lady_dalet (lady_dalet) wrote,
lady_dalet
lady_dalet

Categories:

Шумер, Сумер, Самара...

Что переживал Древний мир в начале Нового Века, в двадцатом веке до нашей эры, после международных войн, применения ядерного оружия, распада великой политической и культурной системы, замены не знающей границ религии национальными богами?

В конце двадцатого века нашей эры мы тоже стали свидетелями последствий двух мировых войн, применения ядерного оружия, распада гигантской политической и идеологической системы, замены централизованных и обширных империй религиозным национализмом.

Такие явления, как наличие миллионов жертв войны и перекройка национальных границ, характерные для двадцатого века нашей эры, имели аналоги в двадцатом веке до нашей эры.

В месопотамских надписях в это время впервые появляется термин Муннабтуту, что в буквальном переводе означает «беженцы от разрушений». В свете современных событий точнее всего этот термин было бы перевести как «перемещённые лица» — люди, которые, по выражению некоторых учёных, являются «изгнанными из племени», которые лишились не только домов, собственности и источника существования, но также и стран, где они жили. Они превратились в «лишённых статуса беженцев», которые искали религиозного убежища, а также безопасности на землях других народов.

Поскольку сам Шумер лежал в руинах, остатки населения страны (по словам Ханса Баумана, «The land of Ur») «рассеялись по всему свету; шумерские врачи и астрономы, архитекторы и скульпторы, резчики печатей и писцы несли свои знания в другие земли».

Таким образом, после гибели великой цивилизации шумеры к своим многочисленным «открытиям» добавили ещё одно — первую диаспору…

Не подлежит сомнению, что часть из них отправилась по уже знакомому пути, например в Харран, где Месопотамия граничит с Анатолией. Именно в этот город, который был известен как «второй Ур», переехал Фарра со своей семьёй.

Переселенцы оставались в этих местах (и благоденствовали) на протяжении нескольких столетий, поскольку именно в этих местах среди бывших соплеменников Авраам искал невесту для сына Исаака, а затем и Исаак для своего сына Иакова.

Город был известен храмом бога Луны Сина, храм которому был выстроен при вавилонском царе Набониде. С 3-го тысячелетия до н. э. и вплоть до Средневековья Харран был важным торговым пунктом, до конца VII века до н. э. — провинциальной столицей в Ассирии.

Под Харраном вавилонский царь Набополассар 25 июля 616 до н. э. победил ассирийскую армию на берегу Евфрата. С октября 539 до н. э. Харран вошёл в состав Ахеменидской империи, а с 323 до н. э. — Селевкидской.
После этого в Каррах были расселены ветераны армии Александра Македонского, позже город попал в территорию Парфии.

В поздней античности и во времена Багдадского халифата Харран был центром сабеизма — религии, основанной на поклонении звёздам.

Очевидно, что изгнанники направились по стопам знаменитых купцов из Ура, караваны и суда которых бороздили просторы суши и морей. Совсем нетрудно проследить путь беженцев из Шумера, если взглянуть на то, как одна за другой в далёких землях начали расцветать разнообразные культуры. Эти культуры пользовались клинописью, в их языке была масса шумерских «заимствований» (особенно научных терминов), их пантеоны — даже если боги носили местные имена — копировали шумерский пантеон, их «мифы» совпадали с шумерскими «мифами», а их героями были герои Шумера (например, Гильгамеш).

Далеко ли ушли беженцы из Шумера?

Нам достоверно известно, что они добрались до земель, где через два или три столетия после падения Шумера стали возникать города-государства. Амурру («жители запада»), последователи Мардука и Набу, хлынули в Месопотамию и основали первую династию вавилонских царей.

Другие племена и будущие народы тоже снялись со своих мест и навсегда изменили облик Ближнего Востока, Азии и Европы. Результатом стало появление Ассирии к северу от Вавилона, царства хеттов на северо-западе и государства хурритов на западе.

Царства арийских народов возникли на всём пространстве от Кавказа до Вавилона, на юге появились «люди пустыни», а на юго-востоке — «люди моря». Как известно из более поздних письменных источников Ассирии, Элама и Вавилона, а также из текстов договоров этих государств с другими народами (где упоминались национальные боги каждой стороны), великие боги Шумера отклонили «приглашение» Мардука поселиться в святилище Вавилона. Вместо этого они в большинстве своём стали национальными богами новых и старых народов.

Именно среди этих народов, окружавших Месопотамию, находили приют беженцы из Шумера, способствуя превращению принявших их земель в сильные и процветающие государства. Однако некоторые из изгнанников могли попасть на далёкие острова — самостоятельно или в качестве спутников перемещённых богов.

На восток от Шумера простирались бескрайние просторы Азии. Среди учёных возникла жаркая дискуссия относительно миграционной волны ариев. Они мигрировали со своей родины, где-то к юго-западу от Каспийского моря, на принадлежавшие Иштар земли, в долину Инда, заселив эту местность и вдохнув в неё новую жизнь. Ведические сказания о богах и героях, которые они принесли с собой, являлись пересказом шумерских «мифов», а представления о времени, о его измерении и циклах имели шумерское происхождение.

Вполне возможно, что с волной миграции ариев смешались беженцы из Шумера. Эта гипотеза выглядит вполне правдоподобной, поскольку шумеры должны были проходить эти места на пути в регион, который мы называем Дальним Востоком.

Общепризнано, что на протяжении двух столетий - примерно в 2000 году до нашей эры — в Китае произошли «внезапные и загадочные перемены» (как выразился Уильям Уотсон в своей книге «China»). Без каких-либо следов постепенного развития примитивные деревни на этой земле сменились «обнесёнными стенами городами, правители которых имели в своём распоряжении бронзовое оружие и колесницы, а также умели писать».

По общему мнению, причиной таких резких перемен стало появление мигрантов с запада — то же самое «цивилизующее влияние» Шумера, «которое может быть прослежено в культурных миграциях, сравнимых с теми, что были направлены с Ближнего Востока на запад», миграциях, последовавших за падением Шумера.

По мнению современных учёных, «загадочный и внезапный» расцвет цивилизации в Китае пришёлся примерно на 1800 год до нашей эры. Огромная территория страны и скудость материальных свидетельств, относящихся к этому периоду, стали благодатной почвой для научных дискуссий, однако в среде специалистов доминирует точка зрения, что письменность появилась одновременно с монархией династии Шань.

Цель была примечательна сама по себе: запись знамений на костях животных. Знамения в большинстве своём были связаны с обращением за помощью к загадочным Предкам.

Введённая в стране письменность была моносиллабической, а шрифт пиктографическим (из неё развились знакомые китайские иероглифы, представляющие собой некую разновидность «клинописи», рис. 164). Все это характерные особенности шумерского письма. Обнаруженное в девятнадцатом веке сходство между китайской и шумерской письменностью стало предметом серьёзного исследования С. Дж. Болла («Chinese and Sumerian», 1913). В его работе убедительно продемонстрировано сходство между шумерскими пиктограммами (послужившими основой для клинописи) и старого китайского письма.

Болл также коснулся вопроса, является ли обнаруженное сходство лишь следствием того, что человек или, к примеру, рыба будут изображаться одинаково даже в абсолютно не связанных между собой культурах. Его исследования показали, что сходными являются не только пиктограммы, но также (в значительной мере) произношение.

Среди этих примеров — такие ключевые термины, как Ан для обозначения «неба» и «бога», Эн для «господина» или «владыки», Ки для «земли», Иту для «месяца», Мул для «яркости/сияния» (планеты или звезды). Более того, когда шумерское слово имело несколько значений, соответствующая китайская пиктограмма обладала таким же набором разных значений.

Современные исследования в области лингвистики, пионерами которых являются бывшие советские учёные, выявили шумерские корни у целой семьи языков Центральной Азии, так называемых «китайско-тибетских» языков. Эти связи являются лишь одним из аспектов разнообразных научных и «мифологических» особенностей, сходных с шумерскими.

Особенно сильно это сходство проявляется в области науки: календарь, в котором год делится на двенадцать месяцев, а день на двенадцать двойных часов, применение абсолютно произвольного понятия Зодиака, традиция астрономических наблюдений. Все это явно имеет шумерские корни.

«Мифологические» связи распространены ещё шире. В степях Центральной Азии, в Индии, Китае и Японии в религиозных представлениях присутствуют боги Неба и Земли, а также место под названием Шумеру, где в самом центре Земли находится связь между небом и землёй.

Это место изображается в виде двух пирамид, поставленных одна на другую и связанных между собой длинной и тонкой перемычкой — как в песочных часах.

Религиозные представления японцев относительно того, что их император является потомком сына Солнца, становится вполне логичным, если воспринимать Солнце не как звезду, вокруг которой вращается Земля, а как «бога Солнца» Уту/Шамаша.

После уничтожения космопорта на Синайском полуострове, которым он командовал, а также посадочной площадки в горах Ливана, Уту/Шамаш вместе со своими последователями вполне мог добраться до дальних границ Азии.

Как свидетельствуют лингвистические и прочие данные, шумерские Муннабтуту направились и на запад, в Европу. Они использовали два маршрута:

один через Кавказ в обход Чёрного моря, а другой через Анатолию.

Гипотезы относительно первого маршрута предполагают, что шумерские беженцы прошли через Грузию (необычный язык этого народа близок к шумерскому), затем поднялись вверх по Волге, основали крупный город, который теперь носит название Самара и — по мнению некоторых исследователей — в конечном итоге добрались до Балтийского моря. Этот факт может объяснить, почему финский язык не похож ни на один из известных языков, за исключением шумерского. (Некоторые специалисты также считают, что от него произошёл эстонский язык.)

Другой маршрут, где лингвистические данные подтверждаются археологическими находками, предполагает, что беженцы из Шумера двигались вдоль Дуная, и поэтому многие венгры убеждены, что их уникальный язык тоже может иметь только один источник — шумерский.

Действительно ли шумеры прошли этим путём? Ответ на этот вопрос может быть найден в одном из самых загадочных памятников древности, расположенном в месте впадения Дуная в Чёрное море (в античности это была римская провинция Дакия, а теперь территория Румынии). Здесь, в Сармизегетусе, среди нескольких так называемых «храмов-календарей» расположено сооружение, которое можно смело назвать «Черноморским Стоунхенджем».

Исследователи пришли к заключению, что «старый храм» изначально состоял лишь из пятидесяти четырёх столбиков (4×13, а не 4×15) и что в Сармизегетусе были совмещены два календаря: солнечно-лунный календарь месопотамского происхождения и «ритуальный календарь», связанный с числом пятьдесят два,

похожий на священный цикл индейцев Центральной Америки и связанный, по всей видимости, с движением звёзд, а не Солнца и Луны. «Звёздная эра» состояла из четырёх периодов по 520 лет (удвоенное число 260 — период священного календаря Междуречья), а конечной целью всего календаря было измерение «эпохи» длительностью 2080 лет (4×520), что примерно равно продолжительности Эры Овна.

Что за гений в области математики и астрономии построил все это и с какой целью?

По нашему мнению, ответ на этот вопрос также ведёт к раскрытию загадки Кетцалькоатля и построенных им круглых обсерваторий. Согласно центрально американским легендам, этот бог однажды отправился на восток, через океан (обещая вернуться). Может быть, изгнанников из Шумера вели не только боги из клана Энлиля, но и Тот/Нингишзида (то есть Кетцалькоатль), бог игры «Пятьдесят два», который тоже был изгнан из родной земли?

Может быть, все «каменные ограды» — в Шумере, Южной Америке, на Британских островах и на побережье Чёрного моря — были предназначены не столько для выравнивания лунного и солнечного года и измерения земного времени, сколько для исчисления времени небесного, то есть зодиакальных эпох?

Когда греки отождествили Тота со своим богом Гермесом, они удостоили его эпитета Гермес Трисмегист — «Гермес трижды величайший». Возможно, они знали, что он трижды помогал человечеству в определении начала Нового Века — перехода к Эрам Тельца, Овна и Рыб.

Для живущих в то время поколений людей именно этот переход был началом времён.

suivant la métaphore de la maisonnée : il s'agissait de « maisons » (sumérien é), entendues non seulement comme un élément architectural, mais aussi comme des familles, des lignages, un ensemble de propriétés

согласно метафоре домашнего хозяйства-maisonnée: это были maisons «дома» (шумерские), воспринимаемые не только как архитектурный элемент, но и как семьи, родословная, набор свойств...
ЗАХАРИЯ СИТЧИН АРМАГЕДДОН ОТКЛАДЫВАЕТСЯ

Tags: Алтай, Вавилон, М. Аджи, Средняя Азия, время, древние цивилизации
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments