двадцать тысяч всадников) прошел от Самарканда до Киева, путь, сравнимый с походом Александра Македонского, однако совершил больше, чем вся армия Македонского, если она, конечно, существовала на самом деле. Всадники делали 120-верстные переходы, шли без дневок по двенадцать дней, превосходя в несколько раз все армейские нормы Запада.

Отряд принимали за призрак, за посланников Неба, встретив его, никто уже не осмеливался поднять глаз на знамя Чингисхана, все склоняли перед ним голову.

Разведка вошла в Восточную Европу почти без боя. То были больные земли, с IX века греки ссорили здесь местных ханов. Потом в ссору влезли католики… Выходит, высылая отряд, Чингисхан знал, что творилось в тех краях Дешт-и-Кипчака. Знал и о вторжении сюда христиан, об их постыдной политике раздоров.
И повелитель Востока, укрепив бунчуки на конях, решил восстановить поруганную справедливость, он приказал разведке идти так далеко, пока не встретится последний тюрк. А кто поступил бы иначе?

Чингисхан шел не завоевывать чужие страны, он спешил к собратьям, которых постигла беда. Его решения были полностью оправданы.

В 1223 году отряд достиг границ Западного мира — Киевской Руси. Была ли то самостоятельная страна? Это как посмотреть… Украина к исходу Х века отошла от Единобожия, стала восточным оплотом христианской империи. Но меняет ли смена религии государственный или этнический статус страны? Вопрос, требующий очень серьезной дискуссии.

Здесь, в своей новой колонии, Запад и решил остановить небесное войско. Конечно, не из-за подло убитых в Киеве послов Чингисхана завязывалось сражение, столкнулись два мировоззрения, две культуры, две политики.

События были соразмерны обстоятельствам: убийство послов прекращало мирный диалог. У христиан не нашлось аргументов для диалога о Боге, они пожелали войны.

Киев показывал, Восток ему уже не друг… Впервые отчуждение наступило при Вальдемаре I (князе Владимире Красное Солнышко), тогда русские князья начали свою знаменитую ссору, ее истинные причины лежат за бортом российской истории. О них никогда не говорят. А в ней, в той ссоре, ариане выступили против католиков, ведь Вальдемар ввел католичество в ранг государственной религии Киевской Руси, лишь при выполнении этого условия была возможна его женитьба и последующее княжение.

Проникновение католиков в Киев шло знакомым Риму путем — через династический брак. Первой в том ряду стояла Хельга (Ольга), ее история известна, за исключением, пожалуй, самых важных деталей. Например, она имела отношения с Оттоном I Великим, германским императором. Какие? Что делал в Киеве магдебургский епископ Адальберт, которого пригласила Ольга? Почему Византийская церковь противилась потом причислению Хельги-Ольги-Елены к лику православных святых?.. Это не легкие вопросы, за ними стоит то, что не принято замечать. И подобных вопросов немало.

Так, сын Владимира Красное Солнышко Ярослав Мудрый был женат на католичке, дочери Олава Святого. Сестру Ярослава Мудрого, Марию, выдали за польского короля, дочь Елизавету — за норвежского, дочь Анастасию — за венгерского, дочь Анна стала женой французского короля Генриха I… Почему? Ведь межконфессиональные браки были строжайше запрещены Церковью.

Почему сам Вальдемар (Владимир) после крещения Руси получил титул «король», но этим титулом его теперь не называют? Вместо него появился титул «басилей» (правитель), который со временем превратился в имя Василий. Не слишком ли много исключений в этой истории?

Все шло с тех пор в Киеве по воле папы римского… Так что город стал конечным пунктом похода разведки Чингисхана не случайно.

На 30 мая 1223 года пришлось знаменитое сражение с русскими (норманнами), армия которых, усиленная католиками Европы, в пять раз превосходила отряд Алтая. Все было тогда на ее стороне. Кроме Бога. «Мы вам не сделали зла, — в последний раз сказали монголы. — Бог един для всех: Он нас рассудит!» Но русские упорно молчали.

Сражение началось. Разведка Чингисхана спешно отступила, христиане бросились в погоню, растянув свое огромное войско на версты. Их преимущество таяло с каждой минутой. Лишь у речки Калки они поняли, что случилось, да поздно. У Калки и началась настоящая битва… То был сущий ад. Маленький отряд наголову разбил огромную армию, на которую поставил папа римский, мечтавший о Втором Риме на востоке Европы.

Но Бог, как известно, для того и создал ад, чтобы в нем гибли демоны…

С Калки в России повели «татаро-монгольское иго», придумали «несметные орды», которые навалились с востока. Почему? Объяснения нет. И вообще, что такое «иго»?

Оно придумано в Петербурге, в дни 600-летия поражения на Калке, то есть в 1823 году. Эти три разных слова впервые соединил учитель гимназии Наумов, и они понравились публике, с тех пор "татарами" русские пугают детей. Но любая неправда опасна еще и тем, что рождает другую неправду. Следом точно так же была придумана Южная Русь, куда якобы в 1223 году вторглись монголы. Правда, о той стране никто не слышал, нет ни единого документа, где говорилось бы о ней. Норманны к тому времени сходили с исторической арены, еще одну Русь создать они не могли."


Серия статей: "Сим-Сим, открой дверь!"
Tags: Алтай, Бурхард/Burchard, Европа, М. Аджи, Мир Охотников, Орден Лебедя, Орден Святого Доминика, Памир, Рим, Средняя Азия, Таджикистан, Тенгри, Чинара/Платан/Рыцари, оборотни, тайцы
Subscribe

Posts from This Journal “Чинара/Платан/Рыцари” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments