lady_dalet (lady_dalet) wrote,
lady_dalet
lady_dalet

ЗАГАДКА ТРИУМФА НОВОЙ ВЕРЫ. Корни вампиризма в Европе.

Из серии не могла пройти мимо. Говорят, что быт помогает раскрыть белые пятна в истории. Я пока не могу все рассказать на страницах этого жж, что узнала, поэтому помещу несколько отрывков по теме вампиризма, христанства и деградации общества. Немаловажным в этой теме играет и желание человека жить вечно, быть безсмертным, а также опыты, которые проводились и проводятся, но мало оповещаются. Выводы делайте сами.

(без названия)


Думаю, все мы, считающие себя христианами, знаем обстоя­тельства, связанные с появлением Веры. По крайней мере, долж­ны их знать. Тем же, кто их не знает, кратко обрисую эти исторические события.

Христианство появилось как модернизация иудаизма, главной идеологией которой были поиски Земли Обетованной и Нового Израиля, как это ясно излагается ив Библии. Примерно до 150 г. христиане были обязаны соблюдать заповеди Торы (в полном объеме соблюдать иудейские традиции, в том числе обрезание), а христианами были исключительно евреи.

Распространение христианства среди неевереев, как и иудаизма, было абсолютно недопустимо, немыслимо. Еврейский мир был расколот надвое: половина евреев оставались иудеями, половина стали христиа­нами, причем долю иудеев, перешедших в христианство в эти полтора века, историки определяют от 40 до 60 % всех иудеев. В то время христианство являло собой нечто совершенно от­личное от того, чем оно является сегодня. В рамки нашей темы не входит дискуссия о том, имела ли право Европейская церковь искажать спустя столетия изначальную суть христианства, выхо­лащивая из него, по мере сил, все иудейское. Думаю, что это было неправильно, так как за прошедшие 2000 лет Иисус не дал Евро­пейской церкви новых сведений, а раз вся Вера и опирается на события тех лет, то мы не имеем права их искажать и по-новому трактовать.

У нас мало кто обращает сегодня внимание на то, что имена апостолов Христа — это имена греко-римские, придуманные че­рез несколько сот лет после событий в Европе. Не могу не пола­гать, что это было кощунством по отношению к христианству, когда основателям Веры вместо еврейских имен давались имена греко-римские, чужие. Это исходило из банального национализ­ма. Христос знал своих апостолов именно под их именами, но он не знал никаких апостолов с именами греко-римскими (как и африканскими, китайскими, татарскими), так как не проповедо­вал среди неевреев. Поэтому, попади Христос сегодня в христиан­скую церковь, Он бы не понял, о ком речь идет в выступлениях священников и кто изображен на иконах. Можно привести массу того, что является искажением Веры со стороны европейцев, причем часто мы даже не осознаем, что само это искажение казалось бы и апостолам, и Христу оскорби­тельным к их национальности и родине.

Кратко лишь отмечу:остается фактом то обстоятельство, что первые полтора века Веры все христиане были евреями, соблюдали Тору и обрезание, а само христианство имело перед собой задачу заменить иудаизм в еврейском обществе. Уверен, это рано или поздно и произошло бы, так как позже иудаизм все равно был основательно реформирован — то есть, основания для реформы были объективно, и христианство как раз в их контексте и появилось. И вот тут ярко показала себя грандиозная фигура Шаула ха-Тар­си (апостола Павла), который и не дал реализоваться христиан­ству как реформе иудаизма среди евреев, и, с другой стороны, создал огромный христианский мир среди неевреев. Поскольку полтора столетия иудеи гнали евреев-христиан из Иерусалима и Палестины, основная масса еврейских поселений в Европе, Африке и Средней Азии состояла из еврейских христи­анских общин. Местные язычники к ним тоже относились часто недружелюбно, и сама собой напрашивалась идея «охристиа­нить» местные народы, что должно было способствовать процве­танию общин. Это активно обсуждалось у «новых евреев». Как пишет доктор Ш.Шавит (The History of Jewish People. Jerusalem,1996, p. 19), «Вопрос был трудным и серьезным, и Павел, вероятно, немало колебался, прежде чем принять решение. Но, в конце концов, он пришел к следующему утверждению: христианином является всякий, кто верит в Иисуса и принимает его учение — независимо от того, еврей ли он или нет. А соблюдение заповедей Торы Павел счел необязательным».

В христианстве произошел глубокий раскол, многие общины не приняли идей, якобы унижающих «божественное и избранно­е» происхождение еврейского народа, а заодно оскорбляющих Иешуа (Иисуса). Фактически Шаул ха-Тарси создал новую Веру, мало похожую на старую, и в этом его гений. Он отверг «избран­ность» еврейской нации, не видя перспектив в душной тесноте самоизоляции. Во времена этого второго рождения христианства было, по меньшей мере, 22 Евангелия разных авторов (все, конечно, евреи).

В Новый Завет вошли только четыре, где нет прямых и жестких утверждений Христа о том, что нееврей не имеет права стать последователем Его веры. Одновременно в Новый Завет вошли 14 (!) посланий Шаула ха-Тарси (Павла), где он, в большей части, разъясняет неевреям, что они могут примкнуть к вере, считаю­ щейся еврейской, а евреям — что они, обрезанные (Богом избран­ные) могут быть в одном ряду с необрезанными христианами. Шаул ха-Тарси в этих 14, по сути, аналитических статьях, удач­но или где-то неудачно аргументирует свою новую позицию в трактовке христианства. Но везде не покушается на главное — он не обязывает новых христиан-неевреев делать обрезание, так как обрезание считает вопросом святым, признаком избранности евреев как «высшего народа», и, кстати, везде в своих текстах ставит их и выше других народов, и бесспорно впереди их. Это неудиви­тельно, если знать, кто такой апостол Павел: его при жизни назы­вали ярым защитником Израиля.

Наконец, сами евреи, даже хри­стиане были категорически против того чтобы неевреи могли делать обрезание: даже в семье христианских народов в этом вопросе не могло быть и речи о равенстве, так как тогда терялась «суть» народа Израилева. Невозможность обрезания — это было одно из условий распространения Веры среди неевреев. Замечу, это условие заведомо ставило туземных христиан в положение верующих «второго сорта», так как они принимали и Ветхий Завет иудеев, а там ясно говорится, что он касается тех, кто обре­зан (кто отдал часть плоти Богу). Заведомо получалось, что новые верующие имели Библию, но не имели права быть к ней в полной мере причастными.

Тем не менее, замечу, Эфиопское православие практикует по­чти 2000 лет обрезание у своих православных. Везде в Библии (и в Евангелиях до их редакции Вселенскими соборами в Европе в VVII веках и в письмах апостола Павла) речь шла не о Господе Боге, а о Боге Яхве-Боге народа Израилева. Имя «Яхве» изменили на имя «Господь», так как «Яхве» — бог для обрезанных, а «Господь» — нечто общее.

Кому-то это может ка­заться нормой, но меня удивляет такое неслыханно дерзкое отно­шение к святым текстам, искажающим их суть. Мало того, сегодня христианство в стороне оставляет вопрос о Творце, и часто (в том числе и по телевидению) высочайшие лица Православной Церкви Украины и России говорят, что Иисус Хри­стос — не только наш Бог, но и Творец. Это противоречит тому, что сообщается в Библии, где Христос — Сын Творца, но хорошо соотносится с нашими местными представлениями, где вопрос Творца лучше вообще не затрагивать, так как о нем говорится в Ветхом Завете — как о Яхве, Боге народа Израилева. Творец, со­гласно Ветхому Завету (и Торе), потребовал от верующих в Него отдавать часть плоти (обрезание), и получается, что если мы не обрезаем себя, то не верим в Творца и в Ветхий Завет, чужды Ему. Потому и довольно неуклюжие попытки заменить Иисусом место Творца. Впрочем, это другая тема. Но, намой взгляд, это не только плохо и печально, но исходит из самой той неопределенности, заведомо заданной Шаулом ха-Тарси, в его концепции «Творец — Бог народа Израилева», а «Иисус — «проводник знания о Боге у неевреев».

Нетрудно увидеть, что эта концепция изначально шовинисти­ческая. Конечно, каждый волен верить в свое, но если мы говорим о святых текстах, то справедливо желание читать и верить их изначальному варианту, а не искаженному. А изначальные вари­анты создают у нас большие проблемы. Закончу экскурс к осно­вам Веры тем, что для человека думающего Вера нужна в своем виде законченном, не вызывающем вопросов. А тут вопросов столько, что все это видится запущенным. Теология уже давно отстала от реальной жизни и, увы, давно не понимает, что чело­век XXI века — это не человек средневековья.

Шаул ха-Тарси предпринимает ряд поездок по регионам Рим­ской империи, где пропагандирует свое учение. Так Европа ста­новится христианской. Все это — история. Думаю, любому рядовому христианину уже не просто воспринимать эти исторические факты, так как они в какой-то мере кладут отпечаток на восприятие Веры. Но это не означает, что историю нужно прятать или искажать. Вера по определению имеет свою историю, и вот как раз ее лучшее зна­ние предполагает и большее приближение к истокам — и сути Веры.

Кроме того, для современного человека путь к Вере прохо­дит через его знания и через его возможности размышлять и делать выводы. Если Церковь и дальше будет игнорировать все эти реалии — это прямой путь к забвению или, по крайней мере, к охлаждению Веры. Но тут куда труднее рассмотреть вопрос о том,

чем же обуслов­лен сам ТРИУМФ Веры, за короткое время ставшей религией мил­лионов?

Это только нам, с молоком матери впитавшим христианские ценности, все кажется само собой разумеющимся. Но как приоб­щались к Вере язычники? Чем она их привлекала?

Этот вопрос тем более важен, что сегодня в лоно христианства входят если не единицы новых людей, то незначительное коли­чество. А тогда христианами стали очень быстро миллионы. Думаю, дело тут в том, что «двигателем» христианства была не столько концепция о Жертве Христа, концепция сложная для понимания темных масс и приемлемая только для духовно раз­витого человека, сколько иное. Иное, и ставшее причиной рас­пространения христианства.

Это — ИНОЕ — себя не показывало в среде евреев-христиан, так как там идеи Иисуса распространялись только и в связи с новой судьбой Израиля и народа Израилева (это было «двигателем»). Я потому подробно рассказал о реформе Шаула ха-Тарси, что имен­но он ввел это новое ИНОЕ в христианство.
Так вот это новое, придуманное апостолом Павлом (или твор­чески рожденное в процессе пропаганды идей у туземного насе­ления), заключалось в том, что:

если вы поверите в новую веру, то вы будете воскрешены в ближайшее время — как только вер­нется Иисус. А кто не поверит — не будет воскрешен.


(без названия)


Языческие религии не давали такой перспективы, она была новой для языч­ников. А как раз история Иисуса Христа показывала, что это РЕ­АЛЬНО. Раз Он воскрес, Он в силах воскресить свою паству. Оше­ломляющее известие о том, что можно избежать смерти и вер­нуться на землю во плоти, и стало главным и мощнейшим «дви­гателем» христианства.

Важная подробность:

в поселениях евреев-христиан, против­ников реформы Шаула ха-Тарси и более древних, нет кладбищ в центре поселений.

А у всех «туземных» христиан Европы они есть: то есть, именно учение апостола Павла заставляло людей не хоронить родных вне поселений (как это принято у всех обществ Человечества), а относить их в центр поселения — с уверенно­стью, что они сегодня или завтра все воскреснут

Тут меня, кстати, удивляет cледующее обстоятельство. Воз­можно, я что-то не увидел в текстах Библии, но нет в Библии конкретных указаний к тому, чтобы христиане непременно хоро­нили своих усопших в центре городов и сел, где их по тому и легче будет воскресить вернувшемуся Иисусу. Но одновременно во всех — подчеркиваю — во всех христиан­ских (но не христианско-еврейских) поселениях всегда до XVII века усопших хоронили в центре поселения. Для археологов это — первый и главный признак того, что эти поселения являются христианскими.

Не исключаю, а видимо, это так и есть, сегодня перед нами совсем иные тексты Библии, чем те, что были перед христианами на заре Веры.

САНИТАРИЯ ПРОТИВ ХРИСТИАНСТВА

Археология показывает: вот город до христианства в IV веке, вот он после принятия христианства в том же веке. В чем разни­ца? В одном главном: посреди города построен собор, а вокруг него — городское кладбище. Раньше кладбища подальше от горо­да относили, а теперь хоронят всех в центре города.

Археологи говорят: те в городе, кто еще не стал христианами, с ужасом смотрят, как христиане волокут в центр города синие и зеленые трупы, распугивая людей. Там они их закапывают. Ди­кость. Но в этом и весь смысл христианства.

Эту антисанитарную практику запретили повсеместно в Евро­пе только в эпоху Просвещения, когда сожительство кладбища и города стало опасным и невыносимым Филипп Арьес в знаменитой книге «Человек перед лицом смер­ти» (Philippe Aries «L'homme de-vant la mort») дает грандиозную картину изживания этой христианской традиции, не существо­вавшей никогда ни в одной другой религии мира. Уже к XIV веку во всех крупных городах Франции количество похороненных в центре города в десятки, а то и сотни раз превышало все живое население города. Власти постоянно мучались этой проблемой, изобретая меры по утилизации мертвых. Создавались братские могилы, где на десяти квадратных метрах помещали до 1500 тру­пов — штабелями.

Жители окрестных кварталов забрасывали городские власти жалобами. Все в доме пропиталось трупным запахом — мебель, одежда, даже еда. Окон не открыть — веет трупятиной. Детей из дому не выпустить — зараза вокруг. Этот трупный запах сопрово­ждал жителей даже вне города, куда бы они выезжали, — на­столько они им пропитались. Комиссии показали, что эти районы, соседние с центром города, где находились кладбища, предрасположены к различным болезням, и тут редко кто доживал до старости. Что еще хуже — тут постоянно возника­ли страшные эпидемии, охватывавшие уже всю страну.

Путешественники, приезжавшие в Европу из арабских стран, с ужасом видели все это и удивлялись тому, насколько дика вера христиан, заставляющая их жить вместе с мертвецами. Со сторо­ны все это для человека нового, думаю, действительно выглядело ужасно. Как пишет Арьес, в XVTII веке общественное сознание в этом отношении сдвинулось с мертвой точки. В 1737 году парижский парламент предложил врачам обследовать городские кладбища — это первый в христианстве официальный демарш в этой обла­сти. Со стороны Церкви с идеей запрета христианского погребе­ния у храмов выступил в 1745 году аббат Ш. Поре («Письма о
погребении в церквах»). Вот его идеал: чистые, хорошо проветри­ваемые церкви, где чувствуется только запах ладана, а не чего-либо иного и где «не рискуешь сломать шею из-за неровности пола», постоянно перекладываемого могильщиками. Автор при­зывает вынести кладбища за городскую черту, дабы обеспечить в городах здоровый воздух и чистоту. Аббат Поре был далеко не первым, кто предложил церковным властям устраивать новые кладбища за городом (следуя тради­ции мусульман и иудеев). Но он впервые указал, что воскрешения мертвых, обещанного Иисусом, не следует ждать буквально, сре­ди штабелей гробов с мертвецами, собранных в центре города. Как ждет с минуты на минуту своего отъезда путешественник в окружении чемоданов.

В 1760-е годы против нового кладбища в Париже решительно высказался принц Конде — и был поддержан генеральным про­курором («Стены домов пропитываются зловонием и вредонос­ ными соками, что служит, быть может, неведомой причиной бо­лезней и смертей жильцов»). Это мнение было поддержано пар­ламентом в 1763 году, когда власти были буквально завалены бесчисленными петициями со стороны населения и врачей. Ре­волюционное постановление парламента предписывало закрыть все существующие в Париже кладбища и создать за пределами города восемь больших некрополей, где каждый приход имел бы одну общую могилу для всех его обитателей.

БЕССМЕРТИЕ КАК ДВИГАТЕЛЬ ХРИСТИАНСТВА

Так зачем христиане хоронили своих мертвых в центре города? Вот тут — и вся суть.

Христиане волокли своих мертвых в центр города, потому что знали, что они сегодня или завтра воскреснут. Иисус Христос (следуя версии Шаула ха-Тарси) им сказал: Я сегодня или завтра вернусь, и так же, как Сам воскрес, воскрешу всех умерших. По то­му христиане не несли мертвых куда-то за город, а несли их в центр города, к храму, — они знали, что сегодня или завтра они все восстанут из мертвых и дружно встретятся со своими род­ ственниками. И эта вера была так сильна, что все христианские кладбища стали помещать в центре города — ожидая дня встречи с родными. Этим в археологии и отличаются все христианские города от нехристианских. Таковыми и были наши города до XVIII века, когда на кладби­щах в центре городов накопилось невообразимо много мертве­цов.

Христос не вернулся, никого не оживил, а лимиты урбаниза­ции были давно исчерпаны. Кладбища перевезли вне городов, там же впредь и стали хоронить. Например.
.
"Оссуарий - место ВТОРИЧНОГО хранения костей. Родственников аккуратно, с соблюдением всех формальностей хоронили, а спустя какое-то время вытаскивали из могил и сваливали в беспорядочную кучу - безо всякого почтения к полу, возрасту и родовитости.

Вот Парижские катакомбы с останками порядка 6 миллионов человек."




Что означало, что люди больше не верят в обещание Христа. Именно не верят, хотя это неверие лукаво облекают в формулу «перестали понимать буквально». А как же еще понимать слова Иисуса, сказанные вполне букваль­но? Если Он тут это высказал своим последователям «аллегориче­ски», то почему бы тогда не считать, что и вообще все сказанное Иисусом (в пересказе Его биографов), — тоже метафоры, образно­сти, красивости языка, а одним словом — популистский обман? Речь тут не идет о том, что говорил Иисус, а том, чего он не говорил, что за Него придумано.

А ведь именно обещание воскресения и бессмертия и являлось тем двигателем распространения христианства, о котором мы говорили выше. Что еще могло столь увлечь темные массы силь­нее, чем! обещание жить после смерти? Причем, не в качестве некоей души неизвестно где, а в качестве возвращенного к жизни и помолодевшего человека — среди своих родных и близких. Это — не некий Загробный Мир, который описывает нам позднее христианство, а вполне земной мир. Куда более понятный каждо­му. И это — согласитесь — совсем иная Вера, чем то христианство, которое мы сегодня знаем.

Те, кто нес трупы родственников в центр города, знали, что туда же отнесут их дети и их самих, что они там и воскреснут. Иисус давал всем бессмертие, и доказательством силы этого обе­щания было Его воскресение. Он это смог сделать с собой, Он это обещал всем. Представьте себе на минуту ситуацию той эпохи. Мы, скажем, живем в Греции в третьем веке. И тут начинают приходить мно­гочисленные сообщения о том, что многие наши соседние народы буквально сошли с ума — свихнулись. Они не хоронят своих покойников, а тащат их в центр города, где хранят их якобы потому, что те должны вот-вот, со дня на день, воскреснуть. Эта новация была еще более дикой для тех народов, которые по своим традициям кремировали усопших (как делали германцы). Здесь же речь шла не только о погребении, но о том, чтобы хранить трупы в центре города. Мы с опаской и недоверием ин­тересуемся у тех, кто приехал от соседей: а зачем эта некрофилия?

Почему это мертвые воскреснут? Нам отвечают, что был пророк Иисус Христос, который сам воскрес и обещал вернуться и воскре­сить всех, кто готов в него верить. Вот как просто — удивляемся мы. Ну, что ж, коль всех охватило это безумие, то в этом, возмож­но, и есть какой-то смысл. Давайте и мы попробуем складыватьнаших мертвых в центре города или деревни — нетрудно это. Может чего и будет…

Правило было простым: кто верит во Христа, того Он воскресит. Этот отсев сегодня кажется негуманным и нелогичным (а какая разница Христу?). Но он является основанием для власти и дохо­дов Церкви. Ей одной выгода от этого условия. Все разговоры в новообращенных христианских общинах толь­ко и шли о том, как здорово будет, когда придет Христос и вернет нам наших усопших. Вот праздник-то!

Да и самим умирать более не страшно — это как уснуть, а завтра проснуться посреди своего любимого города, в окружении друзей и родных. И сразу за стол, праздновать. Вот чем христианство завоевало умы языческой Европы. Вот почему в те времена христиане показывали чудеса мужества на казнях (чего не было больше никогда позже в конфликтах с ины­ми верами), смеясь над палачами: они знали, что они бессмерт­ны, что они через день, месяц или год вернутся к жизни, на Зем­лю. Восстанут из мертвых.

Своим палачам они говорили: вы вот нас тут казните, а мы очень скоро появимся тут же — невреди­мые. И разберемся с вами. Нас не уничтожить, мы бессмертны. С точки зрения палачей это казалось, прямо скажем, полным идиотизмом. С христианством боролись как с идеологией, разру­шающей весь уклад жизни и несущей хаос, анархию. Но чем больше боролись с христианством, тем более успешно оно рас­пространялось. В пантеоне святых христианства, погибших в первые века, нет никаких авторов идей или мыслителей, там только люди, знаме­нитые тем, что сами подзадоривали палачей изыскивать себе изощренные пытки и казни. Это — банальные фанатики, пугаю­щие палачей тем, что, вот, я — как Христос — восстану и через неделю вернусь, наводя на вас ужас. Они не вернулись.

В первые века христианства — и в новых территориях христианства — в это верили. Но чем старее стано­вился христианский народ, тем этой веры становилось меньше. И больше трупов в центре города. Эти трупы все скапливались, скапливались и скапливались в ожидании воскресения, гнили в прах, изымались, заменялись новыми, перемешивались и теря­лись, уж совершенно безвестно, — сколько можно? Потом был взрыв неутоленных надежд — крестовые походы, жестокость и кровь. Обещание Христа воскресить трупы стало забываться по мере того, как трупы неизбежно и неостановимо превращались в прах.

А сегодня об этой главной сути христианства христиане уж и не знают. Знают одни археологи и историки. Церковь тут молча­ние хранит: зачем же показывать крах надежд многих поколе­ний? Сегодня Церковь если как-то и комментирует всю эту эпопею с собиранием трупов в центре городов и деревень и последующим отказом Церкви же от этой практики, то только в том духе, что, мол, ранние христиане не вполне правильно понимали идеи Христа. Но, позвольте, благодаря именно ТАКОМУ пониманию и произошло само столь широкое распространение христианства!

Именно благодаря ТАКОМУ пониманию обещаний христианства мы сами и стали христианами! А с другой стороны, если даже ранние христиане якобы невер­но понимали христианство, то какие у нас основания считать, что его правильно понимаем мы? Мы — удаленные от эпохи Христа на 2000 лет?  Деружинский В. В.: Книга вампиров


P.S. Мое примеч. Дело не в датах, а идее и учениях, которые до сих пор живы в нашем обществе.

Тема не о евреях-иудеях и их учениях и вере, а о причинах и расположении кладбищ в городах и появлении вампиризма, о котором еще будет речь.

Tags: Иудаизм, вампиры, христианство, христианство/мир

Recent Posts from This Journal

  • Кто такая Мария?

    Недавно попалась карта с названиями территорий, которым даны женские имена. Мария - Мэрия, мэр, майор, мажордом. Еще в копилку: Оригинал…

  • «СУФИЙСКИЙ ГРИПП»

    Оригинал взят у assalam786 в «СУФИЙСКИЙ ГРИПП» Затронув тему здоровья, невозможно, хотя бы вкратце, не уделить время одному…

  • Лорраине и Эльзас - Лоэнгрин и Эльза. Тайна Лотарингского Креста.

    Оригинал взят у elsa_lorraine в Лорраине и Эльзас - Лоэнгрин и Эльза. Тайна Лотарингского Креста. Читала этo ессе и пришли такие…

  • Орден 1886 - 2. Oб изгнании членов бывших династий.

    Меня тут недавно обозвали масоном. Так что поиграю в масонов. На картинке розенкрейцеров нарисованы лебедь, буквы СС, число 1618 и звезда. Будем…

  • Орден 1886.

    "Людвиг II Баварский был последним мистическим королем, сознававшим свою миссию. С его смертью окончилась прекрасная эпоха европейской…

  • "Позорище всея вселенныя" и Мистер ИКС.

    С некоторыми картами я уже сталкивалась. А когда познакомилась с обстоятельствами жизни художника Брейгеля Старшего, другом которого был этот самый…

  • Графы Кибург-Диллинген.

    Оригинал взят у lady_dalet в Графы Кибург-Диллинген. 18.08.15 - Снилось много и все картинки на страницах вики. Помню последнюю -…

  • "Кошачий изгиб".

    Из цикла легенды о Лореляй. Я сейчас, вот в этот самый момент, похожа на нее И знаете, почему? Вчера мне попалась еще одна легенда о Лореляй (…

  • Итак, кошки - Catzenelnbogen.

    Началось тут Die auf einem Hügelsporn über der Töss errichtete Burg wird 1027 als Chuigeburg (= "Kühe-Burg")…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments